A
A
1
2
3
...
12
13
14

Илье были заданы три вопроса. Первый: «Для чего Вы собираетесь купить это тело?» Илья честно ответил, что не знает, для чего он покупает, но уверен, что он должен это сделать. Хотя бы, чтобы вызволить его из нечистых рук.

Второй вопрос был: «Христианин ли Вы?». Илья ответил подробно, что он был воспитан как атеист, крестился по собственному желанию в зрелом возрасте в православном храме. Однако он не может сказать, что считает себя принадлежащим к конкретной христианской церкви. Он не может считать себя настоящим прихожанином. Но бывает в церквях часто. Бывает и в храмах других религий.

Более того, Илья не стал скрывать, что о не понимает догмат о троице и не может понять, как Христос может быть единосущен Богу. Илья объяснил собранию, что он уверен в том, что Христос реально существовал, что Он – это Мессия, предсказанный ветхозаветными пророками, что Он – Спаситель наш, поскольку своей смертью и воскресением дал нам всем надежду на жизнь вечную.

Третий вопрос звучал скорее, как просьба: «Может ли он обещать, что будет и впредь откровенен с доверенным представителем Святого престола?» (При этих словах его знакомый кардинал выступил вперед и поклонился). Илья ответил согласием.

После минутного молчания кардиналы по очереди прошли мимо Ильи, и каждый, проходя, благословлял его. Они как бы надеялись вселить в этого непонятного русского миллиардера как можно больше духовности и моральности. Последним шел «доверенный» кардинал, который остановился перед ним, посмотрел ему в глаза и сказал: «Я прошу Вас в случае успешной сделки разрешить мне посетить лабораторию. Это Его тело».

Глава 10

День пятый. Воскресенье. Россия. Москва

Воскресный день Виктор Ларин провел в ожидании встречи со своим бывшим однокашником. Влад в четыре часа ночи еще раз ему позвонил из Америки. Ларин начал было переживать, что тот начнет отыгрывать назад свое обещание по поводу обещанной безумной суммы за компьютер, но повод был другой.

Вирусный гуру звонил, чтобы подтвердить, что уже едет в аэропорт, ему удалось взять билет на ближайший рейс Аэрофлота. Соответственно, он надеется прилететь в Шереметьево завтра (Виктор поправил – это у тебя завтра, а у меня уже давно сегодня) днем.

Эрлих решил остановиться в новой высотной гостинице у Белорусского вокзала. Договорились встретиться в ресторане гостиницы в семь часов вечера, чтобы заодно и поужинать. Влад попросил номер мобильного телефона Ларина, и сказал, что, если будет задержка на посадке, то пошлет ему смс, чтобы опять не будить, а если все по расписанию, то звякнет ему уже по прибытию в Москву.

Около четырех часов дня мобильный телефон Ларина зазвонил, он увидел, что его вызывает какой-то незнакомый абонент с московским номером, но на всякий случай ответил. Это звонил Влад, он уже приземлился в Шереметьево-2, прошел паспортный контроль, так что встреча в силе.

На встречу Ларин шел, одетый как на праздник. Его супруга очень серьезно отнеслась к этой встрече: – Ты что, хочешь выглядеть как бомж? Парень к тебе летит из Штатов, одет будет, небось, как с иголочки. В ресторан опять же идешь настоящий, не в Макдональдс. Гостиница такая дорогая, что одни иностранцы останавливаются да новые русские, так что надень костюм – тройку, рубашку новую.

Потом они вместе ломали голову, как нести ноутбук. Придти в ресторан с портфелем, как бухгалтер? Положить компьютер в пластиковый пакет – тоже вроде с тройкой не гармонирует. В результате уже почти решили, что Виктор положит ноутбук в свежую газету, и возьмет под мышку. Будет вполне элегантно, а блок питания не понесет. Толку от него все равно сейчас не будет, а там, в Штатах, Влад подберет.

Но тут вспомнили о деньгах, которые надо бы нести в чем-нибудь назад, и опять озадачились. Неожиданная светлая идея пришла Виктору. Он вытащил с антресолей книжного шкафа приличную папку из хорошего кожзаменителя с какой-то конференции. В нее и ноутбук хорошо лег, и денежки должны были поместиться.

