ЛитМир - Электронная Библиотека

Бен растерялся. Он не знал, что сказать. И тут очень кстати появился повар.

– Вот ваш салат. Приятного аппетита, – произнес он со сладкой улыбкой.

– Спасибо. Все выглядит очень аппетитно, – в тон ему ответила Сьерра.

Повар широко улыбнулся:

– А на вкус еще лучше, вот увидите.

Агата внимательно осмотрела пищу, подцепила вилкой ломтик курицы из салата, отправила его в рот, тщательно разжевала и только потом, наклонив голову, вынесла вердикт:

– Действительно очень вкусно.

Бен даже удивился тому, как обрадовало его одобрение бабушки.

– А ты чего ожидала?

Агата подцепила еще один кусочек.

– Грейс просила тебя мне позвонить? – Да.

– Так почему ты мне не позвонил?

Бен заерзал на стуле. Выудив из миски с фруктовым салатом ломтик дыни, он отправил его в рот.

– Я был занят. Я собирался к тебе попозже заскочить. Тебе что-нибудь нужно?

– Мне нужно обсудить одно дело без посторонних.

– О да, конечно, – торопливо сказала Сьерра и начала подниматься, но Бен схватил ее за руку и усадил за стол.

– Говори. Я слушаю.

– Бен, – затараторила Сьерра, – я в самом деле...

– У меня с бабушкой нет таких дел, которые мы не могли бы обсуждать при тебе. Не правда ли, Агги?

Агату не так легко было смутить.

– Прекрасно. – Она отодвинула тарелку и сложила руки на столе. – Мне нужно, чтобы ты встретился с моими юристами.

Бен напрягся, непроизвольно сжав руку Сьерры.

– Зачем?

Было видно, что Агги не чувствует той уверенности, что пытается продемонстрировать.

– Я изменила завещание и хочу, чтобы ты его просмотрел перед тем, как все будет решено окончательно.

– Забудь об этом. – Он понял, что делает Сьерре больно, и отпустил ее руку. Бен так нервничал, что не мог усидеть на месте. Он вскочил и начал расхаживать взад-вперед.

– Нет, не забуду. – Агата тоже вскочила. – Ты просто упрямишься. Если бы ты только посмотрел на все непредвзято...

Он бросил на Агги убийственный взгляд:

– Мне неинтересна эта тема, Агги.

Они стояли друг перед другом, опершись ладонями о стол. Оба напряженные, оба чертовски гордые. Бен не желал уступать, и тогда пришлось уступить Агате.

– Ты самый упрямый, самый невыдержанный, самый большой гордец на свете!

– Черт, думаешь, кто-то заметит, что мы родственники?

– Ах ты, плут! – перешла на крик Агги.

– Плут? – Бен буравил Агги взглядом. – Это ты пытаешься меня оскорбить? – Он засмеялся, словно его от души позабавили. – Плут, говоришь? Ты начинаешь заговариваться!

Агата сдвинула брови.

– Я сама составляю завещание, и ты ничего не можешь с этим поделать. – Она вскинула голову, царственная в своем праведном гневе. – Если ты не хочешь брать то, что тебе полагается, это твое дело.

– Я выброшу свою часть на помойку, – пообещал Бен. Ее упорство испортило ему настроение. Агата лишь недавно признала его своим внуком, а с матерью вообще отказывалась нормально общаться. Чего Бен хотел, так это уважительного отношения к своей матери и признания того, что сын Агаты поступил по отношению к матери своего ребенка подло. Но Агата не желала идти ему навстречу. Не хочет – ее дело. Тогда он ничего у нее не возьмет.

– Ты не можешь выбросить свое наследство на помойку, – сказала Агата, шокированная заявлением Бена. – Не веди себя как кретин.

– Агата, клянусь, я вышвырну все, что ты мне завещаешь.

– Отлично, – понизив голос до зловещего шепота, произнесла Агата. – Это твоя доля, и ты волен поступать с ней как захочешь. Если тебе нравится швырять деньги на ветер – так тому и быть. Но ты не сможешь отказаться от наследства. – Прямая и гордая, как царица, Агата выплыла из помещения.

Как только она скрылась за дверью, Бен в ярости отодвинул свой стул:

– Черт ее дери!

Сьерра пребывала в шоке.

– Господи, не могу в это поверить! – Дрожащей рукой Бен провел по волосам и посмотрел на Сьерру. Та молча наблюдала за ним, не зная, как реагировать на его раздражение. – Прости. Просто моя бабка хватается за любую возможность, чтобы меня достать.

