ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Центральное помещение вокзала имело высокий купол и было заполнено шумом прибывающих и отбывающих путешественников. Малорослый транкс, позади которого шагал Флинкс, был занят деятельностью иного рода.

– Я думаю, что вам будет лучше вернуть даме ее набрюшный кошелек, – шепнул Флинкс инсектоидному карманнику. Пока он говорил, замужняя транксийка с обильно инкрустированным и украшенным драгоценными камнями хитином, чешуйчатым экзоскелетом, элегантно покрытым серебряными полосками, повернулась и с любопытством посмотрела на него.

В то время транкс, которого Флинкс застал врасплох, заметно поразился и резко обернулся, чтобы столкнуться со своим обвинителем.

– Сэр, если вы думаете, что я… – голос превратился в потрескивающее бульканье. Флинкс приятно улыбнулся, тогда как Пип пошевелился у него на плече.

– Здорово, Бисонденбит.

Понятие выпученных составных глаз с физиологической точки зрения было неразумным, но у Флинкса возникло именно такое впечатление. Антенны Бисонденбита тряслись так сильно, что Флинкс подумал, что они могут отвалиться; транкс в выжидающем ужасе уставился на смертельную тень Пипа.

– Набрюшный кошелек, – мягко повторил Флинкс, – и успокойтесь, пока не раскололи себе мозговую коробку.

– Д-д-да, – заикаясь вымолвил Бисонденбит. Интересно! Флинкс никогда раньше не слышал, чтобы транксы заикались. Повернувшись к пожилой самке, Бисонденбит сунул руку в сверхвместительную сумку на грудной клетке-б и вытащил маленькую шестигранную сумочку, сплетенную из металла золотого цвета.

– Вы только что это обронили, царица-матка, – неохотно пробормотал он, применяя официальное почтительное обращение, – крючки все разогнулись… видите?

Дама проверяла брюшко стопорукой, протягивая в то же время иструку за кошельком.

– Не понимаю. Я была уверена, что она надежно закреплена… – она оборвала фразу, нагнула голову и выполнила движение черепом и антеннами, показывающее глубокую благодарность, добавив устно: – Ваша услуга оценена, сударь.

Флинкс отпрянул, когда она подарила Бисонденбиту незаслуженный комплимент.

Учтивая поза этого достопочтенного лица продолжалась, пока дама не отошла за пределы слышимости, затем он обратил нервные глаза на Флинкса.

– Я не хотел, чтобы вас убивали… Я не хотел, чтобы убивали кого бы то ни было, – запинаясь, быстро произнес он. – Они ничего не сказали мне об убийстве. Я должен был только доставить вас.

– Успокойтесь, – посоветовал ему Флинкс, – и перестаньте стенать о смерти. В этом деле и так уже слишком много смертей.

– О, тут я согласен, – поддержал транкс; напряжение медленно покидало его. – Но ни одной – из-за меня. – Внезапно его чувства сменилась со страха на интенсивное любопытство.

– Как вы сумели сбежать из башни и покинуть плато? Мне рассказывали, что многие вас высматривали, но никто не видел, как вы отбыли.

– Я улетел, – ответил Флинкс, – после того как сделался невидимкой.

Бисонденбит неуверенно поглядел на него, начал было смеяться, остановился, и снова засмеялся.

– Вы крайне странный малый, даже для человека. Я не знаю, верить вам или нет. – Он вдруг суетливо огляделся по вокзалу, с вернувшейся к нему нервозностью. – Окружающие Чаллиса могущественные люди хотят знать ваше местонахождение. Есть разговор о крупном вознаграждении, уплачиваемом без разговоров. Однако единственный имеющийся у кого-либо ключ к вашему побегу находится у упрятанной в больницу женщины. Она все еще в истерике.

– Я сожалею об этом, – честно пробормотал Флинкс.

– Для меня плохо быть увиденным вместе с вами: вы стали желанным товаром.

– Всегда приятно быть желанным, – ответил Флинкс, легкомысленно игнорируя страх Бисонденбита за собственную безопасность. – Кстати, я и не знал, что транксы числят карманное воровство среди своих талантов.

– Бесспорно, мы всегда отличались ловкостью. Многие люди приобрели от нас равно… э… полезные способности.

