ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это правда, — согласился Орландо, глубоко вздохнув. — Принимая во внимание, что свадьба должна состояться завтра, может быть, не надо ее откладывать? Возможно, стоит подождать возвращения короля, который аннулирует ваш брак.

Дэни растерянно смотрела на него.

— Вам известно, на основании чего ваш брак может быть аннулирован?

Дэни покачала головой.

— Вы не должны… отдавать себя ему. Если вы забеременеете… ребенок будет для короля нежелательным ублюдком, — с горечью проговорил Орландо.

— Я понимаю. — Дэни даже почувствовала некоторое облегчение: по крайней мере она не умрет, давая жизнь ребенку.

Некоторое время они молчали. Дэни поглядывала в коридор, надеясь увидеть Рафаэля. Ей не хотелось, чтобы он застал ее с Орландо и подумал невесть что.

— Я просто не знаю, что ожидать от разбойницы с большой дороги, — улыбнулся Орландо. — Закон требует, чтобы вас отправили на виселицу. — Он погладил Дэни по щеке. — Но едва ли у кого-то поднимется рука подписать вам смертный приговор.

А Дэни отпрянула он него, шокированная этой неожиданной лаской.

— Когда придет время, вы оставите его, а я возьму на себя обязанность защищать вас от гнева короля и королевы. Ваше желание не заявлять свои права на принца поможет мне добиться от их величеств вашего освобождения. Я постараюсь, чтобы вам простили ваши преступления. Возможно, мы сможем заключить наше собственное соглашение.

— Вы ведете себя неприлично! — заявила Дэни, возмущенная его предложением. — Когда мы с Рафаэлем поженимся, вы станете моим родственником.

Он понимающе улыбнулся ей, захлопнул папку и ушел.

— Как ты мог связаться с этой костлявой деревенщиной? — выговаривала Хлоя, обдавая Рэйфа холодом голубых глаз. — Неужели ты думаешь, что она сможет удовлетворить тебя? Позволь заметить, мой любимый мальчик, что первый трепет скоро пройдет! Эта девчонка такая же, как и все остальные. Она скоро наскучит тебе, и ты приползешь ко мне на коленях, но я захлопну дверь перед твоим, носом! Ты думаешь, что очень нужен мне? Я могу иметь любого мужчину, которого захочу!

Рэйф вздохнул.

— Могу! — кричала Хлоя, наступая на него. — Любого. Ника, Орландо, даже короля!

— Ради Бога, веди себя прилично! — взмолился Рэйф. Хлоя разразилась нервным смехом.

— Это пугает тебя, Рэйф? Боишься, что мне будет веселее в постели с твоим отцом? Я уверена, что будет. Он все еще сильный как жеребец. Король настоящий мужчина, не то что ты!

— За тридцать лет брака он ни разу не изменил моей матери. Думаю, он не сделает этого и сейчас, какой бы хорошенькой ты ни была.

— Ты маменькин сыночек! Я соблазню его, лишь бы насолить тебе. Ему нужна хорошая любовница, потому что королева ни на что не годная старая карга!

«Теперь она оскорбляет мою мать», — Рэйф едва сдерживал гнев.

— Как тебе не стыдно говорить подобные вещи, ведь ее величество так хорошо к тебе относится! — возмутился Рафаэль, но его слова только подлили масла в огонь.

— Твоя мать ненавидит меня! Она ненавидит всех женщин, которые вьются вокруг тебя.

— Просто она видит их насквозь.

— А ты все еще продолжаешь держаться за ее подол! Возможно, я возьму себе в любовники Орландо. Что ты на это скажешь?

— Спи хоть с садовником, если тебе это нравится. Меня это ни капли не беспокоит. Ты не была девственницей, когда мы с тобой встретились.

— Ублюдок! — прошипела Хлоя, однако, к удивлению Рэйфа, пока еще не бросила ему в лицо факт своей связи с Адриано.

Рэйф знал, что между его другом и любовницей был какое-то время роман, но это его совсем не беспокоило. Хлоя и Адриано были очень похожи — любили сплетничать и отпускать злые шутки за спиной людей. Эта великолепная парочка была неразлучна, постоянно держалась друг друга, что со стороны казалось дружеской привязанностью, но Рэйф был уверен, что между ними было нечто большее, чем дружба.

— Может быть, я так и поступлю, — согласилась Хлоя. — Твой кузен очень красив, и, как я слышала, он знает, как удовлетворить женщину.

