ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кофе, Сьерра. – Он продолжал прижимать ее к стулу, надавливая на плечи, пока она не оставила своих попыток встать. – Если уж ты отказываешься, дай хотя бы я выпью.

– Я могла бы и сама сварить, – проворчала Сьерра, бросив на Бена сердитый взгляд.

– Спасибо, я еще хочу пожить, – усмехнулся Кент и пояснил: – Сьерра совершенно не умеет варить кофе.

Бен направил на Кента тяжелый взгляд.

– Если вы провели ночь вместе, кофе мог бы сварить и ты.

Сьерра вскинула голову и удивленно прищурилась. Брук сначала побелела, потом вспыхнула. Кент вскинул вверх руки:

– Итак, пока драка не началась, я все объясню. Видите ли...

Не успев договорить, Кент взвыл от боли и согнулся пополам, потирая пах. В ответ на его злобный взгляд Сьерра отрицательно покачала головой. Нет, мол. Не вздумай разговаривать!

Бен пошел в наступление:

– Ты с ним спала?

На этот раз Брук, похоже, ничего не имела против дурных манер сына. В глазах ее читался острый интерес. Сьерра с ехидной улыбочкой обратилась к Бену:

– Это не твоего ума дело.

Бен открыл, было, рот, чтобы ответить, но Кент его перебил:

– Черта с два не его это дело. Не дразни быка, Сьерра, а то он и меня протаранит насквозь. – Кент схватил Брук за предплечье, та отчаянно пыталась вырваться. – Мы со Сьеррой друзья. И точка. Друзья и не более того. Всем понятно?

Бену очень хотелось ему верить.

– Так почему ты провел у нее ночь?

Кофе еще не принесли, а Сьерра уже встала из-за стола.

– Ты забываешься, Бен. Я с самого начала ясно дала тебе понять, что в мою личную жизнь тебе доступ закрыт. Только потому, что я согласилась... ну, ты знаешь, о чем я... ты не обрел право меня допрашивать.

Реакция Сьерры потрясла Бена. Она вся дрожала от возбуждения. Он кишками чувствовал, что что-то не так. Он был знаком с ней больше недели, но впервые видел ее такой.

И ревность, и обида померкли перед лицом тревоги за нее. Бен медленно поднялся со стула и встал рядом с ней:

– Что случилось?

Сьерра заморгала от растерянности. Его нежность взывала к сердцу, а сердце могло ее подвести. Казалось, она вот-вот расплачется. Впрочем, Сьерра быстро справилась с собой и гордо расправила плечи. Сдавленным голосом, избегая смотреть Бену в глаза, она сказала:

– Вот что, Бен. Прости, но... Я не хочу с тобой больше встречаться. – Она обернулась к Кенту, продолжавшему удерживать Брук. Лицо у Кента было мрачнее тучи. – Оставайся и получай удовольствие от кофе. Увидимся на участке.

– Черт тебя побери, Сьерра, я не хотел этого! – крикнул Кент ей вслед.

– Все к лучшему. – Она вышла с гордо поднятой головой и прямой спиной.

– Бен, – участливо заговорила Брук, – может, тебе следует...

Кент не дай ей договорить:

– Сьерре нужно немного времени, чтобы во всем разобраться, и это все. Поверь мне, Бен.

Бен ничего не сказал. У него не было слов. Ни разу в жизни женщина так с ним не поступала. Если ему не нравились те ощущения, что пробуждала в нем ревность, то теперешнее свое состояние он просто возненавидел.

Он скривился от отвращения к себе. Черт, Сьерра же с самого начала ясно дала ему понять, что не хочет с ним заводить отношения. Она терпела его всю эту неделю лишь потому, что он был чертовски настойчив. Так почему ему так хотелось броситься за ней следом и трясти ее до тех пор, пока она не придет в чувство? Почему ему так хотелось затащить ее к себе в комнату и держать там, пока она не...

Он сжал кулаки. Ей нужно время? Он дал ей времени больше, чем надо.

Кент поднес руку Брук к своим губам и поцеловал:

– Простите, но мне надо к ней. Она... расстроена.

Брук кивнула, словно забывшись, затем высвободила руку и сказала:

– Да, конечно. Идите. Вам не требуется разрешение. – Кент повернулся к Бену:

– Пожалуйста, не делай глупостей. Ты мрачен, как туча, а повода к этому на самом деле нет. Ты и сам знаешь, что иногда стоит остановиться и подумать, вместо того чтобы бередить израненное самолюбие.

