ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эббот перезвонил, и повторял эту операцию несколько раз, но все время с одинаковым результатом.

Тогда он подошел к терминалу и запросил главное управление Финикса. В списке Поликартос не значился. Но это могло быть его имя, а не фамилия. В конце концов это мог быть его псевдоним. Но Эрик не имел возможности это выяснить.

На следующее утро ему не оставалось ничего другого, как выйти снова на работу. С Поликартосом связи не было. Все утро он размышлял, что ему делать дальше. Но идеи большим разнообразием не отличались. Эббот знал телефон Поликартоса. Также ему был известен адрес его офиса.

Ничего не поделаешь, Чарли придется есть свой ланч в одиночестве.

4

Офис Поликартоса находился на пятнадцатом этаже старинного, неопределенного вида строения, относящегося, вероятно, к середине двадцатого века, на Тридцать третьей улице. Эббот приказал робокэбу ждать своего возвращения. Машина просигналила о своей готовности, счетчик остановился. Эрик поспешил внутрь здания.

Он поднялся наверх на единственном лифте, без особых трудов нашел интересующий его офис и очень удивился, когда дверь, выслушав его имя, сообщила:

– Поликартос здесь, – и распахнулась, приглашая войти.

В первой комнате находились два кресла, кушетка, стопка журналов полугодовой давности и несколько пыльных искусственных растений. Пятнадцать минут, двадцать, полчаса прошли в ожидании, забрав без остатка тот час, что был отведен Эрику на ланч. Он встал и подошел к внутренней двери. Одностороннее стекло, скорее всего. Эббот подергал ручку. Заперто.

– Поликартос, вы знаете, что я здесь, а я знаю, что вы здесь. Ваша дверь меня впустила.

Может быть, у него в кабинете есть черный ход? Нет, вряд ли.

– Я хочу поговорить с вами. Всего одну минуту, Поликартос. Вы мне многое должны. Я не знаю, существует ли в вашей профессии кодекс чести, но думаю, что в добавок к выплате вы должны мне кое-что разъяснить.

Дверь оставалась запертой.

– Прекрасно. Сейчас я иду в полицию, а затем в Бюро Улучшенного Бизнеса. Я уверен, вы им подходите. – Он повернулся к двери спиной и направился к выходу.

Эрик не собирался разыгрывать из себя дурака перед полицией, но ожидаемого эффекта он добился.

Лицо Поликартоса появилось за приотворенной дверью. Эрик с удивлением обнаружил, что этот человек был всего лишь около пяти футов ростом, но зато отлично сложен.

– О'кей, Эббот, только говорите потише. На этом этаже кроме меня работает множество людей, и я дорожу своей репутацией в их глазах. Если вы и дальше собираетесь мне надоедать…

– А я могу быть очень настойчивым.

– …тогда лучше входите.

Внутренний офис Поликартоса был неожиданно аккуратен и чист. В углу стоял архивный стеллаж, кроме него в кабинете имелись два раздельных компьютерных терминала, пластиковый стол, который Эрик видел по телефону, и все та же вездесущая искусственная растительность. Окно выходило на двухэтажный магазин скобяных изделий и на склад пиломатериалов. Жалобный визг пил постоянно слышался сквозь шум движения.

Поликартос шлепнулся в кресло и умоляюще протянул руки.

– Чего вы от меня хотите, Эббот? – уважительное «мистер» было опущено.

– Информацию, за которую я вам заплатил, – твердо сказал Эрик. – Или вы будете утверждать, что ничего не выяснили? Это с вашим-то двадцатилетним опытом вы не смогли выследить машину по данному вам лицензионному номеру?

Глаза Поликартоса остановились на уровне живота Эрика, затем поднялись вверх.

– Слышали ли вы то, что я сказал вам прошлой ночью, Эббот? Я посоветовал вам бросить заниматься этим делом.

– Вы были похожи на героя плохой пьесы, Поликартос. А я не поклонник плохих пьес.

– Это не пьеса, плохая или хорошая, Эббот. Это реальная жизнь. – Он вздохнул. – Наивный романтик!

– Я не нуждаюсь в вашей опеке, Поликартос.

– О'кей, мудрый мальчик. Тогда я прочту вам лекцию. – Он встал и оперся руками о стол. Сыщик пытался выглядеть зловещим, но ею нервозность уничтожала весь эффект.