Сьерра подняла стакан с колой, покачала его в руке, так что кубики льда зазвенели, и поставила обратно на стол. Из них троих она была единственной, кто доел свой салат. Откинувшись на спинку стула и сложив руки на животе, она сказала:

– Сдается мне, вы готовы перещеголять друг друга в упрямстве.

Бен поморщился. Он действительно показывал себя Сьерре не с лучшей стороны.

– Да, ты отчасти права. – Интересно, способно ли хоть что-нибудь в этом мире испортить Сьерре аппетит? – подумал он. Впрочем, она занималась интенсивным физическим трудом, так что все поглощенные ею калории благополучно сгорали. – Похоже, я единственный, кто не стремится изо всех сил ее умаслить.

– Может, поэтому она и относится к тебе по-особенному.

Бен едва не рассмеялся.

– Не скажи, порой мне кажется, что у нее чешутся руки от желания вмазать мне хорошенько.

Сьерра улыбнулась:

– Я это заметила. Но в то же время она хочет тебе добра. Если бы она тебя не любила, ты бы не мог так ей досаждать.

Бен никогда не рассматривал ситуацию в таком ракурсе. Они с Агатой никогда не сходились во мнениях, и ему было на это наплевать.

– Еда тебе понравилась, я не спрашиваю о компании?

– Да, еда была вкусной, а компания... восхитительной. – Сьерра пристально на него посмотрела. – Я догадывалась, что твоя бабушка – богатая женщина.

– Богатая? Да, весьма. Как и мой брат Ной.

– Твой брат, но не ты?

Бен пододвинул свой стул поближе к Сьерре. Тема ему не нравилась, и он с удовольствием бы ее сменил.

– Это имеет для тебя значение? – Она прищурилась:

– Да, имеет. Я не слишком люблю иметь дела с богачами. Они думают, что весь мир принадлежит им.

Бен присвистнул. Что бы это могло значить?

– А ты водила знакомство с такими людьми? – Сьерра поджала губы, и Бен понял, что ответа ему не дождаться. Еще секреты. Но рано или поздно он заставит ее раскрыть свои тайны. Бен развел руками:

– Ну что же, на этот счет ты можешь быть спокойна, дорогая. По сравнению с ними я бедняк.

– Да уж, – ворчливо заметила она. – Владеешь собственным мотелем.

– Пока еще владею. – Бен улыбнулся. – А насчет богачей, то, что ты сказала, вполне можно отнести к моей бабушке. Она думает, что за деньги можно купить все, что угодно. Включая меня. Но иногда в ней действительно просыпается что-то человеческое. И Ноя она любит до безумия. И, несмотря на свое богатство, Ной вполне нормальный человек. Даже хороший.

Сьерра снова нахмурилась:

– Как и ты. Твоя бабушка об этом не знает?

Бен усмехнулся. Черт, она готова была его защищать. Теперь прогресс в их отношениях стал для него очевидным.

– Это долгая история, и я бы предпочел тебя соблазнять, нежели обсуждать семейные проблемы.

Сьерра перехватила его руку за мгновение до того, как он положил ее ей на колено, и, укоризненно покачав головой, вернула ладонь Бена на стол.

– Мне надо работать, помнишь? – Разве она даст ему об этом забыть?

– Ты решила, что я разложу тебя прямо здесь, на столе на кухне? – с усмешкой спросил Бен. – Сюда могут в любую минуту войти.

Сьерра покраснела и пробормотала:

– От тебя чего угодно можно ждать. – Бен окинул глазами стол:

– Впрочем, почему бы нет?

Сьерра рассмеялась. Даже ее смех его возбуждал. Бен решил, что она недостаточно часто смеется. Надо подумать, как исправить положение.

– Твоя мама совсем не такая, как бабушка. – Сьерра сделала замечание не в виде вопроса, а в виде утверждения, но Бен расслышал ее невысказанный вопрос.

– Полагаю, тебе интересно узнать, что стоит за нашим кратким обменом мнениями по этому вопросу?

Сьерра уставилась в пустой стакан:

– Я не хочу допытываться.

Бену не надо было смотреть ей в глаза, чтобы догадаться, что ее одолевает любопытство. Она была вполне предсказуема. Уникальная девушка – умела быть собой, и это ему нравилось.

28
{"b":"9092","o":1}