ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, его жилье не походило на просторный особняк, которым владела его бабушка, или на роскошную квартиру его брата в городе, но это жилье принадлежало ему лично, и в этом было его главное достоинство.

Бен снял рубашку и бросил ее в бельевую корзину в ванной. Неожиданно вся округа осветилась от необычайно яркой вспышки молнии. И почти в тот же миг мотель потряс громовой раскат.

Неужели молния попала в здание?

Бен выругался и подошел к окну. Не успел он отдернуть занавески, как фонари на автостоянке мигнули и потухли. Все окутала плотная тьма.

– Вот дерьмо. – Бен ощупью пробрался к двери в коридор. Буря оказалась ему на руку – вспышки молнии освещали ему путь, и он распахнул дверь – темнота, хоть глаз выколи. – Где, черт побери, дежурное освещение?

Не успел он это сказать, как зажглись уютные огоньки над дверями выхода и лифтом. Оба его сотрудника стояли навытяжку за регистрационной стойкой, напрягая зрение, чтобы что-то разглядеть.

– Не шевелитесь, – приказал им Бен, а сам побежал за фонарем с дальним светом.

– Свет вырубился повсюду. Бен! – с тревогой в голосе крикнула ему вслед Венди. – На всей улице темно.

– Отлично, просто отлично. – Бен снял с крюка на стене кухни большой фонарь и зажег его. Из выдвижного ящика прикроватной тумбочки он достал фонарь поменьше. Бен слышал, как ночные гости ввалились в вестибюль, и выругался. Только этого ему сейчас не хватало.

Усталый и рассерженный, Бен велел Гэри достать из служебного помещения еще несколько фонарей с дальним светом и включить приемник на батарейках.

– У нас вырубилось электричество, – пожаловался молодой человек – один из поздних гостей, а женщина рядом с ним кивнула.

– Не только у вас, а на всей улице, – объяснил Бен. – Молния, должно быть, попала в трансформаторную будку или еще что-то в этом роде.

– Мы успели только половину фильма посмотреть. – Молодой человек притянул женщину к себе и усмехнулся: – Вы же не возьмете с нас плату за это, верно?

Было понятно, о каком фильме шла речь, судя по их раскрасневшимся лицам и растрепанному виду. Бен спрятал ухмылку.

– Нет, за пользование платным каналом мы с вас платы не возьмем, только напомните утром портье за стойкой, что показ прервался. Мы будем слушать радио, и если сообщат, что погода ухудшится, мы вас предупредим. А пока, увы, мы ничего не можем сделать.

Парочка покинула вестибюль в обнимку. Может, Сьерра правильно заметила насчет ночи полнолуния. По крайней мере, это могло бы объяснить повышенную возбудимость и его самого, и окружающих.

Хорошо бы, чтобы этим одним все и объяснялось.

– Если кому-то еще захочется побродить в такую погоду, – сказал Бен, обращаясь к своим сотрудникам, – сообщите им, что магнитные карточки могут выйти из строя, и они окажутся на улице.

– Хорошо. – сказала Венди, и голос ее показался зловеще-таинственным посреди мрачной тишины. – А что нам делать?

Бен пожал плечами. Из окна он видел, что в доме Сьерры свет не горит. Внезапно его охватило беспокойство. Сьерра переехала сюда недавно, не успела ни вещи распаковать, ни привыкнуть к своему новому жилищу. Одна посреди мрака.

Бен улыбнулся Венди:

– Поиграйте пока в карты, поваляйте дурака. Мне все равно. Главное – оставайтесь на посту. – Бен направился к двери. – Я скоро приду.

Гэри захихикал, и Бен услышал голос Венди:

– Он пошутил, Гэри, так что забудь об этом.

Голый по пояс Бен вышел за порог. Какой смысл что-то на себя надевать, если все равно промокнешь? Дождь усилился, ветер дул с такой силой, что приходилось наклоняться при ходьбе. Узкий луч от фонаря едва справлялся с мраком.

Дорогу уже завалило ветками, и, подойдя к домику Сьерры, Бен обнаружил, что здоровый сук отломился от вяза и заблокировал дверь. Окно оказалось разбито.

Была поздняя ночь, и буря усиливалась. Бен заволновался. Он стал звать Сьерру, пытаясь осветить помещение. Но ответа не было.

Тогда он переступил через сук и стал колотить в дверь. Тишина.

