ЛитМир - Электронная Библиотека

Лепары слушали тихо, не говоря ни слова, не выказывая никаких чувств.

– Если я умру, то не пошлю в заданное время в эти Миры особые сообщения, и схемы, которые я заложила, будут активированы. В результате бусины будут направлены ряду неподкупных организаций, известных независимым распространением информации. Секреты лепаров и Ядра станут известны всем.

Лепар у двери поинтересовался:

– А что будет, если вы умрете случайно? Если вас собьет вышедшая из-под контроля машина или вы скончаетесь от естественных причин?

– Рано или поздно я пошлю указание остановить этот процесс. Это, кстати, сотрет также память бус-хранилищ. У меня крепкое здоровье, – она посмотрела на лепара у двери самым не похожим на вейса манером, – и надеюсь, что таким оно и останется. А пока представителям и Ядра, и Лепара следует очень хорошо позаботиться, чтобы я не попала ни в какие непредвиденные несчастные случаи.

– Вы хотите, чтобы мы ничего не делали, совершенно никак не реагировали?

– У вас нет выбора.

– Нам это радости не доставляет, – прокомментировал происходящее второй лепар, – но должен выразить свое восхищение. Вы плюете на один из видов и часть второго.

– Я делаю это не потому, что так уж очарована жизнью, – ответила Лалелеланг. – Я прожила достаточно долго, чтобы получить отвращение к большей части того, что видела. Но сейчас дела обстоят лучше, чем когда я родилась. И если все поймут, что надо следить за действиями Амплитура, то как ни склонна природа людей к регрессу, они станут еще лучше. Еще раз повторяю, что мне все это не нравится. Я по натуре исследователь-одиночка, – она указала на женщину. – Народ Пайлы хочет того же, что и вы. Думаю, лепарам будет полезно иметь среди людей группу, которой они могли бы доверить. Думаю, что вы могли бы помочь друг другу, работать вместе. В любом случае теперь вам иначе нельзя.

Убийцы задумались. С известной долей храбрости (или глупости) лепар, стоявший у двери, произнес:

– Человеку доверять нельзя.

Ему ответила землянка-солдат:

– Вы можете доверять нам. Мы – другие. Мы не можем влезать в ваш мозг. Вы больше всех похожи на нас, даже больше, чем массуды. Осторожно, рукой без оружия, первый лепар сделал жест в сторону Лалелеланг.

– Почему вы просто не внушите ей то, что надо? Прикажите ей открыть все подробности ее плана и местонахождение этих угрожающих нам бусин-хранилищ, чтобы мы могли их обезвредить. Землянка ухмыльнулась.

– Полагаете, мы не подумали об этом сразу, когда она пришла к нам?

Она заранее все так подготовила, что мы не могли и пальцем тронуть ее. Так же, как и вы сейчас. Внушение привело бы к тому, что включились бы специальные установленные ею охранительные системы. У нее сильная воля. Нет, вмешиваться в ее разум, играть с ним слишком рискованно. Кроме того, в том, что она предлагает, есть смысл. Мы действительно можем помочь друг другу. С моей точки зрения, как члена Ядра, очень трудно жить все время в изоляции, постоянно оглядываясь через плечо. Я это знаю, – она выразительно фыркнула. – Мы не покажем никому нашего, если вы им не покажете нашего.

– Кажется, я понимаю, что вы хотите сказать, во всяком случае, если не грамматику, то смысл, – ответил лепар. – Вы сохраните секрет нашей способности сопротивляться умственным воздействиям Ядра и Амплитура?

– Да. При условии, что вы сделаете то же самое относительно факта нашего существования. Вместе с вами мы могли бы управлять моим буйным народом и деятельностью Амплитура. У вас есть легкий доступ в разные места и к людям, в котором нам часто отказывают, и наоборот. Думаю, мы с вами окажемся хорошими друзьями и ценными союзниками, – она пожала плечами. – Все равно, это единственный возможный выход, который нам оставила канарейка.

Лепары переглянулись.

– У нас нет полномочий заключать такое соглашение.

– Я этого и не ждала. Передайте обо всем, что здесь произошло, своим начальникам. – Она кивнула в сторону внимательно слушающей Лалелеланг. – Вы знаете, как найти нас, а мы, безусловно, знаем, как найти вас.

