ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Успокой меня
Большие воды
После
Беженец
Колодец пророков
Рубикон
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Отвергнутый наследник
A
A

– Черт, поосторожнее с ножом, а то порежешься! Ной отложил лопатку, которой переворачивал яйца.

и забрал нож у Грейс. Она не хотела отдавать. И они немного поборолись. Наконец Грейс сдалась.

– Ты даже в этом не хочешь уступать.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я сейчас говорю, Грейс.

Она высвободилась и поднялась на цыпочки. Ее глаза пылали яростью.

– Да, ты четко выразился, спасибо.

– Черт! – Теперь он поймал ее за обе руки. – Я имею в виду не разговор с Агатой.

Грейс нахмурилась:

– Нет? Значит, ты говоришь о нашем договоре?

– Прекрати называть это договором! – В его устах это слово звучало как ругательство.

– Как же это назвать?

– Зачем нам это вообще как-то называть? – спросил он, не найдя лучшего ответа. – Почему мы не можем просто жить и радоваться?

– Вот я и радуюсь, – гневно ответила Грейс. Ной гладил ее руки, стараясь успокоить.

– Правильно. Секс и только секс. Ее подбородок поднялся вверх.

– Ты сказал, что хотел именно этого?

– Да, именно секса.

– Ты его получил?

– Ну, в общем, да… – Он засмеялся.

Когда Грейс раздражалась, она становилась неотразимой.

– В последнее время я несколько раз вел себя по-дурацки.

– Перестань! – Она недвусмысленно покачала головой. – Ты не дурак. И в данном случае ты прав. Нечто большее между нами чем секс – это было бы смешно.

Настал черед Ноя замолчать от гнева. Он старался понять их отношения, а Грейс категорически отвергала их. Теперь в его лице не было и намека на улыбку.

– Если уж ты так хочешь точности, то я сказал, что хочу горячего, изматывающего секса и женщину, которая смогла бы мне это дать, когда бы я ни попросил.

Глаза Грейс потеплели, ее воинственность немного уменьшилась и сменилась пониманием, от которого у него всегда захватывало дух.

– Да, я помню.

Ной понизил голос, погладил ее плечи:

– И ты все еще говоришь «да»? Грейс чувствовала пульс где-то в горле.

– Я придерживаюсь своей стороны договора.

Ной внезапно почувствовал запах поджаренных яиц. Он отпустил Грейс и отошел, чтобы снять сковородку с плиты. Он выложил по два яйца на тарелки и выключил огонь.

– Завтрак подождет.

Грейс отступила на шаг назад.

– Что ты собираешься делать? – спросила она.

– Все, что захочу, так ведь, Грейс? – Медленными четкими движениями он снял с себя рубашку.– Тебе так нравится напоминать мне о нашем договоре. Ты хочешь полностью придерживаться его. Отлично. Кто я такой, чтобы жаловаться?

Она смотрела на его голую грудь, и ее дыхание участилось.

– Ной, я…

– Сними платье, Грейс.

Она отступила к холодильнику и застыла. Харпер стал освобождать стол, не обращая на нее внимания.

– Ной…

Он положил руку на стол и попробовал раскачать его.

– Думаю, будет нормально.

Она с опаской посмотрела на стол широко раскрытыми глазами.

– Ной, – напомнила она, – мы собирались завтракать.

Ной слышал, как она учащенно дышала. Он посмотрел на нее и сказал:

– Ты вкуснее любого завтрака.

Она приоткрыла губы и сложила руки на животе.

– Но я не привыкла на столе…

– Продолжай, – сказал он.

Она смутилась, стала неуверенной и возбужденной. Ее соски были видны сквозь мягкую ткань платья. Губы дрожали.

Ной не знал точно, что он хотел доказать, но желание было сильным.

– Можешь не отвечать. Главное – разденься.

Она оглянулась. Посмотрела на готовую яичницу, на пустой стол, затем снова на него.

– Ты зол?

– Нет. – Ной расстегнул пуговицу и молнию на своих брюках, чтобы они не сдерживали его рвущийся наружу член. – Я возбужден. А это большая разница.

Он сел, снял ботинки и носки. Грейс облизнула губы. Ее взгляд был прикован к обнаженному животу Ноя, к тому месту, где были расстегнуты брюки.

– Нечем предохраняться.

– Мы решим эту проблему. Поверь мне, Грейс, существуют способы, о которых ты даже и не догадываешься.

