ЛитМир - Электронная Библиотека

– В моем мире кое-что придется вам не по вкусу…

Но едва Джон-Том приступил к объяснениям, как свет погас.

– Никому не двигаться!

Джон-Том только-только успел заметить в голосе испанский акцент, как одновременно развернулся целый ряд событий. Камалк изрыгнул проклятие, Джон-Том рванулся к друзьям, призывая их лечь на пол, Сашим взревел и бросился вперед, и маленький дом содрогнулся от вспышки и грохота.

– Ради великого божьего чесального столба, что это? – заскулила Виджи.

– Тихо! – шикнул на нее Джон-Том. – Делай что угодно, но когда зажжется свет, ни слова. Поняла? Что бы ни случилось, ничего не говори, пока я не дам знак, что можно. Мадж, Перестраховщик, вас это тоже касается.

В гостиной царила полнейшая неразбериха. Стремясь унести ноги, пираты едва не сорвали дверь с петель. Джон-Том увидел, как они в панике кувырком несутся к тоннелю, ведущему в их родной мир. В кухне запахло порохом и кровью. Зажегся свет.

У двери, держа палец на выключателе, стоял смуглый человек лет тридцати с лишком. Его курчавые черные волосы и тонкие усики наводили на мысль, что он идеально подошел бы для массовки в «Крестном отце».

Вот только обрез двенадцатого калибра, покоившийся на сгибе локтя, был отнюдь не бутафорским.

Посреди кухни навзничь растянулся леопард с зияющей в груди рваной дырой. Камалк взлетел на шкаф, таращился на труп старпома и гадал, что могло так напугать его бравый экипаж.

– Madre de dios!

Вошедший убрал руку с выключателя и уставился на труп леопарда. В двери показался второй латиноамериканец, сжимавший в руке большущий пистолет. Обозрев пятнистое тело, он перевел взгляд на Джон-Тома и его друзей.

– Что за чиорт тут происходит? – Он посмотрел на приятеля. – Я входил в дверь, а этот проклиатый зверинец едва не затоптал мениа.

– Этот кот на меня бросился. – Акцент второго не так бросался в глаза. – Чего это все звери одеты?

Мадж хотел было ответить, но осекся, когда Джон-Том, сделав страшные глаза, прижал палец к губам. Выдр едва заметно кивнул.

Занятые осмотром трупа Сашима, пришельцы ничего не заметили.

Владелец пистолета пробормотал: «Крус», – и упомянутый джентльмен тут же направил свой обрез в сторону Джон-Тома.

– Ты! Говори, что тут творится. Откуда эти чертовы звери? – Поглядев налево, он заметил притаившегося под кухонным столом Перестраховщика. – Такого офигенно большого енота я еще не встречал.

– Это мои животные, – ответил Джон-Том. Мадж ущипнул его за ногу, но он лишь поморщился. – Они принадлежат мне. Я дрессировщик. Это ученые цирковые звери. – Джон-Том кивком указал на Сашима. – Выключив свет, вы напугали леопарда. Он совсем безобидный. Это большая утрата.

– Клянусь богом! Он сам меня порядком напугал. Это была чистейшая самооборона. Вы тут с цирком или как? Что-то снаружи нет никаких фургонов.

– Скорее, бродячая труппа – я сам по себе. Компания меня вышвырнула, но хоть зверей отдали, и то ладно. Может, поможете? А насчет леопарда я понимаю – просто не повезло.

– Поможем? – Крус очень нехорошо ухмыльнулся. – А это что за амуниция?

Он указал на жилет и штаны леопарда, на его саблю и опоясывающий широкий торс патронташ со стилетами.

– Да говорю же, они дрессированные. Это входит в программу представления.

– Что-то я не видал таких представлений.

– Эй, а мние довелось однажды. – Глаза пистольеро вспыхнули. – В Вегасе. Знаешь этих парней, Зигфрида и Ройа? Они одеваиут зверей.

– Это ваш дом? – с невинным видом поинтересовался Джон-Том.

Крус нашел вопрос очень смешным.

– Ну, скажем, здесь у нас перевалочный пункт по пути на север.

Можешь считать нас с Манко коммивояжерами. Какой большой енот! А какие номера выделывают твои звери?

– Никаких, если я им не прикажу, – пристально глядя на выдр, ответил Джон-Том. – Но я научил их все время ходить на задних лапах.

– Кончай вздор молоть!

Все взоры обратились к сидевшему на шкафу капитану. Крус одобрительно усмехнулся.