– Забудьте об этом, умоляю вас. Вам нечего делать рядом с этой женщиной.

Эрик ощутил волнение.

– Значит, вы что-то раскопали! Скажите мне. Я заплачу вам. Я заплачу вам вдвойне.

Поликартос медленно сел и покачал головой.

– Ну почему вы, молодые, так глупы и упрямы!

– Да я упрям, но не глуп, – ответил Эрик.

– Вы убеждаете меня в обратном, – сыщик помедлил секунду, прежде чем повернуться к левому терминалу.

– О'кей, дайте мне вашу кредитную карточку. – Эрик немедленно протянул ему то, что он просил. Поликартос вставил ее в принимающее отверстие и включил экран, позаботившись о том, чтобы цифры, появившиеся на экране, были достаточно крупны и Эрик мог их различить. Сумма заставила Эббота побледнеть, но он ничего не сказал.

После того как операция с деньгами была закончена, Поликартос подождал еще некоторое время, затем опять покачал головой и вернул карточку своему клиенту.

– А для чего вам все-таки надо это знать, молодой человек?

– Это мое личное дело. Вы ведь рекламируете себя как «частного» сыщика.

– Да. Только не умничайте здесь, пожалуйста. Вы уже и так достаточно меня разозлили.

Он повернулся на вращающемся кресле и включил другой терминал. На этот раз экран был скрыт от глаз Эрика, хотя он очень хотел посмотреть на него. Тем не менее Эббот оставался на своем месте, поскольку не сомневался, что сейчас любое резкое, неожиданное движение может побудить Поликартоса снова все забыть. Он сдерживал свое любопытство и ждал.

Поликартос заговорил, не глядя на него, сосредоточившись на экране.

– Знаете, что я думаю? Я думаю, что, быть может, вы слишком глупы или слишком наивны, чтобы пострадать от этого. Поэтому сообщу вам добытые сведения. Вы, значит, хотите что-нибудь разузнать о женщине в той машине? – Он кивнул вместо ответа на этот риторический вопрос. – Я знаю, кто она. Она не отсюда.

– А откуда? – настаивал Эрик.

– Упрямец, – пробормотал Поликартос. – Упрямец и глупец. Нуэво-Йорк, дальний Восток.

– Это не так уж необычно.

– Конечно. Необычность тут ни к чему. Кроме того, вы заплатили мне за обычную информацию.

Эрик пропустил колкость мимо ушей.

– Кто она, чем занимается… Она замужем?

– Ее зовут Лайза Тембор. Она модель, или же была ею. Тут я не очень уверен. Но не это является ее занятием сейчас.

– Но тогда что же? Чем она занимается?

Поликартос ухмыльнулся.

– У ее занятия множество названий, мой недалекий друг. Некоторые назвали бы ее профессиональным компаньоном, некоторые партнершей, некоторые частной собственностью некоего частного лица или лиц, которые заботятся о невмешательстве в свои дела и не позволяют совать туда нос всяким чужакам.

А кому или чему точно она принадлежит, я узнать не смог. У меня сложилось впечатление, что копать дальше небезопасно. Может быть, это правительство, может, промышленность, может, мафия. Нити часто обрываются.

– Я думаю, их трудно перепутать.

Поликартос разочарованно покачал головой.

– Вы, действительно, так наивны?

– Просветите меня в таком случае.

– Не в этот раз.

– Я заплатил вам достаточно.

– От чего я, кажется, должен был отказаться. Деньги – это моя слабая сторона. Я не должен был даже пускать вас в этот офис, я не должен был говорить вам того, что я уже сказал. И я вам больше ничего не скажу. Больше мне просто нечего сказать. Идите и зовите полицию, если чувствуете себя обманутым.

– Не понимаю, – уныло пробормотал Эрик. – Моя просьба не кажется мне слишком сложной. Я думаю, что вы сделали минимум требуемого, успокоили свою совесть и теперь выгоняете меня.

– Если уж на то пошло, то я сделал гораздо больше, чем требовалось, Эббот. Но я вижу, мне не удастся вас переубедить.

Сыщик замолк, в раздумье глядя на черный терминал. Когда он заговорил снова, в его голосе послышалась мягкость и даже какая-то отеческая теплота.

12
{"b":"9086","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я продаюсь. Ты меня купил
Как любят некроманты
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Сюрприз под медным тазом
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…