ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ной спросил:

– Почему ты стесняешься меня, Грейси? – Он подозревал, что плох для нее.

То, что он услышал, заставило его запротестовать.

– Я слишком полная, – сказала Грейс.

– Ты… – только и мог вымолвить Ной. – Да у тебя такое тело, глядя на которое кажется, что попал на небеса.

– Я каждое утро вижу себя в зеркале… – не поверила ему Грейс.

– Если бы я тебя видел каждое утро, я был бы самым счастливым человеком, – признался Ной.

Она с радостью и удивлением посмотрела на Ноя. Его признание было лучше всех комплиментов, которые она слышала до этого. Тогда он обнял ее, их губы встретились, и глубокий поцелуй довершил то, к чему они оба стремились.

Глава 3

Ной Харпер проснулся от головной боли и с трудом разлепил веки. С минуту перед глазами плыли разноцветные круги. Каждое движение давалось с трудом. Даже мысли причиняли страдание. Ной огляделся: в комнате царил ужасный беспорядок. Ной застонал и упал на подушку. Сколько раз он давал себе слово не мешать водку и пиво. В желудке он ощутил такую тяжесть, словно там лежал кирпич, а тело разламывалось на части. Раз в полгода Ной по какой-либо причине напивался. Сейчас причиной была Клара. И хотя он все для себя решил, однако ощущение душевного дискомфорта не покидало его. Все-таки он любил Клару. Но вместо Клары рядом с ним был кто-то другой. Вначале он увидел бюстгальтер. Но у Клары не было таких бюстгальтеров. Она вообще не носила нижнее белье. И это нравилось Ною, потому что значительно сокращало время прелюдии. Значит, бюстгальтер принадлежал другой женщине. Мысль, что он вчера привел проститутку, повергла Ноя в шок. Обычно он осторожен в таких вещах. И если у него случались загулы с женщинами подобного типа, то он никогда не напивался. Это было его главное правило. Можно было остаться не только без кошелька, но и без штанов.

Бюстгальтер был большого размера, и Ной, глядя на него, пытался вспомнить события вчерашнего вечера. Им с Беном два раза не хватало алкоголя, и они два раза ходили в магазин. Это Ной помнил хорошо, потому что когда они пошли второй раз, то хорошенькая кассирша назначила ему свидание. Но она была черна, худа и миниатюрна. Пожалуй, ее можно было бы целиком завернуть в этот бюстгальтер. Нет, это не кассирша, сделал вывод Ной. Может быть, женщину привел Бен? Но Бен ушел домой. Вдруг Ной все вспомнил и невольно отодвинулся. Несомненно, это была Грейс. На подушке были раскинуты ее темные волосы, а на простыне покоилась вовсе не худенькая ручка. «Боже мой, – подумал Ной, – что я наделал!» В этот момент ему стало плохо: комната сделала два оборота, а к горлу подступила тошнота. Ной закрыл глаза. Может быть, ему все приснилось. Сейчас в комнату войдет Бен, и пьянка будет продолжена. От одной мысли об алкоголе его передернуло. Но он знал, что лучше напиться до бесчувствия, чем переспать с Грейс, потому что Грейс в его сознании ассоциировалась с честностью и порядочностью. А Ной не мог себе позволить быть бесчестным.

Грейс пошевелилась. Ной закрыл глаза и притворился спящим. Грейс откинула одеяло и посмотрела на него. В ее взгляде было столько нежности и любви, что лучше бы Ной этого не видел. Грейс протянула руку и дотронулась до него. Ной вздрогнул и открыл глаза. Он ожидал скандала. Еще бы – затащить в постель секретаршу Агаты! В трезвом состоянии он не мог себе это позволить. После Клары он вообще никому не доверял, кроме Бена.

– Я должен извиниться, – поспешно произнес Ной, заодно проверяя, торчат ли его ноги из-под одеяла или нет.

Ног он стеснялся, полагая, что они слишком худы для такого большого тела. Грейс пошевелилась. Она и не думала ни в чем обвинять Ноя Харпера. Между тем ему показалось, что между ними проскочила искра. Он почувствовал возбуждение. Если он вчера в пьяном состоянии что-то позволил себе, то теперь он был щепетилен до глупости.

