ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам следовало бы знать ответ на этот вопрос, — заметил он уклончиво. Пусть она пребывает в недоумении. Пусть слегка потопчется в потемках.

— Как я завидую вам! Вы встречались с таким человеком! Для обычного человека он просто замечателен!

— Я уже слышал это, — сказал Чэхил утомленным тоном. — Он просто удачливый и разумный человек. В нем нет ничего уникального. Он просто проявил недюжинные дарования в области коммерции.

«Сегодня ты что-то постоянно лжешь, психолог, а?» — подумал он про себя. Злясь на самого себя, он решил покончить с этой праздной болтовней и подойти к сути их встречи. Он полез в верхний карман и достал оттуда твердое изображение с информацией, полученной год назад на корабле ньюэлов, находившемся на орбите Ивенвейта.

— Скажите мне, — обратился он к ней, — за все время работы на Лу-Маклина приходилось ли вам видеть или встречать это существо или подобное ему?

Она быстро взглянула на изображение и уверенно заметила, возвращая его:

— Нет. Никогда. Любопытное существо. Откуда оно?

— Не знаю. — Он положил изображение в карман. Один из элов тут же с готовностью его зашил.

— Это важно?

— Не слишком, — заверил он ее. — Просто личный интерес.

Они побеседовали еще о всяких пустяках, затем Чэхил покинул Пурел Манц и вернулся на свою станцию.

Прошел еще год пребывания в чужом мире, еще один год тоски по родине.

Хотя Чэхил и не признавался себе в том, что Лу-Маклин стал для него своего рода навязчивой идеей, кошмаром его сновидений, он вновь начал изучать его историю, от первого легального появления до подъема на самый верх человеческого общества, до дня сегодняшнего его огромной империи.

Значительная часть материала, доступного его изучению, была безумно скучна. Может быть, историку-экономисту она и показалась бы увлекательной, но лично ему были совершенно неинтересны эти бесконечные столбцы цифр, списки слияния предприятий и покупок новых. Передвижение денег никоим образом не помогало ему хотя бы немного заглянуть в человеческий мозг.

Случайно он натолкнулся на некое отделение в информационной секции, посвященной истории компании, где хранились материалы, связанные с расширяющимися интересами Лу-Маклина в горнорудном деле. Он стал внимательнее следить за словами, двигающимися по экрану. Слова были написаны на человеческом языке, который Чэхил читал на мониторе, не уступая в скорости людям.

Один из исследовательских кораблей Лу-Маклина, «Пассинкинг», обнаружил крупные залежи кобальта и сопутствующих ему минералов в отдаленном мире на звезде, обозначенной как НР ВЦ-128. Пока команда корабля занималась составлением карты месторождения залежей, автоматическая контрольная станция на борту зафиксировала передачу из подпространства. Частота передачи была засечена.

Чэхил наклонился вперед и записал номер частоты. На этом запись закончилась.

У себя в комнате, вечером, он обработал запись на своем собственном компьютере. Переведенная на язык Уэла, запись приобрела вид, который он сразу же узнал: именно эту частоту использовал Лу-Маклин для своего таинственного разговора с неизвестным чужеземцем года два назад.

Это прорыв. Но и только, предостерег он себя. Итак, он завладел частотой передач, которые ведутся из подпространства. Вот и все. Частота и подозрение, сложенные вместе, не давали в результате открытия. Понадобятся дополнительные усилия, чтобы еще многое понять..

Прошли месяцы, пока его запросы в компьютер компании не дали разъяснения относительно этой частоты. Чтобы получить подробную информацию, необходимо было знать точную частоту.

Чэхил, испытывая большое волнение, заложил в компьютер необходимый код для извлечения информации. Ответ оказался точным: после обнаружения месторождения на звезде НР ВЦ-128 и ее изучения команда «Пассинкинга» установила контакт с новой разумной расой. Первоначально она была зафиксирована под названием «Класс 1». Никакой информации относительно количества заселенных миров, населения, общественно-экономических форм, никаких сведений, ничего…

В конце длинного файла, большая часть входов в который имели пометку «никакой информации», стояли цифры, обозначавшие координаты сигнала и оценочные координаты места, откуда этот сигнал исходил. Где-то ближе к центру Галактики, заметил Чэхил. Это было даже слишком просто по сравнению с тем, что он ожидал.

