ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я пыталась вернуться обратно.

— Неужели?

— Пожалуйста, ваше высочество. Я не знаю, как долго смогу продержаться.

— Ты можешь вцепиться в меня так же крепко, как вцепилась в эту башенку?

— Господи, как же я презираю его! — воскликнула Дэни, но в ответ услышала его смех. — Не вижу здесь ничего смешного! — буркнула она.

— Я знаю, что надо делать. — Рафаэль поставил левую ногу на угол крыши, в то время как другая его нога осталась на узком карнизе башенки. Осторожно балансируя, он протянул к ней руку.

— Ты, должно быть, шутишь, — испугалась она, когда он крепко ухватил ее за бедра.

— Отпускай руки! — приказал он.

— Тебе ведь не за что держаться! Ты упадешь! Возвращайся в спальню!

— Не бойся, моя милая. Иди ко мне. Осторожно.

— Рафаэль!

— Все хорошо. Я не позволю тебе упасть. Дэни закрыла глаза, продолжая крепко держаться за башенку.

— Я не могу.

— Иди ко мне. Ты не упадешь. Научись доверять мне, дорогая.

— Хорошо. Я попробую.

Дэни понимала, что любое ее неосторожное движение может привести к катастрофе. Ругая себя за то, что втянула их обоих в эту ужасную авантюру, Дэни отпустила башенку, чувствуя, что он крепче сжал ее бедра, дюйм за дюймом притягивая к себе. Она молила Бога, чтобы все поскорее закончилось.

Она впервые узнала, как сильны его руки. Эта сила была результатом многолетних занятий спортом, и она поверила, что он не позволит ей упасть.

Внезапно он оторвал правую ногу от карниза башенки, увлекая ее за собой, и они оба упали на крышу. Дэни поблагодарила Бога за спасение.

— Неужели я не заслужил поцелуя? — спросил он, хитро улыбаясь. Растрепавшиеся волосы упали ему на лицо.

— Мы пока не в спальне.

— Не вини меня за попытку сорвать поцелуй. Должно быть, на меня так действуют твои бриджи. Они будят мужское воображение. — Он лежал на спине заложив руки за голову. — Прекрасная ночь. Ты знаешь, обычно девушки рискуют своей жизнью, чтобы попасть ко мне в постель, а не убежать из нее. Ты первая такая, — мечтательно добавил он, глядя на луну.

Она смотрела на его длинные ресницы, классический нос и широкий лоб и внезапно испытала стыд за свое малодушие.

— Прости меня, Рэйф, — попросила она.

— Ты уже прощена, моя маленькая рыжая кошечка.

— Правда?

— Я тебе уже говорил, что только одна вещь может меня рассердить.

— Ложь?

— Да.

— Рафаэль?

Он протянул руку и погладил ее по щеке.

— Какие у тебя красивые глаза. Так что ты хотела спросить?

— Ты очаровываешь любую женщину, которую встречаешь на своем пути?

— Мне не приходилось рисковать жизнью, спасая их от смерти, но, откровенно говоря, да.

— Значит, это твоя система.

— У меня нет никакой системы. Обольщение — это искусство.

— Ты собираешься… впрочем, это не имеет значения. Конечно, собираешься. Просто глупо спрашивать…

— Что?

— Ничего.

— Что, Дэни? Собираюсь ли я обольщать тебя?

— Нет, я не это хотела спросить.

— Тогда что же?

Дэни отвернулась, покраснев до корней волос, но ей хотелось знать, насколько серьезно он относится к ней.

— Ты… ты будешь и дальше содержать любовницу? Мисс Синклер?

Она чувствовала, что он смотрит на нее, но не могла заставить себя поднять на него глаза.

— Давай лучше вернемся в спальню и там поговорим… — начала она, пытаясь встать на ноги, но он схватил ее за руку, и она снова оказалась на спине, а он припал к ее губам долгим нежным поцелуем. Его длинные волосы щекотали ей лицо, а его рука гладила ее щеку, ласкала шею, грудь… Это было восхитительно!

Но что самое интересное, она сама обняла его за шею, и ее сердце наполнилось неописуемой радостью. Даниэла почувствовала, как он языком раздвигает ей губы, и уступила ему, открыв рот.

Он целовал ее и никак не мог оторваться от ее губ. В этот момент для нее ничего не существовало в мире, кроме Рэйфа: его губы, прижатые к ее губам, его руки на ее теле, его мускулистые плечи и его спина под ее ладонями.

Он целовал Даниэлу все крепче и крепче, подложив ей под голову свою ладонь, в то время как другая его рука начала захватывающее путешествие по ее телу.