Грейс улыбнулась:

– Все нормально, милый…

«Боже мой!» – подумал Ной, чувствуя, как его член предательски выдает его намерения. Мало того, они с Грейс лежали так близко друг от друга, что она не могла не почувствовать его поползновения в прямом и в переносном смысле. Ной покраснел. Ему стало стыдно, и он отодвинулся. Грейс взглянула с удивлением. Ей показалось, что она обидела Ноя. Ее глаза с густыми ресницами потемнели от слез, и она отвернулась.

Утреннее солнце падало в раскрытое окно, и в комнате было свежо. Очертания тела под одеялом казались Ною чем-то божественным, к чему он не имеет права прикоснуться. «Брошу пить, – решил он. – Из-за алкоголя одни неприятности. И все же Грейс Дженкинс – самая красивая женщина, которую я когда-либо видел». Он вспомнил, что она пришла помочь ему. Нет, Агата не права, человек не должен что-то делать в жизни из-под палки. Пусть она говорит и делает что хочет, отныне он свободен от ее опеки.

Рука Грейс исследовала его брови, волосы. Ной не знал, как ему себя с ней вести. Возбуждение было столь очевидным, что Грейс не могла этого не заметить. А может быть, она его провоцирует?

– Как ты себя чувствуешь?

– Чертово похмелье… – пробормотал он, боясь, что ее рука исчезнет.

Он припомнил, сколько они с Беном выпили за эти дни, и ему снова стало плохо. Впервые он напился в шестнадцать лет. Это было в загородном доме. В подвале он обнаружил шампанское. Ему никто не сказал, что от него пьянеешь быстрее, чем от водки. Печальный опыт он приобрел позднее. После двух бутылок он был не в состоянии выбраться на свежий воздух и проспал в подвале до вечера. Благо Агата отсутствовала, а прислуга тихо хихикала по углам. Кстати, Агата потом их всех уволила за другие провинности. После этого он целый год не пил. А потом появился Бен, и однажды Ной сводил его в заветный подвал. А выпили они свою порцию шампанского в саду за домом.

События вчерашнего вечера окончательно прояснились в голове Ноя. От стыда он застонал и закрыл рукой глаза, пытаясь отгородиться от света, воспоминаний и внимательного взгляда Грейс. Ной чувствовал отвращение к самому себе за слова, которые он наговорил ей вчера, и не только за слова, но и за мысли. На самом деле он одиночка. Ему никто не нужен. Даже Грейс, которая пыталась вернуть ему уверенность в самом себе. Ной почти ненавидел себя.

– Я приготовлю кофе, – предложила Грейс, понимая его состояние.

И хотя Ной испытывал к себе вполне понятное отвращение, он не упустил случая подсмотреть, как Грейс выскальзывает из-под спасительного одеяла. Увы, она оказалась во все той же майке. Правда, помятой. Помимо этого, Грейс закуталась в простыню. На что Ной недовольно заметил:

– Ты еще стесняешься меня?!

Грейс бросила на него быстрый взгляд. В ее глазах была нерешительность. Ной и раньше замечал у нее такой взгляд. Например, если он входил в тот момент, когда она была загружена работой или была слишком оживленна. Она словно застывала, внимательно и тепло глядя на Харпера. Он знал, что Грейс его не боялась. Вряд ли она вообще кого-нибудь боялась. Неужели она влюблена в него? От этой мысли ему стало приятно. Оказалось, что он хоть на что-то способен.

– Ну почему же… – многозначительно сказала она, гордо подняла голову и отбросила простыню.

Ной с восхищением посмотрел на ее пышные формы.

– И ты со мной провела ночь?

Грейс ничего не ответила, тряхнула головой и выбежала из комнаты. У нее были длинные каштановые волосы.

Ной услышал, как хлопнула дверь ванной. Желудок снова напомнил о себе, и Ной старался дышать глубоко и ровно. Если они вчера переспали, то ничего страшного не случилось, думал он, откинувшись на подушку. С другой стороны, он не помнит, когда отключился. Но это ни о чем не говорило. Порой он занимался любовью спросонья и потом ничего не помнил или помнил урывками.

Ной попытался сесть в кровати, но комната завертелась вокруг него, и он снова предпочел лечь. Из ванной доносились звуки льющейся воды. Несколько минут Ной представлял сладострастные картины. Потом понял, что это бесперспективно, и пошел во вторую ванную мыться.

7
{"b":"9093","o":1}