ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
До встречи с тобой
Новые правила деловой переписки
Правило 5 секунд. Как успевать все и не нервничать
Квази
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Человек-Муравей. Настоящий враг
Блюз перерождений
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни

Гневно сжав зубы, он потряс кулаком.

– Это мы положили конец Назначению! Мы добились победы! А теперь от нас ждут, чтобы мы кротко вручили ее другим и без протеста отковыляли в забвение!

Поднялся задумчивый подполковник Стумбо. Он был знаком с Левоном дольше всех, дольше даже, чем Хайем.

– Я так понимаю, что ты что-то задумал, Николас. Военную диктатуру?

Его нахальный вопрос был встречен несколькими нервными смешками.

Левон снова заулыбался.

– У тебя всегда был вкус к мелодраме, Рашиди. Даже в бою. – Подполковник невесело улыбнулся. – Нет, у меня нет подобных планов. Несмотря на мой небольшой рост, я не мечу в Наполеоны или Мак-Артуры. – Теперь уже смех звучал решительнее. – У меня нет желания править империей – военной или какой-то иной. Я только хочу добиться, чтобы после всего, что мы сделали для народов Узора, человечество получило бы достойную награду.

Аль-Хайким увидел, что теперь они все поддерживали генерала. По крайней мере, большинство. Конечно, женщин и мужчин, которые сидели здесь сейчас, с самого начала тщательно отобрали, надо полагать потому, что Левон или кто-то другой решил, что они готовы принять его слова. Интересно, что сделал он, Аль-Хайким, чтобы попасть сюда. Сначала объяснение, потом атака, потом отрицание. Очень эффективный метод, который Левон убедительно применял.

– Больше тысячи лет Узор был эффективной организацией, – говорил тем временем Левон. – Лично я не люблю хаоса. Я считаю, что Узор надо сохранить. Если будет необходимо, то вопреки его собственному желанию. Это не несбыточное желание. Я считаю, что это можно сделать, и, по-моему, мы можем помочь это сделать. Я также считаю, что мы должны получить справедливое место в той структуре, которая в результате возникнет. Не только мы, но и Мазвек, и Т’ретури, и все остальные, которые были союзниками Амплитура. Черт возьми, если несчастные полудурки-лепары заслуживают полного членства, почему не мы?

На этот раз одобрительный хор нельзя было назвать сдержанным. Левон удовлетворенно кивнул.

– Как все это будет осуществлено, генерал? – спросил кто-то.

Левон посмотрел на спрашивавшую:

– Я всего лишь простой солдат. Я начал с работы над полевыми укреплениями и боезапасом и продвинулся по званиям, но не по утонченности. Я, к дьяволу, не философ. Я могу отдавать приказания, но на нововведения не способен.

– Есть под рукой подходящий с’ван? – пошутил кто-то. Раздались редкие смешки.

– Нет. Не думаю, чтобы с’ваны с одобрением отнеслись к каким-либо попыткам сохранить Узор нашими методами. Но здесь присутствует некто, мой гость, представляющий школу мысли, которая не уступает с’ванам в том, что касается осуществления прогнозов. Несмотря на вашу первоначальную реакцию и ваши личные мысли, я был бы благодарен, если бы вы выслушали его с полным вниманием. – Тут он пожал плечами. – Потом каждый может сам решать, что думает по этому поводу.

Он повернулся направо. Люди с любопытством подались вперед, глядя, как открывается дверь в следующий зал. Хотя Аль-Хайким не сразу увидел входящего, до него явственно донеслись изумленные восклицания тех, кто видел. Потом, когда гость Левона попал в его поле зрения, он увидел и сам. Гость прошел в глубь комнаты.

Вернее, проковылял вразвалочку.

Существо повернулось лицом к ним и остановилось, официально подвернув щупальца к сторонам лица, а его узкие золотые глаза свободно поворачивались в разные стороны на концах коротких стебельков, рассматривая аудиторию, полную былых врагов. Серебряные пятна расцветали и сжимались на оранжевой коже: хромофоры реагировали на сменяющиеся эмоции. Сумки-контейнеры были подвешены прямо за глазными стеблями, куда легко могли дотянуться гибкие щупальца. Необычной конструкции транслятор висел под глубоко утопленным ртом. На амплитуре не было ничего, что можно было бы определить как одежду.

