ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэйф продолжал целовать ее, и его тело содрогалось от страсти. Дэни трепетала от его ласк, и это еще больше распаляло его. Он должен взять ее сейчас же. Он больше не может ждать. Никогда прежде он не испытывал такого животного желания, такого нетерпения. Он хотел заниматься с ней любовью, пока не иссякнут силы. Она сделала его своим рабом, раздув в нем безумное пламя любви.

Даниэла содрогнулась от его интимной ласки и чуть было не укусила его за язык, но тут же снова начала вырываться, и он уже с трудом мог себя сдержать.

— В чем дело, дорогая? Ты хочешь, чтобы я был грубым?

— Отпусти меня! Я тебя ненавижу! — закричала она, впившись ногтями ему в спину.

— Я это заметил, — с иронией сказал он, продолжая ласкать средоточие ее страсти. — Можно я поцелую тебя туда?

Застонав, она снова начала вырываться.

— Ты права. Мы зря тратим время. — С этими словами он лег на нее.

— Видишь, что ты сделала со мной? — застонал он, едва сдерживая эрекцию.

В диком желании обладать ею, он навалился на нее всей тяжестью своего тела. Галантность, честь сразу были забыты перед неистовой силой инстинкта. Сейчас для него ничего не имело значения, он должен был обладать ею, пока не иссякнут его силы.

— Я хочу тебя, — прошептал Рэйф, отпуская ее запястья, не страшась, что Даниэла снова может ударить его.

Опустив руку вниз, он освободил от одежды свою изнемогающую от боли плоть, огромную и пульсирующую. Чтобы снять эту невыносимую боль, он должен как можно скорее войти в ее теплые глубины.

— Нет! Нет! — закричала она, поняв, что он собирается сделать.

— Успокойся, моя любимая, дорогая женушка. Тебе будет больнее, если ты будешь сопротивляться. Господи, впусти меня поскорее.

И вдруг он услышал, что она плачет. Он изумленно посмотрел на нее. Она не плакала, когда ее арестовали, не плакала в суде, не плакала, прощаясь со своими друзьями. Она не плакала даже на свадьбе, и вот теперь она плачет. Его храбрая маленькая преступница плачет.

Он молчал, в замешательстве глядя на нее, его ум быстро работал. Господи, он чуть было не изнасиловал ее! Еще немного, и он…

«Нет!» — мысленно закричал он. Выругавшись, он оторвал себя от нее, соскочил с постели, из последних сил пытаясь обуздать свою страсть. Он не узнавал самого себя. Что она сделала с ним? Да будь она проклята! Что с ним происходит?

— Убирайся! — дрожащим голосом приказала она. Она, вскочив с кровати, отбежала в дальний конец комнаты и схватила его шпагу. Он смотрел на нее, надеясь, что Даниэла не увидит его раскаяния и не почувствует, как он зол. Он не мог понять, что нашло на него, ведь он никогда в жизни не брал женщин силой. Он даже убил двух человек на дуэли, когда узнал, что они грубо обошлись со своими любовницами.

Выходит, он неправильно ее понял? Он слышал ее крики, она просила отпустить ее, но он отнес это на счет ее застенчивости, да и тело Дэни говорило об обратном. Он был подавлен и растерян. Почему она не хочет его? Ведь она его жена.

— Я сказала — убирайся!

— Я никуда не уйду, — ответил он.

Только этого ему недоставало. Чтобы весь двор потом судачил, что его молодая жена выгнала его из спальни в первую же брачную ночь! Рэйф не мог взять в толк, что же все-таки случилось. Женщины никогда не отказывали ему. Они сами предлагали ему себя. А Дэни принадлежит ему по закону. Он спас ее от виселицы, и она не имеет права его отвергать.

— Убирайся! — закричала Дэни, ее глаза метали молнии. Направив на него шпагу, она стала наступать на него. Обогнув кровать, она подошла к нему вплотную и коснулась острием шпаги его горла.

— Что ты собираешься делать, Дэни? Убить меня?

— Мне следует убить тебя и освободить королевство и всех женщин от таких, как ты.

— Не говори за всех женщин, пока ты не стала одной из них, моя маленькая Дэни. Ты просто испуганная девчонка, которая не понимает, чего лишилась. Но не беспокойся, я еще успею сделать из тебя женщину. Как ты смела отказать мне после всего, что я для тебя сделал?

— Я пытаюсь помочь тебе.

— Помочь мне? О чем ты говоришь?

