ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэни с отвращением осмотрелась и хотела уже выбраться из толпы, но любопытство удержало ее в очереди: ей никогда раньше не доводилось видеть продажных женщин.

На вид Хлое было от двадцати пяти до тридцати лет. Ее овальной формы личико было очень красиво, золотые волосы блестели, как новенькие монеты. Небесно-голубые глаза и очаровательная маленькая родинка в уголке рта приковывали к ней взгляды мужчин. Белизну ее кожи подчеркивало белое шелковое платье, но круглый, вызывающе низкий вырез на лифе добавлял еще один штрих к ее портрету, и было совершенно очевидно, что в ней привлекало Рэйфа. Дэни боролась с искушением снять с себя шаль и прикрыть роскошную грудь Хлои Синклер.

По лицам гостей Дэни определила, что хотя многие из них были сражены блистательной красотой мисс Синклер, некоторые испытывали те же чувства, что и она.

В самом деле, о чем думает его высочество, назначая хозяйкой бала женщину из низов? Одному Богу известно, скольких представительниц достойных семей он обидел своей наглой выходкой.

Когда подошла очередь Дэни, оказалось, что Хлоя Синклер говорит по-итальянски с сильным английским акцентом. Мнение Дэни о принце упало еще ниже, когда она подошла к актрисе вплотную и увидела в ее голубых глазах яркий свет самолюбования. Она просто раздувалась от тщеславия, бесстыдно исполняя роль хозяйки бала. Все, что могла позволить себе Дэни, так это удостоить актрису небрежным кивком. Такое пренебрежение не ускользнуло от внимания мисс Синклер, Ее чувственный ротик сжался, но Дэни отвернулась и с надменным видом проплыла мимо.

Она решила больше не терять ни минуты на удовлетворение своего любопытства, а заняться поисками мальчика, надежно спрятанного в укромном уголке этого царства порока. Она должна его спасти.

Дэни начала прокладывать себе путь к выходу из отделанного позолотой бального зала. Она миновала оригинальный фонтан, из которого вместо воды текло вино. Она огибала группы весело болтающих гостей, женщин в роскошных платьях всех цветов радуги и мужчин в черных фраках. Некоторые из них были в маскарадных костюмах, словно они пришли на карнавал.

Оглядываясь по сторонам, она наскочила на вереницу лакеев с подносами, на которых стояли бокалы с вином и изысканные закуски: маленькие кусочки копченой рыбы-меч, мясо морского ежа, сладкие сыры, улитки, икра, маленькие осьминоги, розовые, как кораллы, и замаринованные в пикантном лимонном соусе. Были там и фрукты: засахаренные фиги и абрикосы, персики в вине, круглые, как колеса, кусочки апельсинов, посыпанные сахарной пудрой и листочками сладкой мяты, которая в изобилии росла по всему Асенсьону.

Один из лакеев остановился и предложил ей рюмочку ликера из черной смородины, но Дэни не осмелилась его выпить и, хотя деликатесы искушали ее, она слишком нервничала, чтобы проглотить хоть кусочек.

Дэни прошла мимо молодого человека из окружения принца Рафаэля, который, прижав к колонне какую-то знатную синьориту, кормил ее устрицами и, весело смеясь, поглаживал ей горло, когда она, закрыв глаза, глотала их.

При виде влюбленной парочки кровь быстрее побежала по жилам Дэни, но она скромно опустила глаза и поспешила пройти мимо, слыша за спиной, как мужчина говорит женщине, что устрицы действуют на него возбуждающе.

Густо покраснев, она украдкой бросила взгляд на других знатных господ, которых в зале было видимо-невидимо. Они держались особняком, красивые и настороженные, словно хищные птицы, высматривающие добычу. Нарядные и пресытившиеся, они жадно оглядывали толпу. Дэни заметила среди них великолепного, но мрачного Адриано ди Тадзио, чувственная красота которого сводила с ума многих женщин в зале.

Она поморщилась, вспомнив ту ночь, когда стащила у него кошелек с золотом, и будь он не столь высокомерен, она, возможно, не стала бы его грабить.

Продолжая двигаться к выходу, она увидела светловолосого, изящного и добродушного виконта Элана Берелли, который, возможно, был единственным нормальным человеком в этом зале. Его большой нос, сутулые плечи, несколько вытянутая вперед голова делали его похожим на дружелюбную птицу канюк. Поговаривали, что не за горами тот день, когда он займет пост премьер-министра.

