ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поддерживая таким образом стороны в состоянии нейтралитета, нарушавшегося лишь небольшими столкновениями, я постепенно достигал своей главной цели. Обе расы научились мирно уживаться друг с другом. Естественно они продолжали относиться друг к другу с опаской, но никаких разрушительных действий не предпринимали.

Даже не осознавая того, мы наблюдаем, как за последние двадцать лет старые, несгибаемые правители сошли с политической арены. Между людьми и Уэлом зародилось нечто, напоминающее доверие, но сейчас это доверие стало настолько сильным, что в Совете Операторов, в Сан-Паулу, сформированы объединенные вооруженные силы. Создана сеть, которая будет руководить объединенными силами ОТМ и Семейств против движущейся армады тремованов.

— Я надеюсь и молюсь, — продолжил Лу-Маклин после нового взрыва, который вновь размыл его изображение на экране, — что тремованы летят, чтобы заключить союз с одной из рас — людьми или ньюэлами. Однако, когда они столкнутся с объединенными силами, равными им по мощи, они сразу же повернут назад. Они продолжат распространение в других направлениях, ожидая более удобного случая для захвата еще одного сектора Галактики.

Но такого шанса им не представится. Столкнувшись с подобной угрозой, союз людей и ньюэлов лишь окрепнет. — Едва заметная улыбка на лице Лу-Маклина стала шире. — Заверяю вас, что различия между людьми и ньюэлами не столь велики, как их общие различия с тремованами и любыми иными разумными расами.

Он отошел в сторону. Экран за его спиной был частично разбит во время одного из залпов, но, тем не менее, он все еще функционировал и все еще изображал движущиеся корабли армады тремованов.

— Угроза еще существует. Я скрывал существование тремованов более двадцати лет. Я сдерживал их. Наконец, их нетерпение превысило осторожность. Но теперь их время упущено. В нашей же части Галактики восторжествовал разум, и нас отныне нелегко обмануть. К сожалению, — добавил он, — тремованы перехватили и расшифровывают послание, которое вы сейчас слышите. На таком близком расстоянии скрыть передачу, даже если она осуществляется с помощью плотного луча, весьма сложно. Они знают, кто именно и как их обманул. «Тарсис» — вовсе не обычное исследовательское судно, и я надеюсь, что в случае удачи и осторожного маневрирования мы сумеем…

Еще одна вспышка и грохот. Экран стал белым, а затем погас. Стояла такая тишина, что слышно было дыхание людей на другом конце зала.

Техник, сидевший в углублении и осуществлявший Центральный Контроль, произнес очень тихо, но даже в самых отдаленных уголках его голос был хорошо слышен:

— Передача прекратилась. Сигнал не возобновляется.

Офицер, к которому он обратился, кивнул. Медленно возобновлялась деятельность в только что созданном штабе. Офицеры — люди и ньюэлы — серьезно обсуждали схемы на высящихся экранах. Они выдавали данные о численности и составе их совместных сил.

Чэхил услышал, как подпосол пробормотала:

— Удивительный человек, даже для человеческой расы. Мне сказали, что его сделали почетным членом Семейства «Си». Да, на самом деле замечательный, не правда ли? — Она не услышала ответа, поэтому протянула щупальце и дотронулась до чувствительной точки на голове у Чэхила. — Вы согласны?

— Я думаю, что вы нашли подходящее слово, — ответил психолог нерешительно.

— Как же он всех нас обманул — и людей, и ньюэлов? — бормотала помощник посла не без восхищения. — Что это такое он говорил о плане отравления наших отпрысков?

— Фальшивый план, разработанный, чтобы обмануть разведывательные службы человечества, как он сказал. Он предлагал использование пищевых добавок.

— Спирали внутри спиралей, планы внутри других планов, — подпосол не отрывала один глаз от экрана. — Все те годы, когда мы думали, что он работает на нас, а люди полагали, что он работает на них, Лу-Маклин работал на благо обеих рас и рисковал своей жизнью. Он не позволил человеку подчинить Уэл, а Уэлу подчинить человека, но сделал так, что мы совладали со своим страхом в отношении друг друга, чтобы, объединившись, противостоять большей угрозе извне.