— Я все знаю о пяти принцессах! Отказав тебе, я могу рассчитывать на расторжение брака, когда вернутся твои родители. Ты женишься на одной из них и не потеряешь трон! Из-за меня ты можешь потерять королевство, Рафаэль! Я не допущу, чтобы такое случилось! Ты нужен Асенсьону!

— Кто сказал тебе такую чушь? — спросил он убийственно спокойным тоном, хотя внутри его все кипело от гнева.

— Не имеет значения, кто мне сказал. Имеет значение только то, что ты освободил меня и моих друзей, и сейчас мой долг — спасти тебя!

— Твой долг? Черт побери, Даниэла, ты моя жена! — взорвался он, наступая на нее. — Сделай хоть раз так, как я тебе говорю. Как кронпринц и твой муж, я приказываю рассказать, кто сообщил тебе все это!

— Орландо! — выкрикнула она, отступая.

— Орландо?

— Он сказал, что не хочет нового скандала в королевском доме. Он сказал, что король лишит тебя трона, если ты не выполнишь его приказа. Если ты не женишься на одной из этих принцесс, он лишит тебя наследства. Я не хочу, чтобы ты лишился всего этого из-за меня. Я не хочу нести ответственность за твою погубленную жизнь!

— Минуточку. — Основываясь на своих многочисленных романах с женщинами, он не верил, что ими могут руководить благородные чувства. В конце концов, она как-то сказала ему, что никогда не выйдет замуж, — Когда Орландо сказал тебе это?

— Вчера.

— Вчера? — выдохнул он потрясение. — Ты знала это еще вчера? Ты обсуждала это с моим кузеном? Дэни молча смотрела на него.

— Продолжай, Дэни, — приказал он, чувствуя, как боль пронзает его сердце. — И после всего этого ты дала мне клятву перед Богом и людьми? Значит, это была ложь?

— Как ты не понимаешь! — в отчаянии закричала она, и из глаз ее потекли слезы.

— Думаю, что понимаю.

Похоже, страсть затуманила ему мозги, и он не распознал в ней новую Джулию и снова попался в сети, расставленные бессердечной лгуньей.

Но она выглядела такой юной и такой невинной! Какой же он дурак!

— Значит, расторжение брака? Ты предала меня еще до того, как вошла в церковь? Значит, ты врала мне с самого начала? Конечно, врала. Ты была готова обещать что угодно, лишь бы спасти свою хорошенькую шейку, не так ли? И спасти своего Матео.

— Неправда! Верь мне! Я пытаюсь спасти тебя, Рафаэль!

— Ты спасаешь себя, лживая маленькая воровка! Ты дала мне слово. Все предупреждали меня о том, что в конце концов ты меня обманешь!

— Я беспокоюсь только о тебе.

— Неужели? Тогда ложись в постель, раздвигай ноги и докажи мне, что ты не врешь.

— Не смей со мной так разговаривать! Я не принадлежу к числу твоих театральных потаскух.

— Черт бы тебя побрал! Ты меня использовала,

— Я тебя использовала?! — изумленно посмотрела на него Дэни. — Это ты использовал меня! Ты дал мне это ясно понять. Ты сказал мне прямо в лицо, что единственная причина, по которой ты на мне женишься, моя популярность у народа. А теперь я еще выяснила, что ты собираешься использовать меня, чтобы нанести удар отцу, человеку, которым я восхищаюсь.

— Я не собираюсь использовать тебя против отца. Просто я устал от того, что он меня вечно контролирует. Теперь ты еще меня контролируешь! Ты должна быть на моей стороне!

Дэни открыла рот, чтобы что-то сказать, но не произнесла ни слова.

— Теперь я вижу, что ты принимаешь меня за дурака, как и все остальные. Я надеялся, что ты мне веришь.

— Я в тебя верю, Рафаэль. Вот почему я стараюсь остановить тебя. Если наш брак будет завершенным, тебе никогда не быть королем. Или я, или Асенсьон. Я не хочу, чтобы ты сделал неправильный выбор.

— Неужели? — цинично заметил он. — Я дал клятву верности перед Богом и народом и не собираюсь нарушать ее даже ради тебя.

— Не двигайся! — закричала Дэни, когда Рэйф шагнул к ней.

— Я даже не думал дотрагиваться до тебя, «жена», — презрительно бросил Рэйф. — Я просто хочу воспользоваться этой шпагой.

42
{"b":"9095","o":1}