ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты подала на развод?

– Да. Я думала подождать, как сказал его отец, но потом... Я просто не могла больше. Когда я впервые заговорила о разводе, Грифф рассвирепел. Он сказал, что разведется со мной, когда сам будет к этому готов, и ни секундой раньше. Моя ситуация оказалась безвыходной.

– Ты сказала своему отцу, что он бил...

– Он знал. Все знали.

Бена трясло от ярости. Ее отец знал, что ее били, и ничего не сделал, чтобы ей помочь.

– Из-за синяков?

– Да. Ты не можешь себе представить, как это унизительно, когда на тебя смотрят с жалостью. Только не пойми меня неправильно, Грифф никогда сильно меня не избивал.

– Он бил тебя.

– Так, слегка. Оставлял синяки, пару раз губу мне разбил, пару раз ставил «бланш» под глазом...

Должно быть, Сьерра почувствовала напряжение Бена, потому что отстранилась, чтобы на него посмотреть.

– Прости. Я не хотела тебя этим грузить...

– Молчи. Я хочу все о тебе знать. Просто я жалею, что меня там не было. Мне жаль, что тебе пришлось одной через все это пройти.

Она согрела его улыбкой:

– Нет, я была не одна. Когда я собралась с духом, чтобы уйти, несмотря на угрозы Гриффа, я встретила Кента. Он подобрал меня на дороге, и как-то так вышло, что мы за день стали друзьями. Как ангел-хранитель, он все время был со мной рядом, берег меня, ссужал меня деньгами, пока я... – Улыбка ее померкла, и она теснее прижалась к Бену. – После того как умер мой отец, я унаследовала его сбережения и кое-что из его собственности. Немного, но в режиме строгой экономии этого оказалось достаточно, чтобы окончить школу и купить этот участок. А теперь я просто счастлива.

Бен погладил Сьерру по волосам, поцеловал в макушку и сказал:

– Ты многое опускаешь.

– Да. – Она вздохнула. – Но сейчас мы, наконец разведены, и я могу оставить прошлое в прошлом. И все то, что было, не имеет значения ни для меня, ни для нас.

«Для нас». Бену понравилось, как она это сказала. Значит, она уже считала их парой? Он продолжал обнимать ее.

– Нельзя сказать, что все кончено, если он продолжает тебе досаждать.

– Бен, – Сьерра потерлась грудью о его грудь, – ты пообещал, что не будешь вмешиваться, пока я тебя об этом не попрошу.

«Да она, верно, шутит?» – подумал Бен, но сам прямодушно согласился:

– Обещал.

Сьерра прищурилась:

– От Гриффа и так много народу пострадало.

– Как это понимать?

– Понимать так, что я не хочу, чтобы ты с ним связывался.

– Ладно. – «Я и не буду с ним связываться. Я просто вобью его в землю, а это – совсем другое».

Сьерра кулачками ударила его в грудь, Бен от неожиданности вздрогнул.

– Черт тебя дери, Бен!..

Не желая вновь вступать в единоборство со Сьеррой, Бен опрокинул ее на спину. Он должен был слиться с ней вновь, должен был назвать ее своей, доказать себе самому и ей, что она принадлежит ему, и только ему.

– Тсс. Я знаю, что я обещал, Сьерра. Ты не пожалеешь о том, что мне доверилась, но только я не дам ему тебя обижать, черт меня дери. – Она отчаянно замотала головой, и Бен шепнул ей на ухо: – Кстати, об обещаниях. Я много всего тебе обещал сегодня, помнишь?

– Ты о чем?

– Я о сексе. И у нас в запасе, – он повернул голову, чтобы посмотреть на часы, – еще добрый час до того, как нам нужно будет вставать. – Он притронулся к тем местам у нее над локтями, где уже багровели синяки. – Не болит? – хрипло от переполнявших его эмоций спросил Бен.

– Нет.

Он ей не поверил, но он знал, что Сьерра не терпела жалости к себе, и потому не стал развивать тему.

– Я рад. Так как насчет того, чтобы провести этот оставшийся час к удовольствию нас обоих?

– Я не знаю.

Бен накрыл ладонью ее грудь и почувствовал, как почти тут же сердце Сьерры забилось чаще.

– Я могу сделать так, что ты не станешь отказываться.

Она закрыла глаза.

– Я знаю, – простонала она.

Бен стал покрывать поцелуями ее тело – ласками он мог сказать то, что не мог выразить словами.