Внезапно совсем рядом она услышала громкий жизнерадостный смех и застыла на месте.

Осторожно повернув голову, она увидела Рафаэля, возвышавшегося над толпой мужчин и женщин, которые заворожено смотрели на него снизу вверх и ловили каждое его слово. Он был похож на огромного, излучающего свет колосса.

Дэни остановилась и, распахнув глаза, смотрела на него.

— Бог спустился на землю, — подумала она со странной болью в сердце, — чтобы насладиться поклонением своих подданных.

Самый желанный жених в мире.

Ее взгляд вобрал в себя его золотистые волосы, бронзовую кожу, белозубую улыбку, строгие подвижные черты лица, в которых сквозила неукротимая воля, и ласковую нежность в его глазах. У него были густые золотисто-коричневые брови и восхитительный чувственный рот. На другом мужчине его голубой, сапфирового цвета, камзол смотрелся бы по-дурацки. На нем же он производил потрясающее впечатление: сочетание голубого цвета с золотом длинных волос и умным взглядом зеленых с искорками глаз было настолько сказочным, что у Дэни перехватило дыхание.

Она отвернулась, не в силах созерцать эту красоту. Его образ навсегда врезался в ее память.

Она ругала себя за то, что восхищается отъявленным негодяем, но должна была признать, что принц Рафаэль превосходил любого мужчину в зале чем-то более значительным, чем выпавшее на его долю счастье родиться в королевской семье. В нем было что-то непостижимое. Она чувствовала, что он, сам не зная об этом, навсегда вошел в ее жизнь. Но к несчастью, это был не тот человек, какого она могла бы полюбить.

Наконец Даниэла заставила себя сдвинуться с места и стала пробираться сквозь толпу.

Ей не нужны его дружба, его жалость, его щедрые предложения. Она не нуждается ни в нем, ни в каком-либо другом мужчине. Она может сама о себе позаботиться. Она это всегда умела.

Наконец ей удалось добраться до двери, она вышла из зала, оказавшись в темном пустом коридоре, начала осторожно пробираться вперед. В конце длинного коридора она обнаружила сверкавшую мраморную лестницу, ведущую на верхние этажи. Она поднялась по ней и снова оказалась в коридоре. Неслышно скользя по сверкающему паркету, она выкрикивала имя Джанни настолько громко, насколько у нее хватало смелости, но все было бесполезно. Она спустилась этажом ниже и снова стала звать мальчика, открывая все двери подряд. В конце каждого коридора висели стереоскопические зеркала, которые вводили ее в заблуждение. Очень часто она натыкалась на стену, думая, что коридор продолжается или что она входит в новую комнату.

Принц Рафаэль посмеялся бы над ее деревенской неопытностью.

Испробовав все возможности, Дэни решила перейти в другое крыло дворца и там начать все сначала. И снова ни малейшего признака присутствия ребенка.

Дэни пришла в отчаяние. Значит, принц спрятал мальчика в каком-то другом доме. И тем не менее, спустившись в холл, она настойчиво продолжала звать ребенка.

Внезапно из дальнего конца холла раздался слабый приглушенный крик совы — Джанни подавал условный сигнал. Она быстро нашла комнату, из которой доносился его голос.

— Синьорита Дэни, это вы? Я здесь! Здесь! Дверь заперта на ключ!

— Джанни! Держись! Сейчас я тебя вызволю!

Выхватив из прически шпильку, она согнула се и сунула в замочную скважину. Сдвинув маску на лоб, чтобы лучше видеть, Дэни осторожно проворачивала шпильку в замке, злясь от того, что теряет драгоценное время. Вскрывание замков не было ее сильной стороной, но все же вскоре она услышала, как щелкнул язычок. Распахнув дверь, она влетела в комнату.

— Джанни! — Дэни бросилась к нему, обхватила за худенькие плечи и оглядела его взволнованным ощупывающим взглядом. — С тобой все в порядке? Они не сделали с тобой ничего плохого?

Внезапно она замолчала, удивленно глядя на мальчика. На нем был тщательно отглаженный костюм с панталонами до колен, короткая курточка и аккуратно повязанный новый шейный платок. Волосы были слегка напомажены и зачесаны на косой пробор.

17
{"b":"9095","o":1}