Психолог по-прежнему хранил молчание. Он потрясен потерей того, с кем был близко связан в течение долгого времени, сочувственно думала подпосол. Хотя он и подозревал Лу-Маклина в злом умысле, но не из одного же страха изучают так долго одного человека.

— Это объясняет также, — продолжила она, — почему имплантированный лехл не уничтожил своего хозяина. Лехл знал уже тогда, чего не знал никто — ни люди, ни ньюэлы, — что Лу-Маклин действует из лучших побуждений. — Голос ее преисполнен благоговения.

— Он и планы свои открыл нам таким образом, что, отдав свою жизнь, уже никого не оставил в сомнении. Я всегда буду сожалеть, что столь великое разумное существо не получило должную хвалу и почести за все те усилия, которые он предпринял ради нас. Как жаль, что я с ним никогда уже с ним не встречусь!

— Да, как жаль, — едва слышно вымолвил Чэхил, так, что подпосол даже не услышала его. Странно, но он подумал о супругах Оксфорд Свифт. Он надеялся, что с ними обошлись, как подобает, и они вернулись в свой дом на берегу реки. Что они должны думать о тех истерических обвинениях, которыми Чэхил Райенз наградил Лу-Маклина?

К нему скользил Посол Узла:

— Вы все слышали и все видели?

Оба сделали знак согласия.

— У меня есть еще новости. Это судно, «Тарсис», принадлежащее Солнечному Технологическому институту, покинуло Реставон несколько месяцев назад. Перед тем, как проникнуть в глубокий космос, они сделали краткую остановку на Ивенвейте. Думаю, нет нужды называть имя того, кого они там взяли на борт. Вот, почему, мы были не в состоянии обнаружить Лу-Маклина. Он находился на «Тарсисе». Он все запланировал с самого начала, и все это сработало так, как он и хотел. — Посол, поколебавшись, сделал жест огорчения сразу всеми щупальцами. — Все получилось, лишь его надежды на спасение не оправдались.

Мне жаль, что я не смог передать ему хотя бы благодарность от имени Семейств. Он не только помог нам спастись от алчных и хищных тремованов, но он сделал это таким образом, что сумел спасти нас от самих себя. Ненависть, существовавшая между людьми и ньюэлами, была в десять раз более опасна, чем любое вторжение.

Какой же добрый, милосердный и саможертвенный человек должен был быть этот Киис ван Лу-Маклин! — Он озабоченно поглядел на психолога. — Чэхил Райенз, вы совсем больны!

16

За передачей Лу-Маклина последовали беспокойные дни. Чэхил часы напролет бродил по огромным залам центра, восхищаясь, как умело здесь использовался металл, а не органические полимеры, которые употребили бы ньюэлы. Он наслаждался видами города, купался в роскоши апартаментов, отведенных для самых важных гостей с Уэла. Его постоянно видели в обществе посла Уэла, поэтому никто не интересовался, отчего он вдруг оказывался тут или там, никто не задавал ему вопросов о праве находиться в том или ином помещении.

Где-то внизу, под сотым этажом, находился огромный компьютерный зал, компьютерное сердце Объединенных Технологических Миров ОТМ, непререкаемый арбитр каждого внутриправительственного спора и судья любого принимаемого решения. В тесной связи с ним работали значительно меньшие, но значительно более многочисленные полуорганические компьютеры, которые помогали сложным сетям Семейств управлять мирами Уэла. Вместе они намечали стратегию и взвешивали решения.

Несмотря на признание Лу-Маклина, армада тремованов продолжала двигаться в направлении цивилизованных миров.

В тот день, когда оба флота должны были очутиться в непосредственной близости друг от друга, Чэхил Райенз находился в сводчатом зале, откуда осуществлялось командование. Скоро уже начнутся серьезные боевые действия. Корабли не будут видеть друг друга, даже с помощью мощных телескопов. Даже идя на скорости выше световой, корабли оставались на чрезвычайно далеком друг от друга расстоянии. Бой будет вестись под руководством физиков.

58
{"b":"9082","o":1}