– Я люблю твою грудь, Сьерра. Она такая сладкая. – Сьерра ответила ему натянутым смехом.

– Не сказать, чтобы грудь у меня была... роскошной.

– Она такая, как надо. Ни больше, ни меньше. – И в доказательство своих слов Бен поцеловал по очереди ее соски.

– Бен, – ворчливо сказала Сьерра, пытаясь его оттолкнуть, – они уже слишком остро чувствуют.

– Здесь? – Он нежно втянул сосок в рот, а потом подул на него.

– Да.

– Скоро все твое тело будет таким чувствительным, – пообещал Бен и осторожно подхватил губами ее сосок и потянул. Сьерра напряженно замерла, и Бен, не давая ей увернуться, стал ласкать набухший сосок языком.

– Не нужно меня отталкивать, любимая. Никогда. Ни за что. – И втянул ее сосок еще глубже.

Сьерра перестала бороться с Беном и притянула его ближе к себе.

Он переключился на другую грудь и стал проделывать с ней те же трюки. Сьерра вцепилась ему в волосы. Она извивалась под ним и стонала. Бен осторожно перехватил Сьерру за запястья и поднял ее руки над головой.

– Бен, – простонала она.

– Сделай это, Сьерра. Доверься мне. – Несколько неуверенно она сплела пальцы за головой.

Все ее тело было напряжено в ожидании неизвестного.

– Что ты собираешься делать?

– Свести тебя с ума.

Он провел ладонями по ее плечам, по нежной коже с внутренней стороны предплечий к груди, дальше вниз к животу и вдоль бедер. Она была такая маленькая, такая хрупкая и шелковистая. Она была его женщиной.

Сьерра закрыла глаза.

– Я уже на подходе.

– Еще нет. – Бен лизнул ее живот, наблюдая, как под его лаской сжимаются мышцы ее живота. Он проник в пупок языком. – Я люблю твой живот.

Бедра Сьерры дернулись, и Бену пришлось перехватить их, чтобы удержать ее.

– Прекрати бороться со мной, Сьерра.

– Тогда перестань меня дразнить! – Бен усмехнулся:

– Я намерен научить тебя терпению. – Он соскользнул на пол и опустился на колени, подтянув ее к себе так, чтобы икры ее свисали с кровати.

Сьерра подняла голову и в недоумении посмотрела на Бена.

– Запрокинь руки за голову, – велел он.

Сьерра, тяжело дыша, не торопилась исполнять приказ. Внутренняя борьба окончилась поражением – она повиновалась. Запрокинув голову, Сьерра смотрела в потолок, напряженная, не зная, чего ожидать.

– Вот так, хорошо. – Бен провел ладонями по ее бедрам вверх и вниз. В этом растянутом положении живот ее был втянут, а грудь и лобок выступали – а именно эти места он и хотел почтить своим вниманием. Сгорая от желания попробовать ее на вкус, Бен сказал отрывисто и хрипло: – А теперь раздвинь ноги. Пошире.

Сьерра со стоном повиновалась. Бен помог ей развести ноги еще шире. Он смотрел на ее бледные бедра и нежные завитки и сгорал от желания. Двумя пальцами он приоткрыл ее, наслаждаясь зрелищем. Сьерра была так трогательно беззащитна перед ним. Он словно издалека слышал собственный голос – в ушах гудело от прилива крови.

– Я люблю это тоже, Сьерра, каждый твой нежно-розовый дюйм.

Она шевельнулась, и он накрыл ее ртом.

Отрывисто вскрикнув, Сьерра подняла бедра, и Бен сжал в ладонях ее маленькие круглые ягодицы. Плечи его не давали ей свести ноги, он крепко держал ее, погружая в нее язык, посасывая ее набухшие губы и, наконец, втянув в себя ее маленький дрожащий клитор.

Больше всего ему нравился ее запах. Бен глубоко вдыхал его в себя, наполняясь ароматом и вкусом Сьерры. Он никак не мог насытиться. Ему все было мало. Внезапно Сьерра напряженно застыла, и из горла ее вырвался хриплый надорванный стон.

Бен чувствовал мелкую дрожь в ее ногах, она извещала о наступлении оргазма. Судорожные вздохи Сьерры переросли в хриплые глубокие стоны. Бен удерживал ее на месте, пульс его учащался по мере того, как она приближалась к пику. Он делал все, чтобы ее наслаждение оставалось острым, чтобы оно не ослабевало. Оргазм был долгим, волнообразным, исчерпывающе полным.

48
{"b":"9092","o":1}