ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он тихо прикрыл за собой дверь. «Ей нравится смотреть на реку, – сказал себе Эббот. – Надо нам будет поселиться где-нибудь с видом на реку».

Прежде, чем Эрик успел что-либо сказать, Лайза ощутила, что он здесь, и медленно обернулась. Не веря себе, она прикрыла рот рукой, и немыслимые глаза ее еще больше расширились.

– Эрик, – шепнула девушка. – Эрик…

– Здравствуй, Лайза.

Он подошел к кушетке, настороженно поглядывая налево и направо. Вот наконец они наедине.

– Но ведь тебя здесь не может быть, – и тут же совершенно иным тоном, – они сказали мне, чтобы я забила о тебе, что я тебя никогда больше не увижу.

– Они иногда ошибаются, – пробормотал Эббот. – В очередной раз удивляюсь, кто же это те самые «они»?

Тело его двигалось как будто по собственной воле, и самым естественным казалось обойти вокруг кушетки и сжать Лайзу в своих объятьях. Жадная готовность, с которой девушка прижалась к нему развеяла последние из закравшихся сомнений. Все мучения и боль последней недели, все допросы, стычки, поиски, все это было начисто смыто слезами. Ее слезами у него на плече.

– И все-таки я не понимаю, – кончиком пальца он нежно отер ее слезу, – в Нуэво-Йорке Тархун велит тебе убираться в свою комнату, и ты подчиняешься, будто автомат. Даже не выйдешь взглянуть, что со мной случилось.

Лайза снова повернулась к реке.

– Я не хотела видеть, потому что знала, что с тобой случится.

– Но вот так просто уйти, не попрощавшись. Почему?

– Потому что иначе я не могла, – просто ответила она ему. – Тархун – один из моих боссов. Мне приходится его слушаться.

– Отныне – нет. Больше – никогда.

Девушка с грустью покачала головой.

– Тебе просто такое говорить, Эрик, – в ее голосе прозвучала злость, скорее на себя, чем на него. – Ведь ты по-прежнему ничего не знаешь.

– Но ты все еще любишь меня?

– Какой глупый вопрос. Конечно, я люблю тебя. Так не должно быть, и я не знаю, откуда это, но люблю.

– А для меня все просто. Я люблю тебя, потому что так должно быть. Вот и все.

Она посмотрела мимо него по направлению к двери.

– Как ты нашел меня здесь?

Эрик был слишком измучен и не смог удержаться от бахвальства.

– Ну это вовсе не трудно. Прилетел на самолете. Отдохнул чудесненько на казенной койке, проделал несколько физических упражнений, и вот я здесь.

«Какой смысл вдаваться в подробности, если она все равно в это не поверит», – подумал он.

– А теперь ты уйдешь отсюда, уйдешь от Тархуна, от других твоих боссов, отправишься со мной.

– Куда?

– В Финикс, конечно. Мы поженимся.

– А потом, Эрик?

– Обустроимся, обзаведемся детьми.

– Детьми? – слово это прозвучало очень странно из ее уст, будто это нечто такое, о чем она никогда не задумывалась. – Да, я полагаю, что при определенных условиях, такое возможно.

«Очень странная формулировка», – подумал Эббот. Но тут же ринулся дальше.

– Все это на самом деле возможно.

– Конечно, почему же нет, – сухо сказала Лайза. – Я устроюсь на чудесную работу по соседству с твоей. Мы будем жить долго и счастливо. У нас получится классическая пригородная семья.

– А почему бы и нет, сама подумай, – сказал он ей. – Ведь очень часто самые простые решения отнюдь не самые худшие. Особенно если все вокруг, судя по всему, посходили с ума. Что касается Тархуна и всех этих его боссов, то я уже придумал, как мы от них избавимся. Мы прямиком отправимся в крупнейший лондонский пресс-центр и выложим телевизионщикам все, как есть.

А когда о твоей истории узнают несколько миллионов людей, черта с два люди Тархуна осмелится выкрадывать тебя и переправлять в другую страну, а меня упрятывать неизвестно куда, чтобы я и словом не обмолвился.

От этой мысли Лайза немного повеселела.

– Весьма здраво и вполне возможно. Я почему-то об этом никогда не задумывалась, – и видеть, как она освобождается из пут апатии, как бабочка из кокона, было подобно чуду. – Еще и не такие штуки проходили, – добавила девушка.

– Только не со мной, – раздался голос позади.