– Могу себе представить, – фыркнул Флинкс, – по воле случая я жил в городе, кишмя кишащем такими способностями. Но у меня нет времени обсуждать этичность сомнительных культурных обменов. Просто скажите мне, где я могу найти Конду Чаллиса.

Бисонденбит поглядел на юношу так, словно тот вдруг отрастил лишнюю пару рук.

– Он же чуть не убил вас. И, кажется, не против получить еще один шанс. Не могу поверить, что вы станете продолжать разыскивать столь мощного врага. Мне думается, я неплохо умею судить о человеческих типах. Вы не похожи на руководствующегося местью.

– Я ей и не руководствуюсь, – обеспокоенно отозвался Флинкс, сознавая, что Сморчок Симм считал, что он преследовал Чаллиса по той же самой причине. Люди настойчиво приписывали ему мотивы, которых у него не было.

– Если не месть, то для чего же вы преследуете его… не то чтобы мне было печально видеть, как существо с репутацией Чаллиса немного покорячится, даже если это плохо для бизнеса.

– Просто скажите мне, где он.

– Если вы скажете мне, почему вы его ищете.

Флинкс чуть толкнул Пипа, и летучий змей шевельнулся и зевнул, показав глотку с мешочком в глубине.

– Не думаю, что в этом есть необходимость, – мягко, но многозначительно произнес Флинкс. Ужаснувшийся Бисонденбит вскинул в слабой защите иструки и стопоруки.

– Неважно, – вздохнул уставший угрожать Флинкс, – если я скажу вам, это может даже просочиться вплоть до Чаллиса. Просто я думаю, что у него имеются сведения о том, кто мои родители и что с ними случилось, после того как они… бросили меня.

– Родители? – озадаченно посмотрел на него Бисонденбит. – Мне говорили, что вы угрожали Чаллису.

– Неправда. У него паранойя из-за одного происшествия в нашем общем прошлом. Он хотел, чтобы я кое-что сделал, а я этого делать не хотел.

– И для этого вы убили несколько человек?

– Я никого не убивал, – возразил несчастный Флинкс. – Убивает Пип, да и то только чтобы защитить меня.

– Ну, мертвый есть мертвый, – глубокомысленно заметил Бисонденбит. Он недоверчиво поглядел на Флинкса. – Я не верю, что какое-нибудь существо, даже человек, может так помешаться на извращенном желании. Неужели для вас узнать кто ваши родители важнее собственной жизни?

– У нас нет традиции общей матери-улья, к которой я мог бы возвести свое происхождение, – объяснил Флинкс. – Да, для меня это очень важно.

Инсектоид покачал двудольной головой:

– Тогда я желаю вам музыкальной охоты в вашем безумном поиске. В другое время, в другом месте я, может быть, стал бы вашим братом по клану.

Нагнувшись вперед, он протянул к нему антенны. После минутного колебания Флинкс коснулся предложенных отростков собственным лбом. Он выпрямился и бросил на щуплого транкса предупреждающий взгляд.

– Постарайтесь, – сказал он Бисонденбиту, – держать свои иструки при своей собственной грудной клетке.

– Не понимаю, почему моя деятельность может быть вашей заботой, покуда она не касается вас, – запротестовал транкс. Он был почти счастлив, так как теперь было похоже, что Флинкс не собирался убивать его. – Вы намерены сообщить обо мне властям?

– Только за промедление, – нетерпеливо ответил Флинкс. – Вы все еще не сказали мне, где Чаллис.

– Пошлите ему кассету с записью вашей просьбы, – посоветовал транкс.

– А вы бы ей поверили?

Бисонденбит щелкнул жвалами:

– Понимаю. Вы странный индивидуум, мужчина-мальчик.

– Вы и сами не инкубатор, Бисонденбит. Где?

Хитиновый покров плеча двинулся, произведя шуршащий звук, словно провели картоном по ковру. Бисонденбит заговорил с некоторой долей гордости.

– Я не из тех, кто нанят Чаллисом для грязной работы, – я скажу вам. Вы, кажется, выгнали его с Мотылька, а теперь вы прогнали его с Ульдома. Главная контора "Чаллис Компани" находится в столице Земли, и, как я полагаю, именно туда-то он и сбежал. Он, несомненно, будет поджидать вас, если уже не умер от страха. Да, найдите его прежде, чем многие разыскивающие найдут вас, – он начал было уходить, а затем остановился, охваченный любопытством.

14
{"b":"9090","o":1}