ЛитМир - Электронная Библиотека

Бен вспомнил слова Кента и подумал: может, она и сейчас пытается его защитить? Ему так хотелось обнять Сьерру, успокоить, но вместо этого он спросил:

– Снова ошиблись номером?

– Пожалуйста, уходи! – Сьерра была на грани срыва.

– Ни за что. – Он не мог уйти, оставив ее в таком состоянии. Даже мысль об этом была ему противна. Во-первых, она женщина и была намного меньше и слабее его, а во-вторых... Он просто не хотел от нее уходить. Он желал знать о ней все.

Если она позволила Кенту стать ей близким другом, рано или поздно и Бен добьется той же привилегии.

Он положил руки на ее плечи и, поскольку Сьерра не отшатнулась, легонько погладил их, осторожно массируя.

– Бен...

– Тсс. Я не буду к тебе приставать, клянусь. – Сьерра засмеялась и, откинув голову, стукнулась затылком о стену – жест отчаяния.

Бен осторожно отстранил ее от стены.

– Вне зависимости от того, как ты к этому относишься, с этого момента мы друзья. Я серьезно. Я продолжаю тебя хотеть, как и ты, подозреваю, продолжаешь хотеть меня. Но я не стану тебя домогаться.

– Ты сам не знаешь, что делаешь.

– Ты о сексе? – спросил Бен, потому что на столь близком от нее расстоянии и в такой ситуации он чувствовал себя более мужчиной, чем всегда.

Сьерра глухо засмеялась и взглянула на Бена:

– Ты хочешь секса? Если ты его получишь, то от меня отстанешь?

В голосе ее было столько отчаяния, что у него внутри все перевернулось. Он старался говорить спокойно и твердо.

– Я уже сказал тебе, детка: тебе от меня не избавиться.

– Ты сказал, что я для тебя как вызов. Но если это кончится...

– Сьерра... – Он прикоснулся к ее обласканной солнцем щеке, дабы усилить внушающую силу своих слов. – Как это может закончиться, если ты провоцируешь меня уже одной своей решимостью от меня избавиться? Нет, это не кончится. – Бен покачал головой. Он знал, о чем говорил. – Ты словно узел противоречий, ты постоянное испытание моего мужского начала, а мне нравится подвергать себя испытаниям.

– Это просто ни в какие ворота не лезет! – Сьерра слегка обмякла и решила испытать новую тактику: – Бен, ты меня мало знаешь, и тебе нет смысла влезать в мои неприятности.

То, что она говорила, было бы правильным для нормального порядка вещей. Но их отношения с самого начала не развивались как нормальные. С первого взгляда он захотел ее так, что внутри все заломило. Бен спрашивал себя, понимает ли Сьерра, как крепко он влип.

Он сказал ей ту часть правды, на которую ей нечем было возразить:

– Я знаю тебя лучше, чем любой другой мужчина. – Голос его понизился до шепота, он звучал обнадеживающе, ободряюще. – Ведь я первый подарил тебе оргазм. Верно?

Глаза ее округлились, дыхание стало сбивчивым.

– То была ошибка.

– Нет, моя дорогая. Я знал, что делаю. – Выражение лица у нее стало забавным, некая смесь досады и недоверия, и тут Сьерра взорвалась:

– Отлично, раз ты не хочешь уходить, вот тебе. – Она бросилась на кухню, с грохотом выдвинула ящик комода, достала оттуда молоток и швырнула ему. По крайней мере, Бен предпочел посчитать, что она швырнула молоток ему в руки, а не в голову. У него была быстрая реакция, поэтому он успел поймать его.

– Оставайся, если тебе так хочется. Но тогда ты поможешь мне установить запоры. У меня нет времени стоять тут и спорить с тобой до ночи. – И просто из вредности она добавила: – В отличие от некоторых мне приходится много трудиться, чтобы вести собственное дело. – Она достала еще один молоток и набор отверток.

Бен оставался невозмутим. Улыбаясь своим мыслям, он пошел следом за Сьеррой в крохотную гостиную.

– Мы все окна будем запорами снабжать? – К счастью, окон было немного.

– Да. – Сьерра смотрела на него так, словно хотела, чтобы он начал жаловаться на нехватку времени или усталость. Жалоб не последовало. Тогда она нахмурилась и спросила: – Ты руками работать умеешь?

– Еще как.

Сьерра всучила ему отвертку:

– Знаешь, что надо делать?

– Разумеется.

