ЛитМир - Электронная Библиотека

— Господи, Джанни, что они с тобой сделали?! — изумилась Дэни. — Ты же чистый!

— Уфф! — сердито отмахнулся мальчик. — Их старая домоправительница заставила меня принять ванну и надеть эту противную одежду, — проворчал Джанни.

— Снимай ботинки, — приказала Дэни. — Будем выбираться отсюда.

Дэни отметила, что он выглядел гораздо лучше, чем в их последнюю встречу.

— Сейчас, я быстро. — Мальчик сел на ковер и стал расшнуровывать ботинки.

— А ты неплохо здесь устроился, — заметила Дэни.

— Ни за что не поверишь, Дэни! Старая дама сказала мне, что в этой комнате живет принц Лео, когда приезжает навестить старшего брата.

— Неужели? — изумилась Дэни, оглядывая комнату.

— Ему, как и мне, десять лет. Хотел бы я быть принцем. А как мы отсюда убежим, синьорита Дэн?

— С помощью вот этого. — Она стянула простыни с Детской кроватки, скрутила из них веревку и начала вязать на ней узлы на одинаковом расстоянии один от другого.

Затем она распахнула окно и опустила вниз веревку. Увидев, что ее импровизированная лестница слишком короткая, она сорвала шторы и привязала их к простыням. Наконец она закрепила веревку на кроватном столбике и спустила ее в окно.

— Лестница готова, синьор, — произнесла она с важным видом, надеясь, что ее шутка ослабит страх мальчика. Но Джанни вовсе и не выглядел испуганным.

Выглянув в окно, он пришел в неописуемый восторг.

— Я должен спуститься по ней? — недоверчиво спросил он, не веря своему счастью.

— Ты сумеешь это сделать?

— Конечно! Я лазил по деревьям, которые были гораздо выше, чем эта стена.

Дэни в этом не сомневалась. Однако она с беспокойством посмотрела вниз, затем, взяв Джанни за плечи, заглянула ему в глаза.

— Быстрее спускайся! Эта лестница приведет тебя на крышу вот над тем балконом, но, похоже, дальше тебе придется спускаться, держась за шпалеры для роз. Ничего не бойся, Джанни, и, пожалуйста, держись покрепче за веревку.

Он обиженно посмотрел на нее.

— Почему ты всегда относишься ко мне как к ребенку? Дэни не удостоила его ответом и продолжала:

— Ставь ноги на узлы. Когда окажешься на земле, беги вон к той ограде. Видишь? У ограды свернешь направо. Какая рука у тебя правая?

Джанни поднял правую руку.

— Молодец. Пойдешь вдоль ограды, потом выйдешь в ворота. Мама ждет тебя на противоположной стороне улицы. У нее повозка, на которой вы уедете. Ты все понял?

Мальчик кивнул.

— Будь очень осторожен, Джанни.

— Я не боюсь, — гордо ответил он. Малыш ловко, как обезьянка, взобрался на подоконник и крепко ухватился за веревку.

— Ты знаешь, синьорита Дэн, а он не так уж и плох.

— Кто?

— Рэйф.

— Рэйф? — удивилась она. — Ты говоришь о кронпринце! Рэйф!

— Он сам велел мне так называть его,

— Он? Ты с ним говорил?

— Конечно. Он пришел ко мне после обеда, и мы вместе выпили молоко с пирожными. Рэйф показал мне хороший карточный трюк. Он задавал мне много всяких вопросов.

— О Всаднике в маске? — спросила она, бледнея.

— И о нем тоже, но я сказал, что не знаю, кто такой Всадник в маске. И знаешь что? Он расспрашивал меня о Матео и о тебе. — Мальчик весело рассмеялся. — Он думает, что Матео влюбился, в тебя. Он ужасно интересовался тобой, синьорита Дэни.

— На сегодня хватит, — оборвала его Дэни. — Мы не можем разговаривать с тобой всю ночь. Твоя мать ждет тебя. Когда наступит полночь, твои браться взорвут стену и убегут из тюрьмы. Ты не должен опаздывать.

Маленькие пальчики уцепились за первый узел.

— А ты что будешь делать?