– Таких крупных попугаев я тоже не видал. Ты, должно быть, недурно на нем наживаешься?

– Что за бред несут эти два дебила?

Джон-Том напружинился, но Крусу и его партнеру реплика попугая показалась очень забавной.

– Эй, да это же просто класс! Ты сам его выучил?

– Не совсем. – В горле у Джон-Тома пересохло. – Он вроде как на лету схватывает. Очень способный. Я и сам не знаю, что он скажет в следующий раз.

– Все вы пидоры! – Пират скрестил крылья на груди. – Делайте со мной, что хотите. Я вас не боюсь.

– Соображает. – Забыв о попугае, Крус сосредоточился на его «владельце». – А вот насчет твоей сообразительности я не уверен. Ты можешь наделать бед.

– Слушайте, я согласен забыть о леопарде – кто старое помянет, тому глаз вон, ладно? Я не знал, что это ваш дом, и с радостью заплачу за еду. У меня просто не было выхода – животные оголодали. Да еще надо переловить остальных, пока не разбежались.

Джон-Том нерешительно шагнул к двери и тут же охнул от боли: Крус уткнул дуло обреза ему в живот.

– Зверушки обождут, kompadre. Тебе все равно так много не нужно.

Почему б тебе не проехаться с нами? Мы высадим тебя у телефонной будки, и ты позвонишь в местный приют для животных.

– О, это не потребуется. Не хочу быть вам помехой, ребята!

Крус указал стволом на дверь.

– Ты нам не помешаешь. Готовься в путь прямо сейчас. Видишь ли, мы только заехали взять груз, который должны доставить на север, в Чикаго, и компания нам не повредит. – Лицо его помрачнело. – На выход!

Если хочешь, бери зверей с собой.

– А вещи и реквизит? – Джон-Том указал на котомки и оружие.

Крус прошел пару шагов, поднял лук Маджа и посох, а потом кивнул товарищу.

– Проверь-ка их. Манко.

Тот послушно обшарил оба заплечных мешка.

– Чисто.

– Ладно, это можешь взять.

Он швырнул мешки Джон-Тому, и тот с благодарностью их подхватил.

– Что же до остальных игрушек, – Крус полюбовался саблей Маджа, поднеся ее к свету, – пожалуй, мы оставим их у себя. В Чикаго есть неплохой ломбардик. Плата за проезд, а?

Он ухмыльнулся.

Под присмотром Джон-Тома его друзей и Камалка загнали в гараж, где уже стоял грузовик. За суетой и переполохом, поднятыми пиратами, никто не слышал, как он приехал. Задняя часть четырнадцатифутового фургона была забита дешевой мебелью. Джон-Том нахмурился: простые возчики мебели пушки в рейс не берут. Их оружие Крус запер в стальном ящике с инструментами.

– Давайте.

Все послушно забрались в фургон. Шоферы закрыли дверь и с лязгом заперли ее снаружи на засов.

Окон в фургоне не было, но грузовик достаточно потрудился на своем веку, так что кое-где крыша чуть отошла от стенок, и в щели видны были звезды. По крайней мере, удушье им не грозило. Грузовик подался назад, потом, набирая скорость, устремился вперед – вне всякого сомнения, по шедшему от дома проселку.

– Джон-Том, теперь можно говорить? – подала голос Виджи.

– В каком это смысле можно теперь говорить? – Камалк был одновременно озадачен и огорчен шуткой, которую сыграла с ним судьба.

– Что эти два странных человека хотят с нами сделать?

На него никто не обратил внимания.

– Можешь, Виджи.

– Не очень-то гостеприимен твой мир, человек, – неодобрительно хмыкнул Перестраховщик. – Пожалуй, что он мне не по душе. Тут всегда мечут друг в друга громы и молнии?

– Нет, просто такая уж выпала нам удача.

– Это верно, кореш, госпожа Удача ходит с тобой рука об руку. – Мадж пробирался к двери. – Ежели они завезут нас слишком далеко, нам нипочем не найти обратную дорогу.

«Мадж, если бы ты знал хоть половину того, что известно мне, – тревожно размышлял Джон-Том. – Тип по имени Крус упоминал Чикаго, а вот в Чикаго нам ехать нельзя ну никоим образом! Надо непременно вернуться в Безымянную пещеру».

– Все вы сдрейфили. – Голос Камалка источал презрение. – Даже ты, человек, и это в твоем собственном мире!

31
{"b":"9088","o":1}