ЛитМир - Электронная Библиотека

– Смешно! Сколько заклинаний перебрали мы с Клотагорбом за прошлый год, сколько заумных фолиантов перелистали, а на постоянный стык между мирами напоролись случайно, спасая шкуру от своры грошовых пиратов.

– Если он действительно постоянный и не захлопнется, пока мы тут набиваем себе животы, – мрачно заметила Виджи.

Джон-Том оторвался от бутылки.

– Я думаю, что ворота не моложе самой пещеры. Во всяком случае, брошенный кабель свидетельствует, что переход оставался открытым многие годы. Вы только подумайте! Мы можем ходить из мира в мир, сколько захотим. Да по сравнению с нами Колумб – ничтожество. – Он хмыкнул. – Любопытно поглядеть, что будет, когда ты, Мадж и Перестраховщик появитесь в шестичасовых «Новостях».

– А это еще что такое?

Джон-Том принялся объяснять назначение средств массовой информации, одновременно поджаривая себе яичницу с грудинкой, но его рассказ был бесцеремонно прерван.

– Никому не позволено дважды удрать от Камалка и остаться в живых, чтобы трепать об этом языком, даже если они и ухитрятся перебраться в мир иной.

Глава 9

Джон-Том выронил сковороду, испачкав сапоги шипящим жиром и недожаренными яйцами. В проеме двери, держа в крыльях маленький арбалет, возник Камалк. У стоявшего позади него леопарда в обеих лапах было по метательному ножу.

– Чушь! – Мадж глянул на друга. – Пожалуй, ты прав, приятель.

Наверно, переход между нашими мирами постоянный, иначе и быть не может. Сам видишь, дерьмо приплыло.

Камалк скакнул в кухню, с одинаковым оживлением оглядывая новые предметы и старых знакомых.

– Демонические измышления! А демонические измышления – это деньги.

Здесь много такого, из чего можно извлечь выгоду.

Джон-Том удержался от замечания, что предметы вожделений попугая тому не принадлежат, резонно полагая, что взывать к совести пирата так же бесполезно, как пытаться прошибить лбом каменную стену. Мадж пытался дотянуться до лежавшего у ног лука, когда всего в двух дюймах от его живота в стол вонзился стилет.

– И не пытайся, – входя в комнату, предупредил Сашим. – Лопнуло мое терпение. Только попробуй выкинуть какой-нибудь номер, и, что бы там ни говорил капитан, я воткну его тебе промеж глаз. Или ей.

Он мимоходом кивнул Виджи.

– Рад тебя видеть, девица.

Голос был холодней кубиков льда в морозилке и принадлежал бобру, проскользнувшему в кухню под локтем старпома. Голову его обматывали толстым слоем бинты. Это был тот самый сторож, которого приставили к ним вчера ночью, и выражение его морды не предвещало ничего хорошего.

– Я упросил кэпа передать тебя под мою личную опеку. Я задолжал тебе несколько изрядных пинков, и мне не терпится вернуть долг.

– Попридержи это на потом, Уошэм. Пока что ты ничего не заслужил.

– Но, кэп, вы же сказали…

– Не сейчас, – отрубил Камалк. – В любопытное местечко вы нас завели. Нам нужен подходящий гид, который укажет наилучший способ извлечь выгоду.

– Я покажу вам дорогу на мусорную кучу.

– Да нет, чаропевец, клянусь своими перьями – или твои друзья умрут один за другим, настолько медленно и болезненно, насколько будет угодно Сашиму. Ты останешься, чтобы познакомить меня с этим миром, а остальных мы возьмем с собой как гарантию твоих добрых намерений. Мы тщательно пометили дорогу сюда. Выследить вас в пещере было нелегко.

– И как же вам это удалось?

– Ты что, мало прожил в нашем мире, чтоб не понимать этого, приятель? – фыркнул Мадж и постучал себя по блестящему черному носу.

Джон-Том совсем забыл, что в застоявшемся воздухе пещеры запах должен был застыть в воздухе, как дорожная разметка. Но даже несмотря на это, от Камалка и его команды потребовалось изрядное самообладание, чтобы пересечь мрачное подземелье и подняться по явно чужеродным бетонным ступеням. У многих ли хватило отваги? Он попытался поверх плеча леопарда заглянуть в гостиную. Каково соотношение сил? Наверняка за капитаном согласились последовать во тьму не все.