Бен отломил сук поменьше и с его помощью вытащил осколки, после чего осторожно, стараясь не пораниться, забрался в дом через окно. Кровать намокла, и Сьерры в ней не было. Сквозь завывание ветра он услышал приглушенный звук и пошел на него, стараясь обходить коробки и ящики.

– Сьерра?

За закрытой дверью он услышал громкий звук, словно что-то упало на пол, а потом негромкое ругательство. Встревоженный. Бен распахнул дверь и обнаружил Сьерру, распростертую на полу перед душевой кабиной и совершенно голую. В руках у нее было полотенце, но оно ни на дюйм не прикрывало ее тела. Оказывается, под рабочей одеждой Сьерры скрывалась очень изящная фигурка. Бен уставился на Сьерру, не в силах оторвать от нее глаз. Сьерра смотрела на Бена, и в ее зеленых глазах закипал гнев.

– Выйди отсюда! – крикнула она.

Бен растерянно заморгал и повернулся спиной к Сьерре. Как же ему не хотелось отворачиваться! Он старался выровнять дыхание и привести себя в чувство, но перед глазами стояли ее круглые грудки, блестящие от воды, раскинутые ноги и этот такой сексуальный животик. Без одежды Сьерра выглядела лучше, чем в ней.

– Сьерра?

– Если вы будете на меня пялиться, клянусь, я вас убью! – В голосе ее звучала угроза.

Но предупреждение несколько запоздало. Он уже ее видел. И теперь ее образ крепко запечатлелся в мозгу. И плоть его свело от похоти.

– Буду только рад, – пробормотал Бен и услышал, как Сьерра испуганно вскрикнула.

Женщины бывают такими забавными в том, что касается наготы. Бен покачал головой:

– Я просто вас дразнил. Я не стану поворачиваться, пока вы не прикроетесь.

Он услышал, что Сьерра шевельнулась и что-то проворчала. Он была нагой и находилась в непосредственной близости – прямо за его спиной.

Бен прочистил горло.

– Вы не ушиблись? – Озабоченный (конечно, им двигала только тревога за ее здоровье), он оглянулся.

– Бен! – рявкнула Сьерра.

– Ладно-ладно. – Видит Бог, он хотел ее до боли. Иногда он готов был проклясть себя за то, что не мог не быть джентльменом. И сейчас был как раз такой случай.

– Послушайте, может, эта штука вам поможет. – Не оборачиваясь, он протянул ей фонарь.

Сьерра выхватила фонарь у него из рук. Бен напрягся. Он был почти готов к тому, что она сейчас ударит его этим фонарем.

Прошло несколько секунд. Сьерра, судя по наступившей тишине, не шевельнулась. Бен стал терять терпение.

– Ну, теперь вы уже в приличном виде?

Прошло еще несколько секунд до того, как она тихо, но не без запальчивости ответила.

– У меня тут ничего нет, кроме полотенца. – Кроме полотенца! У Бена заболело в паху от искушения, и он переступил с ноги на ногу.

– Я бы предложил вам свою рубашку, но как видите, ее на мне нет.

– Я заметила. – Луч фонаря медленно прошелся по его торсу. – С чего бы это?

На самом деле голос Сьерры стал ниже, или ему показалось? Что за игру она затеяла на этот раз?

– Только я разделась, чтобы пойти в душ, как отключили свет.

Бен снова переступил с ноги на ногу.

– А я, когда понял, что вы находитесь в полной темноте, решил, что одеваться нет смысла.

Бен почувствовал, как Сьерра замерла.

– Выходит, вы бросились ко мне на помощь? – спросила она с недоверием.

– Ну да. – Он усмехнулся против воли. – Я же не знал, что застану вас голой в душе.

Бен почувствовал, как Сьерра приблизилась, и решился на весьма великодушное предложение, если учесть обстоятельства:

– Скажите мне, где ваша пижама, и я вам ее принесу.

Снова в ответ тишина. Может, Сьерра решила вообще не одеваться? Может, она решила не упускать момент...

– У меня нет пижамы.

Бен закрыл глаза и сжал руки в кулаки. Зачем она это ему сказала? Зачем призналась, что спит голой? Он снова переступил с ноги на ногу – ситуация в паху усугублялась.

– Нет пижамы?

– Ну да. Я понимаю, что это странно звучит. – Тон у нее был упавший. – Мы ведь оба взрослые, верно?

8
{"b":"9092","o":1}