Сьерра смотрела на Бена так, словно не вполне доверяла его компетентности. Лицо у нее горело.

– Я не о сексе говорю.

О, да у нее тоже один секс на уме?!

Сьерра ушла в кухню и с треском открыла упаковку с замком. Демонстративно громко. И хоть она находилась за стеной, общаться они могли беспрепятственно.

– Может, расскажешь, что у тебя за неприятности?

– Нет.

А чего он, собственно, ждал?

– Если бы я был в курсе твоих проблем, я мог бы тебе помочь.

– Нет.

Рассохшуюся раму в гостиной покрывали три слоя краски. Бен хмуро осматривал фронт работ.

– Я все равно буду за тобой присматривать. – Сьерра не ответила.

Бен подцепил отверткой старую накладку от замка и трижды ударил молотком по ручке. Накладка вылетела, оставшись болтаться на одном винте.

– Дерьмо, – пробормотал себе под нос Бен. Теперь он был рад тому, что Сьерра решила поменять замки.

Дерево было старым, замки проржавели, поэтому работа отняла больше времени, чем можно было ожидать.

Пока Сьерра заканчивала работу в кухне, Бен занялся окном спальни. Оставшись в комнате в одиночестве, он с любопытством огляделся. Бен не один раз бывал в крохотном доме Сьерры, но в эту комнату ни разу не заглядывал. Комната была обставлена очень скромно. Односпальная кровать представляла собой матрас на простой деревянной раме, никаких декоративных изголовий и прочего. Белые простыни, простое одеяло в коричнево-голубую клетку, местами потертое, и стандартного размера подушка. Бен вспомнил еще одну подушку и покрывало на диване и сделал вывод, что она спит на двух подушках, в чем ничего экстравагантного не было.

Дешевые жалюзи на окне. Ни цветных ковриков на потрескавшемся линолеуме, ни прочих излишеств. На ночном столике простой механический будильник. Голые стены – даже зеркала нет. Изрядно старый, не подходивший ни по цвету, ни по стилю к тумбочке комод. На комоде – связка ключей, мелочь и несколько широких резинок для волос. Ни косметики, ни парфюмерии, ни ярких зажимов для волос.

Из-под кровати торчат сандалии, в шкафу несколько рубашек и пиджак.

Примерно так Бен представлял себе тюремную камеру.

Имущество Сьерры было скудным – не многие способны вынести такое существование. Почувствовав к ней щемящую жалость, Бен присел на край кровати. Ему казалось, что сердце его вот-вот расколется.

Сьерра просунула голову в дверь, нахмурилась, увидев его сидящим без дела, и подозрительным тоном спросила:

– Что это ты тут делаешь? – Бен встал:

– Ничего.

Сьерра, похоже, ему не поверила. Она обвела взглядом комнату, словно пытаясь найти в ней вещественное доказательство его противоправных действий. Ничего не обнаружив, она спросила:

– Принести попить что-нибудь холодное? У меня есть чай со льдом.

Бен теперь смотрел на нее другими глазами. В груди его поднималось нечто тревожно-щемящее – опасное по своему накалу чувство.

– Бен, мой вопрос тебя так озадачил? Почему ты на меня уставился?

Бен пожал плечами. Что он мог ей сказать? Ему чертовски хотелось приголубить Сьерру, но он нашел в себе силы противостоять искушению.

– Чай со льдом – это замечательно, – с вежливой улыбкой согласился он. – Спасибо.

Медленно, словно от нее требовалось немало усилий, чтобы оторвать от Бена взгляд, Сьерра повернула голову к окну.

– Ты уже закончил?

– Нет. Решил немного отдохнуть. – Голос у него был нежным, а сердце еще нежнее. Черт, он не хотел себя выдавать, но когда внутри тебя творится такое, трудно оставаться рациональным.

Сьерра с подчеркнутым безразличием пожала плечами:

– Тогда почему ты не идешь домой? Я и сама могу все закончить.

Бен вернулся к окну.

– Ни в коем случае. Я скоро закончу.

А что потом? Потом придется искать новые поводы, чтобы появляться у нее завтра, и послезавтра, и на следующий день. Нет, рано или поздно он ее одолеет.

– Отлично, – проворчала Сьерра. – Делай, как хочешь.

37
{"b":"9092","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мертвый ноль
Наследник из Сиама
В объятиях герцога
Метро 2033: Нас больше нет
Алмазная колесница
Убежище страсти
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Девушка с тату пониже спины