— Откровенно говоря, мне безразлично, кого ты положишь в свою постель, поскольку, как ты, надеюсь, понимаешь, тебе больше нет места в моей! — рявкнул Рэйф.

Хлоя помолчала, потом сочувственно посмотрела на него.

— Она тебе скоро наскучит, — с горечью проговорила она. Повернувшись к нему спиной, она подошла к софе и села, скрестив руки под пышной грудью, и, надув губки, уставилась взглядом в пространство, полностью игнорируя Рэйфа или притворяясь, что игнорирует.

Рэйф стоял у окна, потирая виски. У него разболелась голова от ее криков, а возможно, от ее жестокости.

«Она тебе скоро наскучит». Черт возьми, она права. Полчаса назад, когда Хлоя остановила его в коридоре, заявив, что хочет поговорить с ним, он пошел за ней в гостиную, полный решимости прекратить их роман, прежде чем он женится на Даниэле.

Но, войдя в комнату, Рафаэль понял, Почему одной только Хлое удалось удерживать его возле себя целых четыре месяца. 0н пришел к выводу, что причина заключалась в том, что она хорошо знала его слабые места. Она умело манипулировала им. И хотя он это прекрасно видел, опасения, о которых она говорила, были вполне реальными. Она играла на его слабостях, как испорченный ребенок на нервах своих родителей. Она сумела заронить в его душу зерна, сомнения.

«Она использует тебя, Рэйф. Ты ее совсем не знаешь. Она готова была пообещать тебе все, что угодно, лишь бы спасти свою жизнь, а взамен получить корону! Ты глупец, Рэйф! Ты не можешь доверять ей. Что заставляет тебя думать, что эта девочка отличается от всех прочих? Через две недели она тебе наскучит».

Может, Хлоя права? Он уже попал под власть этой рыжеволосой и сейчас терзался оттого, что открыл ей свою душу, рассказав о своих страхах. Даниэла может использовать это против него. Он бросился в омут с головой. Как он может доверять своей интуиции, если в прошлом она его столько раз подводила?

Но он уже публично заявил о своем желании жениться на Даниэле. Он объявил об этом на совете, и идти сейчас на попятную — значит навсегда потерять свое лицо.

Всхлипывания отвлекли Рэйфа от мрачных мыслей. Ему показалось, что Хлоя заливается слезами, и ему стало бесконечно жаль ее.

Она потерла переносицу, и две слезинки, одна за другой, скатились по ее щекам.

— Почему ты заставляешь меня говорить такие жестокие вещи, Рэйф? Ведь я только хочу, чтобы ты был счастлив.

Он смотрел на нее, зная, — что ее слезы — это очередная женская хитрость, но ничего не мог с собой поделать. Он не выносил женских слез, и Хлоя это знала. Возможно, ей казалось, что она любит его, но он уже давно понял, что единственным человеком, которого она любила, была она сама. И, однако, ему было очень неприятно, что он ее обидел.

Когда она снова заплакала, он подошел к ней, сел на софу и молча протянул носовой платок.

«Господи, что я делаю»? — подумал он, подавив тяжелый вздох.

Хлоя Синклер была самоуверенной сукой, с ее непомерными аппетитами и бесконечной сменой настроения, но они по крайней мере привыкли друг к другу. Она понимала, что не может ожидать от него слишком многого, и каждый из них знал, что они подходят друг другу в постели. Может, не стоит пока разрывать с ней отношения? Во всяком случае, пока Хлоя будет получать от него все, что захочет — дорогие подарки, внимание, — она не доставит ему неприятностей.

— Не плачь, моя сладкая, — прошептал Рэйф, кладя ей руку на бедро. — Все будет хорошо.

— Ты совсем не ценишь меня, — всхлипнула Хлоя. — И не любишь.

— Ты знаешь, что это неправда.

— Ты бы не женился на ней, если бы любил меня! — воскликнула она, и в ее больших голубых глазах опять заблестели слезы.

— У меня долг перед семьей и Асенсьоном, — мягко заметил он. — Ты это знаешь. Все дело в продолжении рода. Я рассказывал тебе, что отец вынудил меня выбрать себе жену.

— Но какое отношение это имеет к ней?

Мольба в ее больших глазах задела его за живое. Он знал, что ни одна принцесса на тех портретах не представляет для него угрозы, но совсем по-другому обстояло дело с Даниэлой.

35
{"b":"9095","o":1}