ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нам? Дальнее странствие? А-а, ты о том коротеньком плавании. Оно наверняка пойдет тебе на пользу, приятель. Море с тобой в ладу. Када вернешься, разыщи меня, чтоб обо всем рассказать.

Джон-Том ощутил, как чувство юмора покинуло его.

– Ты забыл еще кое о чем. Не помнишь, что идешь со мной? Ты же согласился!

– Вздор! Парень, неужто ты всерьез? Ну, ежели б твоя жизнь была в опасности или еще что серьезное – я бы поспешил тебя прикрыть, будь спокоен!

– Значит, по-твоему, сломанная дуара – это несерьезно?

– Можа, для тебя и серьезно, – пожал плечами Мадж, – а больше ни для кого. Это ж не я виноват, а? Я ж говорил, ежели б ты собирался спасать мир…

– То ты от рвения спотыкался бы о собственные ноги, так надо понимать? – ровным голосом проговорил Джон-Том. – А теперь слушай сюда, Мадж. Сейчас ты поднимешься к себе и соберешь шмотки, но не для похода в Гнилые Горшки. Через полчаса мы отправляемся в Ярровл.

– Ярровл? Приятель, нечего мне делать в Ярровле! – Темные глаза выдра взирали с ледяным хладнокровием. – Могу составить тебе компанию на денек-другой, тока чтоб убедиться, что ты идешь нужной дорогой, а потом, приятель, клянусь, однажды ночью потихоньку вроде как растворюсь в лесу.

– Прежде ты ни разу так не поступал.

– Просто мне совесть не позволяла. А теперь, зная, что тебе не угрожает никакая жуткая опасность, и не задумаюсь.

– Сделаешь, как велит Джон-Том.

Оба спорщика обернулись и уставились на Талею.

– Рыжая шкурка, да неужто и ты рассчитываешь на мою нравственность?

– Не буду я рассчитывать на то, чего не существует. – Талея перешла от раковины к комоду, в котором держала бумаги, пошарила там и извлекла на свет несколько скрепленных между собой листков, быстро просматривая их во время разговора. – «Выдр Мадж. Накладные расходы».

Мадж, разинув рот, вытаращился на нее, потом перевел взгляд на Джон-Тома, но тот тоже был в недоумении.

– Кров и стол, трехразовое питание, иногда четырехразовое, вечерняя закуска, доставка в Линчбени и обратно стирка… Сообщить итог или сперва огласить весь список?

– Эй, милашка, погоди-ка вшивую секундочку! Я ж твой разлюбезный старинный дружок, так ведь? Я что, требовал плату, када выручал тебя из сырой темницы или прикрывал твою задницу от тайного клинка? Что ж тада за базар насчет расходов?

– Если хочешь, возьми для справки. – Талея вручила ему бумаги. – У меня есть второй экземпляр.

Мадж быстро пробежал список глазами.

– Это вопиющая фигня, вот так! Это не тока незаконно и аморально, а жутко оскорбительно. И после этого она еще называется подругой юности!

– Осмотрительной подругой. Ты же сам меня этому учил. Но, разумеется, – тут Талея сладко улыбнулась, – мы могли бы и забыть об этом.

– Тут ты до чертиков права. – Мадж изорвал бумаги в клочья и с достоинством выложил их на середину стола. – Думала устроить мне обалденную подлянку? Это годится разве что на подтирку.

– Как ты, несомненно, заметил, туалетная бумага тоже вошла в список, – невозмутимо ответила Талея. – И вопреки твоим словам, это нормальный контракт. Принятие услуг предусматривает согласие оплатить причиненные хлопоты. Этому меня научил Джон-Том.

– Адвокатишка вшивый, – буркнул выдр, сверкнув глазами на Джон-Тома. – Раз я в гостях, то и платить ни за что не уговаривался.

– Судья-то этого не знает. Мадж, как по-твоему, кому он поверит? – Талея подошла и потрепала его по загривку. Мадж отстранился, но без злости. – Честной, добропорядочной жене известного горожанина или заслуженно пользующемуся дурной славой расхитителю вроде тебя?

– Расхитителю?! – Выдр повернулся к Джон-Тому. – Нет, ты послушай эту самку, приятель! Ты портишь ее, вот так.

– Ну не знаю. – Джон-Том откинулся на спинку стула. – По-моему, она не так уж испорчена.

– Ну так как, Мадж? – Талея перевела взгляд на мужа. – Ты был прав.

Это почти так же весело, как пырнуть кого-нибудь.