– Теперь мы слагаем оружие. – Обе амфибии очень медленно вернули свои пистолеты в соответствующие карманы. Когда это было закончено, страж у двери неожиданно изобразил нечто вроде странного короткого поклона в сторону Лалелеланг.

– Вы, Ученая, разработали великий план. Лично я никогда не ожидал такого от вейса, и особенно академика.

– Обобщения всегда опасны, – ответила она. – Я вам не всякий обычный вейс.

– По этому вопросу все присутствующие полностью с вами согласны, – горячо проговорил он.

– Мы, здесь присутствующие, отличаемся еще кое-чем, – продолжала она, – разве вы не заметили этого?

На этот раз не только лепары, но и Пайла вопросительно уставились на нее. – Мы, все четверо, женщины.

– Что из этого? – удивился второй лепар.

– Вдобавок к нашим профессиям у нас есть еще одна обязанность – продолжение рода. По крайней мере, у вас троих. Я слишком стара и иногда жалею об утраченных возможностях. Когда вы пойдете, каждая своим путем, я прошу вас подумать о будущем, которое вы готовите своим еще нерожденным потомкам. Сделайте все от вас зависящее, чтобы завещать им мирную и добрую цивилизацию разных народов.

– Кажется, у нас нет другого выхода, – сказала страж у двери.

– Это верно, – кивнула женщина-солдат. – Дело уже не в том, останется она жить или умрет. Она раздвинула рамки этой проблемы дальше. Она вывела себя за скобки.

– Понимаю вас, – лепар от двери посмотрела на женщину. – Скажите, это правда, что ваш вид никогда не знал счастья и удовлетворенности?

– Из нашей истории видно, что нет, – ответила Пайла. – Мы всегда умело и хорошо воевали, но никогда не могли толком управиться с миром. Может быть, вы нам что-нибудь подскажете. С учетом того, что нам еще надо приглядывать за этими спрутами.

Лепар поколебалась, потом шагнула вперед и протянула перепончатую слегка скользкую лапу.

– Хотя для нас это и не обязательно, но, по-моему, это принятый способ скреплять соглашение.

Улыбаясь, женщина-солдат сжала протянутые пальцы свободной рукой. В отличие от лепара, она свое оружие не отложила. Но этого и следовало ожидать от человека, так что лепары не обиделись. Лалелеланг на мгновение крепко зажмурила глаза. Никто не умер, борьбы не произошло. Все прошло более или менее по плану.

– Так-то лучше. За всю жизнь изучения людей я узнала одно: мир – это не подарок. Он – скорее, здание, которое надо все время стоить, и у этой стройки нет конца. А такое делать без помощи очень и очень трудно. Каждый из вас внесет свои различные таланты в процесс его созидания. И лепары, и женщина, расставаясь, повернулись к ней.

– Что будет с вами? – спросила амфибия. – Вы будете помогать?

– В этом процессе нет. Я вам не нужна и мало что смогу сделать.

– Вы можете учить нас. Знанию людей. Вы знаете о них больше, чем другие не-люди. Лалелеланг слегка загорелась.

– Может быть, может быть. Сейчас я очень устала. Посмотрим. А пока лепары всегда могут получить доступ к моим исследованиям. Ничего не скрою.

– Вы можете помочь нам понять их, – настаивала лепар. – Помните, что мы не очень сообразительны.

– Только если нет других предложений, – устало ответила Лалелеланг. – Только если у вас нет другого выбора.

– Понимаю. Мы постараемся не надоедать вам.

– Мы тоже, – сказала Пайла. Она снова повернулась к амфибии. – Я на Махмахаре не одна. Теперь, когда мы с вами установили сотрудничество, с вами хотели бы поговорить другие члены нашей организации. Она вышла с лепарами вместе, активно пользуясь своими трансляторами. Лалелеланг долго сидела на своем рабочем гнезде в стихшем кабинете, не двигаясь, мирно размышляя.

Спустя много времени она поднялась, выключила свет и вышла из здания, не смотря по сторонам и не особенно глядя под ноги. Если какому-то человеку или лепару придет в голову спрятаться в засаде с целью убить ее, что ж, она ничем не могла этому помешать.

70
{"b":"9087","o":1}