Она была озадачена, нервничала. Ной откинулся на стуле, вытянул ноги и кивнул ей:

– Раздевайся, Грейс.

Харпер видел, что она полна желания, но ее сдерживает скромность.

Было утро. Яркий солнечный свет вливался в окна. Они были в кухне – только вдвоем. Он больше ничего не говорил, только ждал и смотрел на нее. Медленным движением Грейс взяла подол платья и приподняла его. Открыла икры, колени, бедра. Ее лицо горело, дыхание участилось. Ной увидел ее белые трусики, живот, грудь. Она сняла платье через голову и теперь держала перед собой.

– Брось его, – приказал он.

Кусая губы, Грейс отвела руку с платьем в сторону и уронила его на пол.

– Сними трусики.

Его хриплый голос приказывал. Ной чувствовал себя повелителем, полным сил и устремленным к новым ощущениям сладострастия. Самое интересное, что только Грейс так на него влияла. Он подумал: «Буду ли я через десять лет так же сходить с ума от одной лишь мысли обладать ею?» А еще он подумал, будет ли он вообще с ней через десять лет…

– Я жду, Грейс!

Она нагнулась и начала снимать с себя белье.

– Нет, подожди, – внезапно остановил ее Ной. Кровь бешено стучала в его голове. – Сначала повернись.

Ее лицо вспыхнуло.

– Ной! – запротестовала она.

Он молча ждал. Грейс нахмурилась, мило покраснела и повернулась. Несколько секунд она стояла неподвижно, затем порывисто наклонилась и сняла белье. Увидев ее нежно-розовое влагалище, мягкую белую попку, Ной застонал. Она мгновенно выпрямилась. Ной потянулся и поймал ее за руку.

– Иди сюда, Грейс.

Словно зомби, она послушно подошла. Ной сжал ее между ног. Он взял в руки ее тяжелую грудь, потер возбужденные соски.

– Наклонись, – сказал он.

Она послушно наклонилась к нему, и он поймал губами ее левый сосок. Сжигаемая огнем его страсти, она вскрикнула и увидела, что его губы тянутся и к правой груди. Он ущипнул сосок, нежно сжал, потянул, затем с силой прикусил, спина ее выгнулась, и все естество загорелось ослепительным пламенем чистого восторга. В тот самый миг, когда она думала, что больше не вынесет этого, он прикусил посильнее. Грейс застонала и обняла Ноя за плечи. У нее была такая большая и полная грудь. Он просто не мог оторваться от нее. Грейс прижалась к нему, ее сердце дико стучало.

– На стол, Грейс! – Харпер не стал ждать, когда она подчинится, и поднял ее. Она оказалась сидящей напротив него, в то время как он устроился на стуле. – Разведи ноги шире. Руки назад, а ноги положи на спинку стула, за мои плечи.

Бедра Грейс оказались на уровне плеч Ноя. Его сердце неистово стучало. Он мягко развел ее колени, и Грейс немного откинулась назад для равновесия. Он сидел между ее раздвинутыми ногами. Широко открытыми глазами Ной разглядывал это роскошное пиршество.

– Грейс, я хочу, чтобы ты смотрела на меня, – сказал он, заметив, что ее взгляд остановился на потолке. – Смотри на мое лицо своими большими глазами или, – добавил он, приглаживая пальцами ее курчавые волоски, – на мои руки, где я касаюсь тебя.

– Хорошо, – кивнув, прошептала она.

Ной улыбнулся. Кончиками пальцев он развел ее нижние губы.

– Ты такая розовенькая.

Он почувствовал, что девушка слегка вздрогнула, и заботливо взглянул на ее лицо.

– Тебе больно?

– Нет, – тихо выдохнула она.

Ной стал осторожно водить пальцами, все больше открывая ее горячую пещерку. Все ее тело вздрагивало.

– А так не больно? – Он ввел в нее два пальца. Она глубоко вдохнула, откинув голову назад.

– Смотри на меня, Грейс.

Ной продолжал продвигаться. Его возбуждал вид своих темных, грубых пальцев, двигающихся в ней.

– Ты такая нежная, и я боюсь сделать тебе больно.

– Ты не делаешь мне больно, – хрипло сказала Грейс. Ной рассматривал выпуклость ее клитора, но пока еще не дотрагивался до него. Он хорошо знал свое дело, и у него было богатое воображение. Все тело Грейс пылало и жаждало соития. От возбуждения ее бедра подрагивали. А пахло от Грейс мылом, лосьоном и женским возбуждением.

41
{"b":"9093","o":1}