ЛитМир - Электронная Библиотека

Сьерра попыталась отстраниться, но не тут-то было. Язык его обшаривал ее рот, он делился с ней ее же вкусом, и она была и немного испугана, и возбуждена этим. Бен лизнул ее в уголок рта и, улыбнувшись, приподнялся.

– В следующий раз, – сказал он, – я собираюсь попробовать тебя так, как я этого хочу.

В следующий раз? Глаза Сьерры расширились от предвкушения и какого-то благоговейного страха.

– Как ты думаешь, тебе понравится, Сьерра? – Он прикусил губами ее нижнюю губу. Он никак не мог от нее оторваться. – Ты хочешь почувствовать на себе мой язык? А в себе? – Ее возбуждали эти разговоры. – Я буду ласкать очень нежно, так что тебе понравится.

Его же собственные слова вызвали в нем дрожь. Сьерра не шевельнулась бы, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Бен говорил возмутительные вещи, но они так возбуждали. И то, что он делал, возбуждало еще сильнее. К несчастью, он не мог больше делать с ней такое. Они договаривались только на одну ночь.

Не успела она придумать, как ему напомнить об этой их договоренности, как он сказал:

– Мне нравится заставлять женщину вот так кончать. – И тут ревность, на удивление сильная, ударила ей в голову. Конечно, он был не с одной дюжиной женщин. То, что он делал с ней, он уже проделывал десятки раз с другими.

Сьерра повернула голову и зло на него уставилась, но он не дал ей возможности высказаться.

– Существует масса способов, которыми я могу довести тебя до оргазма, – сообщил Бен, весьма довольный собой. – Тебе ведь понравилось, не так ли?

Она не умела лгать. Приятная расслабленность охватила ее члены, сердце билось гулко и ровно. Дрожь наслаждения еще не вполне улеглась, она ощущала эти волны под кожей, в бедрах, в груди, в животе.

– Да.

Он улыбнулся широкой мальчишеской улыбкой:

– А ты еще говорила, что у тебя с этим не все получается.

– Так и есть, – призналась Сьерра и, не отдавая отчета в том, что говорит, выпалила: – Это был потрясающий первый раз.

Бен выглядел так, будто его ударили тяжелым предметом по голове.

– Ты не шутишь? Твой первый оргазм? – Господи, она не хотела затевать разговор на эту тему.

Бен коснулся пальцем ее нижней губы и задумчиво посмотрел на Сьерру:

– Ты хотела сказать: с мужчиной, верно? – Сьерра не понимала, о чем он ее спрашивает.

– Ну... – невнятно пробормотала она. Бен нахмурился:

– Но ты же знаешь, как...

– Все. Тема исчерпана.

Он взял в ладони ее лицо, потрепал по щеке.

– Сьерра, ты ведь не хочешь сказать, что это был твой первый оргазм в жизни?

Ей не понравилось то, какой задал этот вопрос. Словно она была какая-то недоразвитая или что-то в этом роде. Поэтому Сьерра прикусила нижнюю губу и решила отделаться молчанием.

Он просто остолбенел. Он не мог поверить в то, что услышал. Потом выражение его лица изменилось. Он смотрел на нее с эдаким мужским сочувствием.

– Ах ты, девочка моя... – Улыбаясь, он привлек ее к себе и положил ее голову себе на грудь. – Ты не могла кончить, даже трогая себя?

Сьерра вспыхнула. Вспыхнула от стыда. Все это было донельзя неприличным: этот разговор, то, что они делали, и то, как быстро все у них получилось. Но она еще не пала до конца. Бен все еще мог заставить ее покраснеть. Она заерзала, пытаясь вырваться, мечась между желанием его убить и желанием спрятаться, исчезнуть.

Но он применил уже известный ей прием: усилил хватку.

– Все в порядке. Ну, знаешь, трудно поверить, что ты не знаешь свое тело настолько хорошо, чтобы самой себе доставить удовольствие. Ты говоришь, тебе двадцать четыре?

– Не твое дело. – Сьерра чувствовала себя униженной и в своей униженности винила Бена. Его откровенные высказывания иногда были приятными, иногда возбуждали, но сейчас – совсем другое дело.

Она попыталась оторвать щеку от его груди, но безрезультатно. От Бена так хорошо пахло, от одного этого запаха она млела и слабела.

– Мы сегодня спать собираемся?