Не хватало еще и оскорблений.

– О чем это, черт побери, я должен думать? – прорычал Бен.

– Вот тебе небольшая подсказка: Сьерра из тех людей, что стараются оградить от неприятностей тех, кто ей дорог.

Сьерра никогда не была особо откровенна с Беном, поэтому знать о том, что сказал Кент, он не мог. Впрочем, эта черта характера только добавляла ей плюсов.

– Так она тебя защищает? – Кент покачал головой:

– Меня, тебя – всех, кроме себя.

Злость и растерянность овладели Беном. Он вот-вот готов был выйти из себя.

– Может, ты все же объяснишься? – Кент опустил голову и потер переносицу.

– Не могу, Сьерра убьет меня, если я тебе все скажу. – Он поднял глаза и встретился взглядом с Беном. – Она готова защищать тех, кто ей дорог, но она, черт возьми, слишком закрытый человек.

– Только не с тобой.

– Да, у нас особые отношения.

– Ты с ней спишь?

– Господи! Все не так, как ты думаешь. – Кент обернулся к Брук: – Я к вам потом заскочу. Мы поговорим.

Брук, до сих пор слушавшая этот разговор, покачала головой:

– Нет, я...

Кент дотронулся до ее подбородка.

– Да, – твердо сказал он и ушел.

Несмотря на то, что из-за Кента Брук чувствовала себя не в своей тарелке, она и за сына волновалась.

– Бен, мне кажется, у Сьерры неприятности.

Бен смотрел на дверь, в которую вышли сначала Сьерра, потом Кент.

– Да, я тоже так думаю. – Он повернулся к матери: – Ты веришь тому, что сказал Кент?

– Что они со Сьеррой друзья? Да. – Но...

– Бен. – Брук тронула сына за плечо. – Сынок, я знаю, что она тебе дорога...

– Ты знаешь?

– Я твоя мать, и многое для меня вполне очевидно. – Бен поморщился. Для него все было совсем не таким уж очевидным.

– Единственное, о чем нужно подумать: стоит ли связываться с той, у кого и в самом деле могут быть серьезные проблемы?

Какие проблемы могут быть у умной, независимой двадцатичетырехлетней женщины? И с какой стати она должна так сильно защищать всех, кто ей дорог? И главное, почему столько тайн? Бен не знал почему, но он чувствовал, что Кент говорил правду. Ему нужно немного потерпеть, и, конечно же, ему не стоит бросать Сьерру.

– Может, и не стоит, – ответил Бен на вопрос матери, – но у меня нет выбора.

– Чепуха. Не хочешь же ты сказать, что я вырастила дурака? Ты всегда мог оценить ситуацию и сделать правильный выбор.

Мало-помалу тучи в душе Бена рассеялись. Да, он всегда мог владеть ситуацией. Он мог контролировать действительность и управлять ею. И он мог управлять Сьеррой с помощью секса, он мог превратиться в настоящего тирана. Но прошла неделя, а он так и не опробовал свою тактику в полной мере. Может, это потому, что одного секса со Сьеррой ему было мало?

Он многого добился и в другом: Сьерра стала вести себя с ним менее скованно, более свободно. Она отвечала на его поцелуи, сама до него дотрагивалась, и, наконец, она призналась, что хочет его. Но вчера ночью случилось что-то, что заставило ее изменить свое мнение. Много раз за эти дни Бен замечал, как темнели от печали глаза Сьерры, как она без видимого, казалось, повода выпускала колючки. Он хотел, чтобы Сьерра доверилась ему настолько, чтобы поверить ему свои тайны. Чтобы отдать ему... всю себя.

Бен обнял мать и поцеловал в щеку:

– Ты права, мама. Я всегда все держу под контролем. И сегодня вечером я себя проявлю.

Брук с тревогой нахмурилась:

– Бен, я не хочу, чтобы ты переступал границы разумного.

– Все будет нормально, мам. – Бен наклонил голову, пристально глядя на мать. – Мне надо приниматься за работу, потому скажи мне прямо сейчас: ты приехала сюда с какой-то особой целью или просто в надежде встретиться с Кентом?

Он спросил это в шутку, но Брук настолько растерялась, что Бен понял – он поймал мать с поличным. Изображая ужас на своем лице, он покачал головой:

– Мама, ты с ним заигрываешь!

Брук сжала сумочку в руке и обиженно проворчала:

35
{"b":"9092","o":1}