ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Два самых отвратительных создания издали рев, от которого у менее храбрых людей кровь застыла бы в жилах, и неуклюже двинулись вперед. Симна ловко увернулся от размашистого удара, нанесенного гигантским разделочным ножом, а Хункапа могучим ударом сбил врага наземь. Алита черной молнией метнулся вперед и вцепился клыками в ближайшего монстра. Остальные попытались окружить кота, но для этого они были слишком неповоротливы.

Исполинский секач, подобно падающему ножу чудовищной гильотины, обрушился на Эхомбу. Отражая удар, пастух вскинул меч из небесного металла. Посыпались искры, раздался звонкий вибрирующий гул, эхом отозвавшийся в глубине улицы, и Симна, который видел, как столкнулись два клинка, на мгновение замер. Осколок размером с блюдечко отвалился от лезвия небесного меча.

Симна был в ужасе. Эхомба мог быть могучим магом или, на чем он постоянно настаивал, обыкновенным пастухом — сейчас для Симны это было не важно. В силу волшебного оружия он верил безоговорочно и слишком часто видел меч в действии, чтобы сомневаться в его сверхъестественном происхождении. С владельцем меча могло случиться все что угодно, но только не с самим мечом. Это было попросту невозможно!

Следующий удар, нанесенный разгневанным демоном, отбил от лезвия такой же кусок. Еще несколько ударов — и Эхомба останется безоружным. Симна не верил, что другой меч или копье Эхомбы помогут спасти положение. В силе клинка из кости акулы он сомневался — слишком далеко от океана! Последняя надежда на копье. Симна вспомнил слова Эхомбы, что производимое наконечником копья устрашающее воздействие очень кратковременно и поэтому может быть использовано только для того, чтобы выиграть время.

Пастух парировал еще один удар — и третий обломок волшебного лезвия упал на землю.

Исчадия ада еще яростнее бросились в атаку, но Хункапа крепко держал своего противника, да и Алита нанес сопернику заметный урон. Будь силы равны, смертные могли бы рассчитывать на победу, но враг слишком превосходил их численностью, да к тому же эти чудовища давно ходили в дружках у Смерти. Они были безжалостны, уверены в себе и не знали страха.

Симна был восхищен умением Эхомбы обращаться с мечом, одна беда: после каждого удара клинок становился все меньше и меньше. Но пастуха, как ни странно, это, казалось, не особенно беспокоило. Он сдерживал натиск трех самых крупных монстров, и их ножи то и дело взимали с небесного меча страшную дань. Симна уже хотел крикнуть другу, чтобы тот спрятал меч и воспользовался волшебным копьем… но в этот миг краем глаза уловил странную вспышку.

Это блеснул один из осколков небесного меча. Маленький кусочек волшебного металла вспыхнул ярким лазурным сиянием, которое Симне уже доводилось видеть. Потом лазурная искорка поднялась в воздух. Она засветилась еще ярче и, кажется, стала больше. Отбиваясь от наседающих врагов, Симна то и дело поглядывал на нее. Да, точно: осколок вырос и стал не меньше фута в длину.

Еще три осколка всплыли над грязной мостовой. Они тоже удлинились, засверкали ярче. Потом и слева возник слепящий кобальтовый свет. Горсть сияющих искр взлетела из-под лап Алиты — кот сразу отпрыгнул. Все осколки росли, разгорались и превращались в уменьшенные копии большого меча.

Внезапно Эхомба, крепко, обеими руками сжимая рукоять, сделал шаг назад, словно решил выйти из схватки, и поднял меч высоко над головой. Осколки небесного металла, словно привязанные невидимыми нитями, повторили этот маневр и зависли в воздухе. Поле битвы залил яркий пульсирующий темно-синий цвет.

Потом пастух резко взмахнул уже практически лишенной лезвия рукоятью, и тысячи маленьких мечей повторили удар с безупречным металлическим единодушием.

XVII

На площади взревел лазурный ураган, и сотни клинков полоснули омерзительных чудищ. Демоны сомкнули ряды и сделали попытку нанести ответный удар, но Эхомба резко опустил меч и их атака была отбита. Это был переломный момент: черное сердце, злобная сущность врагов, испарилось подобно горсти воды, пролитой на выжженную землю Скопэйна.