Эрик обернулся и застыл.

Загораживая проход, в дверях стоял Тархун.

15

Опять Тархун. Когда-нибудь они избавятся от него? Или Эрику навеки отведена роль Валджаана при Тархуне? Ведь это несправедливо, черт возьми, просто несправедливо.

– Ну уж нет. На этот раз ты нас не разлучишь.

– Извини, Эббот, вынужден. Работа такая, понимаешь. – Эрик заметил позади Тархуна группу людей в защитных масках. Такая же маска висела и на шее их предводителя. – Теперь мы не позволим себе роскоши дать тебе очнуться. Один раз кто-то ошибся, но мои люди этой ошибки не повторят.

Не успел он договорить, как Эрик увидел полетевшие из-за спины Тархуна ампулы. Ударяясь о пол и мебель, они разбивались, и находящаяся внутри жидкость моментально с шипением испарялась. Тархун уже нацепил противогаз. Одновременно в комнату ворвались люди и нацелили свое оружие, отнюдь не электрошоковое, как подметил Эрик, на одну единственную цель.

Никаких нежностей, никаких шансов. На него были нацелены самые обыкновенные огнестрельные автоматы. Он понял, что они намерены убить его, невзирая на то, что это нанесет непоправимый урон психике Лайзы. Эббот понял это не только по тому, какое оружие на него нацелили, но и по выражению глаз мужчин и женщин, окруживших его. Он понял по тому, как закричала Лайза рядом с ним.

Рука ее была по-прежнему зажата в его руке, и он почувствовал, как его пальцы непроизвольно сжимаются. Когда грянули очереди, девушка закричала снова.

Странно, но ему показалось, будто он снова услышал также и крик Тархуна.

А потом стало темно, тепло и тихо.

«Так вот она какая, смерть, – подумал Эрик. – Она и в самом деле безболезненная, мирная. В точности, как говорят священники. Даже хор ангелов раздается вдали. Действительно, а как же иначе?»

Он никогда не считал себя особенно религиозным человеком, но, услышав хор ангелов, почти не удивился. Жизнь была полна сюрпризов, а теперь вот, и смерть.

Что-то теплое и податливое прижалось к нему. Он мгновенно узнал Лайзу. Значит их убили вместе. Наконец они вместе. Победил-таки Тархун. Хотя Эрик сильно сомневался, что убийство Лайзы входило в его намерения. Мысль о том, что негодяй опростоволосился, погрела его даже после смерти.

Потом стало сухо, прохладно. В воздухе запахло плесенью. Это поразило Эббота нелогичностью. Странно, что ему так крепко удается прижимать Лайзу к себе. Темнота, голоса ангелов, все это сливалось в гармоничный образ, все это можно было предполагать. Но вознесение на небеса никак не увязывалось с сухостью и запахом плесени.

Отпустив Лайзу, он убедился, что стоит на ногах и вполне может ходить. Кроме того, Эрик осознал, что дышит. Это также показалось ему неправильным. Ведь, когда умираешь, отпадает нужда во всем бренном, в частности, в необходимости дышать.

Он сделал пару шагов вперед и наткнулся на что-то твердое. Это был холодный необработанный камень.

Нет, слишком многое не увязывается.

– Эрик, что с нами случилось?

– Я… Я не знаю. Мы попали куда-то еще. Я подумал, что нас убили люди Тархуна…

– И я тоже. Но только я почему-то не чувствую, что умерла.

– Двусмысленное высказывание, – пробормотал он.

Постепенно глаза привыкли к темноте. И стал свет, только не свыше, а справа. Свет был слабый, чуть желтоватый и совсем не божественный.

– По-моему, Лайза мы все-таки не в Ньюлин Билдинге. Но и на Канзас тоже не похоже. – Эббот засмеялся, но смех отозвался таким зловещим эком, что он тут же умолк. – А ты слышишь, ангелы поют?

– Слышу какое-то пение. Ты тоже?

Эрик кивнул, совершенно забыв, что девушка не может этого увидеть. Они пошли по направлению к свету.

Постепенно глаза их все больше привыкали к темноте. Свет, по направлению к которому они шли, тоже постепенно усиливался, и Эрик увидел, что они находятся под низким изогнутым сводом какого-то зала. Стены и потолок были сложены из неотесанных каменных блоков. На многих из них красовались выдолбленные надписи, некоторые были расписаны или как-то иначе украшены.

50
{"b":"9086","o":1}