С соседом по лестничной площадке Виктор договорился, чтобы тот его отвез в гостиницу, а потом назад домой. Официальная версия – юбилей у одного старого товарища, теперь высокопоставленного чиновника.

Сосед был человек непьющий, подрабатывал извозом постоянно, соседям не отказывал никогда. Договорились, что на обратный путь Ларин его вызовет звонком, минут за сорок.

В заданное время Ларин вошел в дверь гостиницы, заботливо распахнутую швейцаром. Он спросил, как пройти в ресторан, швейцар показал направление – и через полминуты Виктор вошел в просторный светлый зал ресторана.

– У вас заказан столик? – поинтересовался элегантный пожилой метрдотель. Виктор не успел ответить, как увидел Влада, машущего ему рукой из-за столика у окна.

Влад был не один, с ним сидел еще какой-то мужчина, немолодой, аккуратно подстриженный, подтянутый. Пока Ларин шел через зал к Владу, ему пришлось обогнуть стоящий на пути стол с небольшой компанией. Виктор подумал: «Вот как живет новая молодежь. Еще даже не вечер, семь часов, а ребята с девушками уже плотно сидят и, судя по громкому разговору, немало приняли».

Влад представил Виктору своего приятеля. Одеты оба были, мягко говоря, небрежно, Влад пришел в ресторан просто в джинсах и рубашке-тенниске, Петр был в легкомысленной курточке. Эрлих объяснил, что Петр – представитель туристической фирмы, которая организует ему поездки, помогает решать вопросы со встречей, размещением ну и другие, если появляются – и подмигнул.

Виктор понял, что Петр принес денежки. Ну, это разумно, подумал он. Наверняка рассчитаются между собой как-нибудь потом по безналичному расчету, не везти же такие деньги наличными через границу.

Официант принял заказ, быстро принес напитки. Влад разлил по маленькой и плавно перешел к делу.

– Вот, – негромко сказал он, – у Петра кейс. Туда мы положим ноутбук. А вот в этом бумажном пакете – деньги.

Петр открыл кейс, Виктор вынул из своей папки ноутбук, опустил в кейс, тот мягко защелкнулся. Пакет перешел к Виктору и тот его сунул в папку. В этот момент все – метрдотель, официант, ребята и девушки с соседнего стола – все оказались непонятным образом рядом с ними. Буквально через мгновение каждый был «зафиксирован» на своем стуле без всяких шансов к сопротивлению.

Метр назвал себя – Николай Кузнецов, сотрудник ФСБ. Он предложил, не создавая лишнего шума, по одному выйти из зала через служебный вход. Виктор был в шоке, он вспотел так, что чувствовал, как текут холодные струйки пота по его бокам. Влад, кстати, тоже выглядел не лучшим образом.

Петр же повел себя так, как будто он только и ждал этой приятной возможности поговорить с сотрудником ФСБ.

– У меня, – сказал он, обращаясь к нему, как старшему, – есть другое, несколько более конструктивное предложение. Если я не ошибаюсь, мы имеем счастье видеть не рядового сотрудника, а генерал-полковника Кузнецова, начальника Управления, занимающегося в ФСБ высокими технологиями.

Раз вы тут, господин Кузнецов, значит, вас интересует то же, что и нас. К профессиональной деятельности господина Ларина это не имеет никакого отношения. Вы его, для начала, отделите, пожалуйста, от наших дальнейших разговоров, да попросите молчать обо всем. И ему будет легче, и нам с вами меньше хлопот.

Генерал-полковник посмотрел внимательно на Петра, шепнул что-то одному из ребят. Ларина тихонько приподняли из-за стола и увели, а бывший метрдотель сел на его место.

– Господа, – продолжил Петр, по-прежнему хорошо зафиксированный с двух сторон. – Как вы, наверное, знаете, я являюсь сотрудником посольства США и выполняю понятную вам работу в интересах моей страны. В отличие от двух моих предшественников, я никогда не считал возможным недооценивать профессионализм ФСБ. Поэтому мы вместе с руководителем присутствующего здесь господина Эрлиха прогнозировали возможность такого завершения нашей встречи.

13
{"b":"909","o":1}