Дэни нетерпеливо посмотрела на дверь, мечтая поскорее вернуться на бал, чтобы раз и навсегда решить проблему с налогами. Она видела, что на шеях и запястьях дам — целые состояния. Так как солдаты Рафаэля нашли золото, которое она похитила прошлой ночью, у нее опять не было средств, чтобы заплатить графу Бульбати новые налоги. Сейчас ей представился шанс, и она не должна его упустить. Правда, она разбойница с большой дороги, а не карманница, но скоро гости будут настолько пьяны, что даже не заметят, если их ограбят. Кроме того, когда братья Габбиано уедут в Неаполь, разбой на большой дороге прекратится. Одной ей с этим делом не справиться.

— Я просто хочу узнать, куда уехал король, — ответила она, решив не говорить ребенку, что собирается заняться банальным воровством. — Я не задержусь.

Мальчик кивнул.

— Давай спускайся. Я буду стоять здесь и страховать тебя.

Ухватившись за подоконник, Дэни с сильно бьющимся сердцем наблюдала, как мальчик ловко спускается вниз. На полпути к земле он внезапно посмотрел вниз, а затем на нее.

— В чем дело? — испугалась она.

— Там внизу, на траве, павлин? — спросил он громким шепотом.

— Да.

— А правда, что павлины кусают людей за голые пятки?

— Нет, Джанни. Кто тебе сказал такую глупость?

— Рэйф!

— Продолжай спускаться, ты уже почти у земли. Через несколько минут мальчик добрался до балкона и по шпалерам спустился на землю. Дэни сбросила ему новые ботинки. Он схватил их, помахал ей рукой и побежал через лужайку к ограде, как она ему велела. Она провожала его взглядом, пока он не исчез в густых зарослях.

Подождав несколько минут, чтобы убедиться, что с мальчиком ничего не случилось, Дэни втащила в окно импровизированную лестницу. Посчитав свою миссию завершенной, она облегченно вздохнула, пригладила волосы и, сложив на груди руки, стала настраиваться на возвращение в бальный зал.

Спрятавшись в тени и положив руки на перила, Рэйф с горечью думал о том, почему такое количество народа не может развеять его скуку и одиночество.

Казалось, все в эту ночь шло не так, как надо.

Он сделал большой глоток вина, хотя внутренний голос подсказывал ему, что он уже выпил свою норму.

С того момента, как он стал самым могущественным человеком в Асенсьоне, прошло двадцать четыре часа, но он пока этого не почувствовал, и та пустота, которая была в нем и которая, как он надеялся, со временем пройдет, не исчезла. Сейчас он был самой влиятельной персоной в королевстве и, однако, оказался просто звездным гостем еще на одном скучнейшем балу, словно ничего и не произошло.

Возможно, для него никогда ничего не изменится, с содроганием думал он. Возможно, и дальше он будет испытывать скуку и пустоту. Испытав все утонченные удовольствия, нашел ли он удовлетворение?

Вздохнув, он снова внимательно оглядел толпу гостей внизу и увидел свою любовницу, стоявшую во всем своем ослепительном блеске у стола с напитками. Он видел своих друзей, шныряющих среди гостей, которые смотрели в оба и держали уши востро, чтобы обнаружить хоть малейшие признаки заговора против короля.

В записях врачей не было обнаружено ни малейшей ссылки на отравление, но Рэйф все равно продолжал держать королевские кладовые пустыми, и вся еда, попадающая на королевский стол, проверялась в университетской лаборатории, где ее скармливали кошкам. Ему казалось, что от этих опытов животные прямо на глазах жиреют. Он даже вообразить себе не мог, что кому-то придет в голову отравить великого короля Лазара. Но за последнее время он насмотрелся жестоких пьес и мелодраматических опер и поэтому пришел к выводу, что лучше лишний раз проверить, чем потом всю жизнь сожалеть.

Издав еще один протяжный вздох, он бросил скучающий взгляд на праздную толпу, к которой не имел никакого желания присоединяться.

Возможно, отец и на этот раз оказался прав, как бывал прав всегда. Возможно, не власть сделала его счастливым, а спокойная жизнь, любимая жена и дети. Но как раз эта перспектива ужасно пугала его сына.

Рэйф сделал все, что мог, стараясь выбрать себе невесту из пяти молодых женщин, предложенных ему, но все они были ему одинаково неинтересны.

Первая была восхитительной красавицей, но с жадным блеском в темных глазах, которым он не доверял. Вторая была умницей и даже написала и опубликовала несколько эссе на самые разные темы, но это последнее, в чем он нуждался, ведь она вынет из него всю душу, обсуждая свои бессмертные произведения. Это будет не жена, а моральный хирург. «Спасибо, — думал он, — нам такой не надо».

18
{"b":"9095","o":1}