ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно ему показалось, что он понял, почему у главного полицейского такой странный взгляд. Его глаза выражали самый обыкновенный неприкрытый страх. Майор просто находился в состоянии ужаса. Бегло окинув остальных, Эрик понял, что в большей или меньшей степени перепуганы все сотрудники службы безопасности. Оружие у них в руках не дрожит, но в душе все они трясутся от страха.

Но почему? Конечно, за последнее время он явил миру потрясающие примеры того, на что способен. Но ведь сейчас они его загнали в угол, и вид у них должен быть победный, а не перепуганный.

– Нет, вы не робот, Эрик Эббот, и не андроид, и не артисон. Об этом меня уведомили, хотя, как я уже говорил, я не ко всей информации имею доступ. Те сведения, о которых я говорю, поступили сюда, на станцию, непосредственно от Коллигатара. – Майор заколебался, и Эрик заметил, что палец его подрагивает на спусковом крючке пистолета.

«Он хочет убить меня», – с удивлением понял Эббот. Ему приказано доставить меня для допроса, но сам он предпочел бы убить меня прямо здесь. И тут Эрику показалось, что помимо страха на лице майора написано что-то еще. Неужели отвращение? Он потребовал уточнения.

– То, что вы сказали оставляет только одну возможность относительно того, кто я такой. Если я не артисон, не андроид, не робот, значит я – человек, с которым поступили несправедливо.

– Эрик Эббот, Коллигатар говорит, что вы созданы сайраксами.

17

«Очень расплывчато, – ошеломленно подумал Эрик. – Чтобы понять, кто из нас сошел с ума, формулировка должна быть четче. А так ничего не ясно».

Лайза смотрела на него. В глазах ее читалась полная растерянность. Она по-прежнему крепко сжимала его руку. Слова принадлежали не майору. Обвинение слетело с уст человека помоложе, стоящего позади майора. Эрик обратил внимание, что на нем белая униформа ученого, а не черная сотрудника службы безопасности.

– Эббот, меня зовут Жоао ди Убираба. Я из исследовательского подразделения станции Ворота. Я биоинженер, а вы, насколько я понимаю, инженер-разработчик, имеющий дело в первую очередь с микропроцессорами.

Эрик устало кивнул. А стоящая рядом Лайза слушала и смотрела во все свои огромные голубые глаза.

– Следовательно, у нас с вами примерно один образовательный уровень, и мы вполне сможем объясниться, – он покосился на полицейского. – Не обижайтесь, майор Орема.

– Считайте, что меня здесь нет, – пробормотал тот.

– Я связался с Коллигатаром на Земле… – начал Убираба.

Эрик его прервал.

– Но это же бред какой-то, я ничего не знаю ни о каких сайраксах. Какой я к черту агент Сайракса? Что это вообще за идиотизм?

– Тут все дело не в идиотизме, а в инженерии. Вы сами-то себе верите? Я вам говорю, что вы – разработка, что вас построили, в точности так же, как эти Ворота, как этот город на орбите, как эту женщину рядом с вами – он кивнул в сторону Лайзы. – Хотя она и другой природы.

– Послушайте, я знаю, что я совершил несколько необычных вещей, – Эббот чуть было не сказал нечеловеческих, но в последний момент успел отказаться от этого слова. – Но ведь это не доказывает того, что вы сказали.

– В этом вы совершенно правы. Но если сопоставить несколько на первый взгляд никак не связанных фактов, то вырисовывается более общая картина, позволяющая сделать определенные выводы. Это как если составить вместе детали головоломки. Будучи инженером-разработчиком, вы должны это понимать не хуже меня.

– Но я ведь родился в Чандлере, штат Аризона в Северной Америке в…

Убираба поднял руку.

– Вот уж избавьте, уж что-что, а имплантировать воспоминания во всех красках и подробностях на Сайраксе умеют не хуже всего остального. Техника у них на высшем уровне, жаль только что своими секретами они ни с кем не делятся. Мне вкратце поведали о ваших, как вы сказали, необычных делах, Эрик. И они весьма впечатляют. Вы продемонстрировали весьма примечательные способности. Но как вы справедливо заметили, проявление крайней физической силы само по себе еще не является доказательством вашего внеземного происхождения. Однако никакой андроид, никакой артисон не смогли сделать то, что сделали вы, даже если бы его и разрабатывали как образец физической силы.