Она почувствовала, как его пальцы расстегивают пуговицы ее рубашки.

— Рафаэль! — смущенно вскрикнула она, когда его рука дотронулась до ее груди. Она застонала от наслаждения. Дэни даже представить себе не могла, что прикосновение мужской руки может быть таким приятным. Его губы были как атлас, а отросшая за ночь щетина — как нежный сыпучий песок.

Она затаила дыхание, когда он осторожно обхватил ее сосок и слегка потянул его вверх.

— Терпение, моя дорогая, терпение, — нежно шептал он, и его слова и умелые ласки заставили ее забыть, что она хотела от него сбежать.

Рэйф положил ей руки на грудь и внимательно посмотрел на нее. Его улыбка была радостной, а в глазах светилась вековая мудрость. В черном небе над ними сияла холодная белая луна.

Только сейчас она осознала, что все еще обнимает его за шею и не хочет отпускать.

— Ну вот видишь, — проговорил он, гладя ей живот, — ничего страшного.

— Ты очень умело увернулся от моего вопроса, — обиженно протянула Даниэла.

— Ничего подобного. Просто мне хочется целовать мою жену. Разве это плохо?

— И это твой ответ? Или тебе не хочется отвечать мне? Ты любишь ее? — спросила она, чувствуя, как сердце ее замерло в груди.

— Я не отвечаю на твой вопрос из принципа.

— Из какого принципа?

— Если я уступлю тебе в этом, то в дальнейшем ты будешь помыкать мной, как своими деревенскими мальчишками.

— Я никогда никем не помыкала!

— С другой стороны, если ты задаешь мне этот вопрос, потому что хочешь, чтобы я принадлежал только тебе, это другое дело.

— Тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты слишком самоуверен?

— Я? — удивился он, впившись в нее взглядом. — Я уже выгнал ее из дворца, Даниэла. Я не хочу позорить свою жену.

— Благодарю тебя за твое благородство.

— А ты уверена, что не хочешь меня только для себя? Тебе лучше сразу сказать мне об этом.

— Что же в этом будет для меня хорошего?

— Поживешь — увидишь.

— Рафаэль?

— Да, Дэни.

— Ты был шокирован, когда я убежала?

— Нет.

— А когда вернулась обратно?

— Нет.

— Нет? — удивилась она, так как ее решение вернуться было продиктовано боязнью снова попасть в тюрьму. Ее сознание вовремя остановило ее. Этот человек спас ей жизнь и жизни ее друзей. Она не могла убежать, не объяснившись с ним, тем более зная о том, сколько раз его предавали.

— Ты дала мне слово. Конечно, у меня был некоторый страх, но ты поклялась мне, и я был уверен, что ты не нарушишь свою клятву.

— Рафаэль?

— Да, Дэни?

— Прости, что я ударила тебя, хотя ты это и заслужил.

— А ты прости, что я подстрелил тебя.

— У тебя были на то причины. Я тебя ограбила.

Рафаэль разразился громким смехом.

— Не вижу в этом ничего смешного. Ты издеваешься надо мной?

— С тобой не соскучишься, принцесса Даниэла ди Фиори. — Оттолкнувшись от крыши, он встал и протянул руку Дэни. — Вставай. Идем в спальню.

Мысль о том, чтобы пойти с ним в спальню, смутила ее, но ведь не может же она оставаться на крыше всю оставшуюся жизнь?! Они осторожно вскарабкались на балкон. Рафаэль ни на секунду не отпускал ее руку. Теперь она понимала, какое это счастье, что Рафаэль спас ее, так как вниз соскользнуть было легко, а вот вернуться назад оказалось весьма непросто.

Когда наконец она перелезла через балконные перила, Рафаэль, загадочно улыбаясь, раскрыл для нее свои объятия. Заинтригованная, она подошла к нему.

Он прижал ее к стене и приник к ее губам долгим поцелуем. Этот восхитительный поцелуй говорил яснее всяких слов, что их ожидает незабываемая ночь, но внутри Дэни затаился страх. Опасность неумолимо надвигалась на нее.

Они были слишком близко от спальни, слишком близко от постели, но его жаркие поцелуи кружили ей голову, и она с готовностью отвечала на них. Она хотела его так же, как он хотел ее. Ей хотелось гладить его тело, так же как он гладил ее на яхте.

40
{"b":"9095","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Руководитель проектов. Все навыки, необходимые для работы
Так случается всегда
Часы, идущие назад
Мелодия во мне
Макбет
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Счастье без правил
Цирк семьи Пайло