– Да. Чуть-чуть. – Он обнял ее так крепко, что грудь Сьерры прижалась к его животу, а ее живот оказался на уровне ширинки. – Тогда перестань ерзать. Я в таком состоянии, когда каждое твое движение воспринимается моим телом как приглашение к продолжению. Мне надо держать себя под контролем, поэтому я намерен обнимать тебя крепко, пока ты не уснешь.

Бен не переставал ее шокировать.

– Ты будешь спать со мной? – Он прикусил мочку ее уха.

– Почему нет?

Не такая уж неприятная мысль. Сьерра пожала плечами. Действительно, почему бы нет? Эта ночь была особенной, и она запомнит ее надолго, так, может, стоит, и закончить эту ночь так же хорошо, как она началась? Кто знает, когда она вновь решится на подобное безумство?

– Не волнуйся, твоя невинность не пострадает. – Бен поцеловал Сьерру в лоб. – Обещаю не нападать на тебя исподтишка.

Сьерра не считала себя невинной. Может, ее прошлое вызывает в нем отвращение? Но почему-то она так не думала. Он не был груб, как ее бывший муж, не был ханжой, как ее отец. Он не был похож на жителей ее родного города. И вообще, Бен Бедвин не походил ни на кого.

Бен лбом прижался ко лбу Сьерры, поглаживая ее спину и обнаженные ягодицы. Он все еще улыбался, но она видела, что неудовлетворенное желание продолжает мучить его. Этот огонь в глазах делал Бена еще более привлекательным. Как бы там ни было, руки у него были нежными. Он ласково заправил за ухо прядь ее волос.

– Все хорошо?

– Да. – Она сомневалась, что когда-нибудь сможет вернуться к прежнему безмятежному существованию, но сейчас она была этому обстоятельству даже рада.

– Ты ужасно неразговорчива.

Она захватила двумя пальцами волосок на его груди и слегка потянула.

– Потому что ты меня вымотал. – Он рассмеялся:

– Еще я подарил тебе оргазм. – Он быстро и жарко ее поцеловал. – Господи, какой это был день! Честно признаюсь, когда я утром встал с постели, я и подумать не мог, что встречу такую, как ты.

Сьерра сладко зевнула, прежде чем переспросить:

– Как я?

– Да, такую сексуальную и сладкую. – Пристально глядя на Сьерру, Бен коснулся ее груди. – Такую жаркую.

– Бен... – Вот так, без всяких усилий, он снова заставил ее дрожать от желания.

Он застонал:

– Черт, давай засыпать, пока я не передумал держать слово.

Сьерре стало стыдно. Она чувствовала себя вполне удовлетворенной, тело ее все еще согревало приятное тепло – отзвуки первого в жизни оргазма, а он был весь как камень от желания. Этот подвиг галантности был, с ее точки зрения, излишеством. Что с того, что они сделали бы еще один шаг – не такой уж принципиальный шаг, если смотреть на вещи трезво, – и занялись бы сексом?

– Знаешь, тебе ни к чему быть таким благородным.

– А как без этого? Ты, когда говорила о мужчинах, и меня причисляла к этим подонкам из твоего прошлого. – Теперь он говорил вполне серьезно. – Мне это не нравится. Поэтому я и держу слово.

– Просто чтобы доказать, что ты не такой, как они?

– Вот именно. Я другой. И когда я даю слово, я его держу.

– Не слишком ли ты к себе жесток? – На его щеке появилась ямочка.

– Да уж. Мне действительно трудно. – Он погладил ее по животу, показывая, где ему особенно трудно. Голос его упал до шепота. – Мне еще никогда в жизни так никого не хотелось трахнуть.

У нее участилось дыхание.

– Тогда нам надо использовать ситуацию и... – Он приложил палец к ее губам:

– Но есть еще кое-что. Нет, не паникуй. Я не претендую на твою жизнь.

– Ты ясно дал мне это понять!

– Но по каким бы причинам ты ни сказала мне «нет» на то, чтобы заняться сексом, эти причины все еще остаются в силе. Если ты изменила мнение по этому вопросу сейчас, то это, потому что я тебя размягчил. – Он широко усмехнулся. – Ты не задумывалась, что я могу управлять тобой посредством секса? Сейчас ты куда сговорчивее, чем раньше.

– А что, если я пристукну тебя во сне, если не будешь осторожнее в своих словах?

Бен засмеялся.

16
{"b":"9092","o":1}