Дело в том, – продолжил Убираба, – что в Нуэво-Йорке, дома у мисс Тембор, когда вы устроили там рукоприкладство, помимо того, что вы пролили кровь других людей, вы оставили нам на память и немного своей. И, как и все остальное, оставшееся на месте погрома, она подверглась тщательнейшему изучению, в надежде почерпнуть что-нибудь о вас. У вас очень хорошая кровь, только она не естественная.

Эрик молча слушал, а внутри у него тем временем все кричало: «Хватай Лайзу и беги к Воротам. Прочь от этих сумасшедших, с их убедительным бредом. Пока он не захлестнул нас обоих».

Но он не мог бежать. Его слишком захватила причудливая теория этого человека. Слишком силен в нем оказался инженер. Он стоял, заинтригованный возможностью объяснения необъяснимого. А что, собственно, если позволить себе абстрагироваться умом, непредвзято взглянуть со стороны, то слова Убираба оказались не лишенными своеобразного абстрактного смысла.

– В придачу к физическим возможностям, Эрик, вас наделили значительным, если не сказать невероятным независимым умом. Вот вы им и воспользуйтесь, поразмыслите над тем, что я сказал. А каким по вашему разумению способом вам удавался один невероятный побег за другим? В Нуэво-Йорке вы одолели целый батальон натренированных профессионалов, – люди Оремы беспокойно зашевелились. – В окрестностях Большого Лондона вы бежали из тюремного госпиталя, проломив бетонную стену. При этом вы были так накачаны лекарствами, что на дюжину тяжелоатлетов бы хватило. А на закуску остается ваше необъяснимое исчезновение из закрытого помещения в здании на берегу Темзы, что в Лондоне. На расстоянии двух метров от вас было шесть надежных свидетелей, которые в один голос утверждают, что вы просто растворились вместе с ней, в тот момент, когда по вам открыли огонь. Куда вы исчезли, Эрик? Как вы исчезли?

«Итак, он сконструирован. Творение Сайракса. И кровь у него хорошая, только не естественная. Совершенно определенно не естественная. И вовсе это не они сошли с ума, – подумал Эрик. – Я сошел. Либо я, либо весь остальной мир».

Посмотрев налево, он встретился взглядом с Лайзой, и сразу понял, что и она не может поверить в услышанное. Но самое главное, он увидел то, что хотел увидеть. То, что ему просто необходимо было увидеть. В ее глазах, на ее лице была по-прежнему написана любовь. Человек ли, андроид, артисон, вообще неизвестно что инопланетное, ей это было не важно. Кем бы ни оказался Эрик Эббот, Лайза Тембор любила его.

Катакомбы собора Святого Павла… Как же они там оказались? Восприняли спасение безо всяких вопросов, поскольку просто не имели времени на анализ. А раньше? Что было раньше, еще тогда, когда он жил нормальной и, казалось, приятной жизнью? Вечер в Финиксе, ресторан, появление сайракса. С каким безразличием и небрежностью осматривал тот посетителей и бар. Поведение его казалось совершенно естественным. Так зачем все-таки появился там этот сайракс? Понаблюдать за тем, как принято отдыхать у людей, или чтобы провести какую-то последнюю проверку. Проверку чего? Своей машины? И сразу вслед за этим события пришли в необратимое движение. Случайность? Совпадение? А может, просто-напросто проснулась спавшая в нем до этого времени программа?

Телепортация. Сайраксы могут телепортироваться на небольшие расстояния, скажем с берегов Темзы в собор Святого Павла. Защитная реакция, запущенная инстинктивно той частью его "я", которая не совсем естественна. Так сколько в Эрике Эбботе от человека, а сколько от чего-то еще?

– У вас с артисоном номер четыре из серии Тембор, взаимная любовь, не правда ли? – ласково говорил далекий голос Убирабы. – По крайней мере, мне так говорили.

Эрик уставился на него. Ничего больше не существовало в комнате. Ни колонистов, ни подразделения службы безопасности с оружием, ни арены, ничего, неясно присутствовали только Лайза, он и Убираба. Остальные попросту прекратили свое существование, поскольку только Убираба знал ответ. Эрику он был необходим до боли.

58
{"b":"9086","o":1}