Поскольку здесь не было ничего подходящего, чтобы он мог сесть или облокотиться, он остался стоять. При виде этого существа трудно было понять, как четыре коротенькие ножки выдерживают его большое рыхлое тело. Те, кто кое-что знал о старом неприятеле, понимали, что он чувствовал бы себя лучше в мелком бассейне с морской водой. Когда существо заговорило, воспитанные целой жизнью привычки заставили многих из присутствующих насторожиться, несмотря на то, что они знали: оно не может воздействовать на их разум так, как на другие расы Узора. Однако факты не могли уничтожить старинных страхов. Роговые пластинки рта издали скрежещущие, чавкающие звуки, которые транслятор попытался перевести на более или менее понятную гуму.

– Высказываю всем приветствия и пожелания здоровья. Я – Творящий-Ищущий, который благодарен за возможность быть сегодня в вашем обществе. Вы извините меня, если мне придется неожиданно уйти. Я нахожу здешнюю атмосферу слишком сухой и холодной. Это я временно стерплю ради радости общения.

– Мы могли бы усилить отопление, – предложил кто-то. – И попробовать раздобыть лейку.

Те, кто сидел рядом с говорившим, рассмеялись.

– Человеческий юмор, – без всяких эмоций заметил амплитур. – Черта, которую мы до конца не понимаем. Иногда нам кажется, что нам чего-то недостает.

Аль-Хайким потер усы – привычка при волнении. Это был, по сути, их старинный враг, и он обращался к ним так непринужденно, как комик к ребятишкам. Как Левон ни пытался их успокоить, Аль-Хайким поймал себя на том, что обдумывает методы побега и нападения. Он постарался заставить себя расслабиться, твердо сказав себе, что угрозы здесь нет. Но только часть его существа смогла с этим согласиться. Какого черта это существо оказалось на Даккаре, да еще в качестве гостя самого генерала Левина?

Постепенно опасения сменились любопытством. Это было неизбежно.

Большинство из присутствующих впервые оказались лицом к лицу с амплитуром. Желание слушать и узнавать оказалось непреодолимым. Аль-Хайкиму оно было свойственно не меньше, чем остальным здесь сидящим. Он сказал себе, что амплитур не сможет испоганить его, Аль-Хайкима, мозги, потому что он – человек. Существо не вооружено, оно скрежещет дружелюбные слова, и Левон, несомненно, тщательно его проверил, прежде чем пустить к себе в дом – и вообще на Даккар. В отсутствие криголита или мазвека, или еще какого-нибудь вооруженного сопровождающего, которым можно было бы манипулировать, оно практически беспомощно. Несмотря на это и на то, что война закончилась уже много лет назад, не все из присутствующих готовы были отнестись к происходящему с таким же пониманием. Нескрываемый гнев заставил подняться одного из офицеров.

– Что это создание здесь делает, генерал? Если мне захочется увидеть биологические курьезы, я схожу в зоопарк. Какое оно имеет отношение к нам? Левон не возмутился тоном говорящего.

– Может, и никакого. Единственное, что вам сейчас следует знать, это что Творящий-Ищущий – мой гость. Мы общались, обменивались идеями и мыслями довольно долгое время. – Чуть прищурив глаза, он обвел взглядом присутствующих. – До сегодняшнего дня наши отношения были абсолютно частными. Я бы хотел попросить, чтобы сведения об этой встрече не вышли за пределы этой комнаты.

Левон говорил вежливо, но настойчиво.

– Сравнительно недавно я достиг такого момента, когда почувствовал, что наш диалог заслуживает более широкой аудитории. Интересно будет посмотреть, согласитесь ли вы со мной. Кое-что вы от меня уже слышали.

Еще один подполковник нерешительно проговорил:

– Генерал, мы говорим здесь о какого-то рода союзе между нами и Амплитуром?

– Ну, и как, по вашему, отнесутся к этому известию? – сказал Левон. – Другие члены Узора этот не потерпят… Не то чтобы они могли что-нибудь поделать, – угрожающе прибавил он. – Творящий-Ищущий и его братья просто ищут точки соприкосновения с прежними противниками, чтобы мы могли лучше понимать друг друга и мирно сосуществовать. В мы нет ничего неестественною.

Развернув щупальца и жестикулируя ими, амплитур снова обратился к ним:

56
{"b":"9087","o":1}