Нет, демоны не бросились в бегство. Отступление было им чуждо. Они продолжали сражаться, пытаясь любой ценой сразить четверых смертных. Только теперь каждый из них рубился с сотней мечей, а даже демон не может выстоять в такой ситуации.

Зато боевой дух смертных сразу окреп. Симна ибн Синд, вдохновленный чудом, даже забыл лишний раз съязвить по поводу отсутствия магии у Эхомбы. Он был слишком занят боем. Северянин увлеченно разил врагов, лишний раз доказывая, что в поединке один на один ни на Земле, ни где-то еще нет противника, способного противостоять ему.

Хункапа Аюб, оглушительно ревя, с нескрываемым удовольствием швырял демонов о стены, ломал им конечности, своей силой и неутомимостью вселяя ужас в противника. Алита без устали работал когтями и клыками; те монстры, которым довелось испытать удары молниеносного левгепа, старались к нему не приближаться.

Тем временем меч Эхомбы и сотни его маленьких копий успели нанести демонам немало тяжелых ран. Один из великанов хрипло дышал, зажимая бок; из раны безостановочно бил поток зеленой крови. Повсюду валялись отрубленные лапы и щупальца; некоторые из них еще продолжали сжимать оружие. Зеленая кровь потоками струилась в сточные канавы. Но, ослепшие и изуродованные, демоны все еще пытались противостоять таинственной магии, которая не имела сходства ни с каким известным им волшебством. И все же им пришлось отступить. Те, кто еще был способен двигаться, один за другим уползали в дом кровавой резни, прятались в переулках и в темных углах — но там их хватали когтистые лапы не ведающих сочувствия обитателей Скопэйна и, подрагивая от предвкушения, втаскивали в свои адские норы.

Наконец последние двое дьявольских мясников побросали оружие и скрылись в доме кровавой резни. Тяжелые двери захлопнулись за ними. Распалившийся Симна бросился за ними, горя желанием добить врага в его собственном логове, но Эхомба его удержал:

— Хватит. Не думаю, что до того, как мы покинем Скопэйн, нас отважатся потревожить.

— Клянусь Джиеротом, не посмеют! — откликнулся северянин и, тяжело дыша, погрозил мечом закрытым дверям. — Ну что, отбросы жареные?! Неплохо сработано для «ничтожных смертных», а?

Хункапа Аюб с любопытством осматривал отрубленные конечности демонов, Алита устроился на самом высоком каменном выступе, какой только смог отыскать, и принялся счищать с себя сгустки зеленой крови и остатки внутренностей.

Симна тоже расслабился; упоение боем прошло. И теперь на него навалилась усталость. Только Эхомба по-прежнему сжимал рукоять меча и зорко следил за лазоревым сиянием, озаряющим площадь. Неожиданно обломок лезвия, оставшийся у эфеса, загудел, задрожал. Пальцы Эхомбы побелели от напряжения, лицо окаменело.

Один за другим, все быстрее и быстрее, сотни осколков чудесного меча начали возвращаться назад. Серебристо-серые и голубоватые черточки с острыми как бритва краями устремились к эфесу. Завыл, заревел ветер, осколки закружились, подхваченные маленьким смерчем, — и через несколько мгновений меч в руках Эхомбы стал целым, как раньше. Лазоревое сияние угасло. Завывания ветра упали до шелеста и скоро стихли совсем.

Пастух молча убрал клинок в ножны, висящие у него за спиной. Как всегда, лицо его было спокойно, хотя бой дался ему нелегко. Пот тонкими струйками стекал по лицу и по груди, на рубашке расплывались темные пятна. Было заметно, что силы его на исходе.

— Хорошо бы чего-нибудь съесть, — проговорил он. — И отдохнуть.

— Здесь отдыхать — нет, — откликнулся Хункапа, который в эту минуту рассматривал обрубок щупальца такого же толстого, как его нога.

— Это точно, — согласился Эхомба. — Постараемся найти подходящее местечко сразу, как распрощаемся с этим поганым городом. Но сначала надо пополнить запасы воды, иначе ради чего же мы тут сражались?

Злые глаза и органы, не нуждающиеся в свете для того, чтобы различать окружающее, неотрывно следили за смертными, которые, миновав закрытые двери дома кровавой резни, вышли на площадь. Симна ибн Синд по-прежнему сжимал в руке меч и шел чуть сбоку от товарищей, прикрывая их от возможного нападения.

41
{"b":"9083","o":1}