Единственная информация, которую смогли добыть офицеры и команда «Пассинкинга» — это название разумной расы. Они называли себя «тремованы». Последовали обзоры НР ВЦ-128-5, 286, иных звезд, которые обследовал корабль, продвигаясь все дальше к звезде НР ВЦ-1046.

Это была суммированная информация: координаты луча, координаты передатчика, фонетическое переложение названия расы и много скучной геологии.

Тремован! Чэхил вновь подумал о бронзово-чешуйчатом многокрасочном чужеземце, с которым беседовал Лу-Маклин. Принадлежал ли чужеземец к тремованам? Видимо, да. Но уверенности в этом не было. В рапорте «Пассинкинга» не было никаких указаний на то, что луч отличался какой-либо особой мощностью или интенсивностью. А может быть, офицеры орбитального корабля ньюэлов, вращаясь вокруг Ивенвейта, просто неверно вычислили его силу? И он зря провел два года в этом ужасном мире?

Он все тщательно проверил и не нашел нигде упоминания расы тремованов. Как он когда-то говорил командиру корабля, полным правом Лу-Маклина было сохранить сделанное открытие в тайне от других существ в коммерческих целях.

И все-таки… и все-таки, прошло много лет со времени того контакта «Пассинкинга». Почти двадцать. Слишком много, чтобы держать в секрете существование новой расы разумных существ. Какую особую коммерческую выгоду надеется Лу-Маклин из этого извлечь? Научная общественность, по крайней мере, должна была бы знать об этом секрете. Она имела все права получить ее.

Он вновь обратился к литературе. Тремованы могли и не существовать вовсе. Два года назад он видел, как Лу-Маклин беседовал, видимо, с одним из них. А как давно Лу-Маклин начал сотрудничать с Уэлом? Конечно же, не двадцать лет. Но он никогда не упоминал о своем контакте. Конечно, это было его частным делом, коммерческим секретом, который никак не мог повлиять на планы Семейств. Поэтому он им ничего и не говорил.

Но… двадцать лет молчания! Если, конечно, тремован и то чешуйчатое существо — одно и то же.

Ну, а если так — что все это значит? Мысли Чэхила смешались. О масштабах сотрудничества Лу-Маклина с ньюэлами даже не подозревает большинство соплеменников Райенза. Глубина его проникновения в дела ньюэлов известна лишь нескольким высокопоставленным руководителям Семейств.

Но разве не мог кто-то, подобный Лу-Маклину, разработать сложный, глубоко продуманный план, хранить в секрете свое общение с расой и тщательно скрывать это и от людей, и от ньюэлов? Или, еще хуже, может быть, эти тремованы уже известны узкому кругу правительства ОТМ? Может быть, что-то медленно и неотвратимо развивается, чтобы в конце концов нанести удар по планам Семейств?

«Чушь», — сказал сам себе Чэхил. Мысли его смешались окончательно. Однако он не может бросить все это, пока не разберется во всем до конца.

Что если он вдруг сообщит эту информацию Семействам, а его подозрения окажутся совершенно беспочвенными? Карьера его не будет, конечно, разрушена, но его профессиональная компетенция окажется под большим сомнением. Семейство «Си» очень доверяет Лу-Маклину и потребует конкретных доказательств. Что ответит им Чэхил? Не располагая фактами, он окажется в глупейшем положении.

Конечно, есть верный путь для разрешения всех проблем: он может попросить аудиенцию у Лу-Маклина и напрямую спросить его.

«Извините меня, Киис, но кто они эти таинственные тремованы? Что за дела у вас с ними вот уже двадцать лет? И как это все увязывается с вашей работой на Семейства?»

На эти вопросы он мог бы получить интересные ответы. Ведь в голове у человека есть лехл. Но за те годы, которые он наблюдает за Киис ван Лу-Маклином, Чэхил убедился, что человек способен на все. Он не верил, что можно помешать работе лехла, но уже и не питал безграничной уверенности в его эффективности.

48
{"b":"9082","o":1}