– О свет моих очей, в моих краях одно другого стоит.

Мадж тяжело осел, но Талея не отставала.

– Ну же, водяная крыса, отвечай! Поплывешь или будешь платить?

Выдр втянул голову и потупился, демонстрируя непревзойденный дар впадения в панику. Наконец он исподлобья глянул на Джон-Тома.

– Поклянись, что это не увертка. Ты ведь не вешаешь лапшу на уши, чтоб впутать бедного Маджа в еще одно жутко опасное для жизни путешествие к черту в зад?

Джон-Том торжественно воздел правую руку.

– Клянусь, что мы совершим лишь небольшую морскую прогулку ради ремонта дуары. Я не жду никаких бед и не намерен их искать.

– Угу, – буркнул Мадж и повернулся к хозяйке дома. – А что будет, када вернемся?

– Порву все экземпляры счета.

– Да чихал я на счет! – Он облизал усы и губы. – Я смогу стать обратно на постой?

– Только через мой труп.

– А что, ежели вместо обещанного Джон-Томом пикника нарвемся на шухер?

– Я похороню тебя на заднем дворе – больше ничего не обещаю. Я не против твоего соседства, если не приходится ни кормить, ни слушать, ни обонять тебя.

– Вот за что я тебя люблю, милашка, что ты великодушна до опупения, прямо как выдра. – Несмотря на горечь своих слов, Мадж тут же улыбнулся, он просто не умел долго оставаться мрачным. – Ну, ладно.

Ежели кому и позволить захомутать себя, так разве тока наисмачнейшей мегере во всем Колоколесье. – Он встал перед Джон-Томом. – Что ж, парень, я с тобой, но предупреждаю: ежели вздумаешь ваньку валять, я свалю от тебя быстрей, чем старый холостяк с бабского съезда.

– Мадж, обещаю, никаких фокусов. Мы с тобой просто отдохнем и насладимся чудесной прогулкой, а в конце уладим небольшое дельце с мастером – и сразу домой, вот и все. Я ни разу не забирался так далеко на юг и не плавал так долго. Поездка будет весьма познавательной.

– Во-во, это меня и смущает. Все наши поездки оказывались до хрена познавательными.

Тут Мадж углядел недоеденный ломоть свежеиспеченного деликатесного токлайского хлеба, бросился и сграбастал его с тарелки, не предложив будущему спутнику даже кусочка.

Глава 4

Заплечные мешки едва не лопались от аппетитных даров кухни Талеи.

Закинув их за плечи, озабоченный чаропевец и его не рвущийся в путь приятель задержались у дома Клотагорба, чтобы перед дорогой засвидетельствовать свое почтение. Чародея они застали распинающим Сорбла за какую-то провинность, в то время как филин во всеуслышание заявлял, что она является лишь плодом воображения. Утомившись от продолжительных нравоучений, маг занялся отбывающим Джон-Томом.

– Хоть Талея и не нуждается ни в какой опеке, я присмотрю за ней во время твоей отлучки, Джон-Том. Мне заранее жаль всякого, кто потревожит ее.

– Мне тоже. Хоть Талея и способна постоять за себя, я принимаю вашу заботу о ней с благодарностью. А как выто сами, сэр?

– Правду сказать, мой мальчик, давненько я не был в такой хорошей форме. – Клотагорб искоса оглянулся поверх панциря. – А если удастся вколотить своему никчемному фамулусу в голову хоть немного ума, то все пойдет еще лучше. Время покажет, сможет ли Сорбл превзойти Уровень бездонной бочки. Я только что завершил обширное страховое заклятие для города Фолькларя и теперь намерен наведаться туда самолично, дабы проверить его действие. – Тут он склонил голову и поверх очков поглядел на прислонившегося к стволу скучающего Маджа. – Я вижу, ты делаешь успехи. Убедить этого индивидуума отправиться с тобой можно лишь чудом.

– Это чудо сотворила Талея.

– Я всегда подозревал, что вдобавок к явным эта женщина наделена еще и глубинными дарованиями, – понимающе кивнул Клотагорб.

– Жаль, что не удалось заткнуть их поглубже, – заметил Мадж. Слух у выдр чрезвычайно острый.

– Мадж, кончай. Она моя жена.

Но это предупреждение лишь заставило Маджа ухмыльнуться еще шире.

Махнув на него рукой, Джон-Том снова повернулся к наставнику, кивнув на свой посох из таранного дерева.

8
{"b":"9088","o":1}