Ясно одно: из-за Маджа, Виджи и Перестраховщика Джон-Том в руках у Камалка, и, чтобы сохранить друзьям жизнь, юноше придется выполнять его приказы. Но со временем попугай пресытится дарами этого мира или придумает иной способ добывать их, и тогда их всех можно будет пустить в расход. Значит, надо что-то предпринять сейчас же.

Как ни потряс пиратов новый мир, вряд ли капитан настолько утратил бдительность, чтобы позволить человеку сыграть на суаре, да и неизвестно, сработает ли здесь магия. Пока Джон-Том лихорадочно судил да рядил, время и возможности ускользали от него – пираты успели отобрать у пленников оружие. Мадж с сожалением проводил взглядом уплывающие в чужие руки лук и саблю, Джон-Тома избавили от боевого посоха и суара. Заплечные мешки трогать не стали – должно быть, Камалк догадывался, что там не осталось ничего опасного.

Попугай, решивший не выказывать перед своим войском страха и колебаний, разглядывал газовую плиту. Понюхав духовку, он взял упавшую сковороду Джон-Тома и поставил ее на горящую конфорку.

– Устройство для стряпни. Весьма любопытно. – Он заглянул под сковороду. – А что дает огонь?

– Газ.

Эта реплика заставила нескольких пиратов расхохотаться. Камалк нахмурился и схватил стилет с полой рукояткой.

– Ты что, за дурака меня держишь? – Он ткнул клинком в брючину Джон-Тома, не разрезав ткани, но чувствительно кольнув ногу. – Я сказал, что не хочу тебя убивать, но это не означает, что я не могу чуток подпортить твою шкуру.

Джон-Том мгновенно взмок.

– Проклятье, да это же газовая плита!

– Даже Кизвиц не наделает столько газов! – хохотнул стоявший в дверном проеме тучный муравьед.

– Да это не тот газ. Видите? – Джон-Том потянулся к регулятору и едва не лишился пальца, так как Камалк ткнул лезвием в пластмассовую ручку.

– Смотри, что делаешь, человек! Я уверен, что с девятью пальцами ты покажешь мне эти устройства ничуть не хуже, чем с десятью.

Джон-Том очень медленно подрегулировал пламя.

– Видишь, как она работает? В дом по специальным трубам поступает особый газ, который подается в эту плиту. Чтобы зажечь его, нужен небольшой огонек.

– А как его погасить?

Джон-Том продемонстрировал. Камалк удовлетворенно кивнул.

– А это? – Он постучал рукояткой стилета по холодильнику.

– Сохраняет продукты от порчи.

Может, обзор новинок бытовой техники притупит бдительность попугая?

Чем дольше удастся отвлекать его, тем больше останется времени на размышления, хотя что можно противопоставить банде вооруженных до зубов пиратов, толпящихся в гостиной?

– Потяни за рукоять.

Камалк послушался и тут же отскочил от дыхания морозного воздуха.

Потом, моргнув, подошел поближе, чтобы оглядеть эмалированную камеру.

– Великолепно! – Он оглянулся на Сашима. – Надо взять кое-какие диковинки с собой. Продав их, мы станем самыми богатыми корсарами мира. – Тут его взгляд упал на переносной телевизор, стоявший на одной из кухонных тумб. – А это что такое?

– Телевизор. Волшебный фонарь.

Подмигнув Маджу, Джон-Том старался не выдать внезапно охватившего его возбуждения. Выражение морды выдра не изменилось, но он слегка напрягся. Камалк, прищурившись, взирал на темный экран.

– А что он делает?

– Поверни нижнюю правую ручку до конца налево, потом вытяни до щелчка.

Джон-Том внутренне подобрался. Может, повезет? Если начнется достаточно шумная передача с насилием, она может напугать пиратов и им с Маджем удастся захватить какое-нибудь оружие. Пусть будет что угодно – вестерн, военный фильм, вечерние «Новости» – лишь бы что-нибудь отталкивающее и шумное.

Но вместо этого они увидели па-де-де из «Щелкунчика» в исполнении Королевского балета. Джон-Том беспомощно чертыхнулся.

– Чудненько. – Камалк убавил громкость до приемлемого уровня и ухмыльнулся Джон-Тому. – Видишь, как быстро я осваиваю новое? Но почему на картинке только человеческий народ?

30
{"b":"9088","o":1}