ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Дейв снова припал к ее губам, Лиззи подумала, что ее сердце вот-вот выскочит из груди.

Дерзкий язык Дейва глубоко проник ей в рот, и он застонал от наслаждения, крепче сжимая ее в объятиях. Лиззи слышала о французских поцелуях — жадных, влажных, глубоких, эротических, но не знала, что они способны вызвать в ее душе такое смятение. Она невольно стала отвечать Дейву, и его возбуждение возросло: слегка приподняв, он посадил ее себе на колени. Его ладони исступленно гладили спину Лиззи. В порыве страсти Дейв прикусил ее губу, но она даже не заметила этого. Их ласки становились все более неистовыми.

Почувствовав, что теряет голову, Лиззи сделала над собой неимоверное усилие и прервала поцелуй.

— О Боже, хватит, — задыхаясь, пробормотала она.

— Подождите…

— Нет, Девлин, нам пора остановиться.

Виконт был явно разочарован ее поведением, но не стал спорить и разомкнул объятия, позволив Лиззи встать.

— Я сделал что-то не так? — прошептал он.

— О нет, все в порядке! Просто уже поздно, и мне пора спать. Я встаю рано, так как у меня много дел.

Дейв усмехнулся:

— Ну, тогда вы просто молодец, образец для подражания!

— Да, но с вами мне трудно вести себя так, как положено, — призналась Лиззи.

Дейв протянул ей руку.

— Спокойной ночи, Лиззи, — тихо сказал он.

— Спокойной ночи, Девлин. Надеюсь, мы утром увидимся?

Лиззи явно не хотелось, чтобы он уезжал, и Дейв на минуту задумался.

— Хорошо, я останусь, — наконец решил он.

Довольная его решением, Лиззи направилась к двери, но на пороге остановилась и, обернувшись, бросила взгляд на виконта: освещенный красноватым племенем камина, он был прекрасен, как античный бог. Ей было очень трудно противостоять искушению, ведь стоило только намекнуть — и этот мужчина принадлежал бы ей уже сегодня ночью.

Лиззи с улыбкой покачала головой и поспешно вышла из библиотеки.

В течение нескольких следующих дней леди Стратмор всеми силами старалась разжечь пламя страсти из искры, пробежавшей между ее племянником и компаньонкой. Она предоставила им прекрасную возможность провести время вместе, попросив сопровождать ее в Бат. Лиззи и Дейв попробовали минеральную воду в Насосном зале, где Августа представила племянника своим друзьям. Затем она увлеклась разговором, а молодые люди вместе с другими посетителями подошли к большому окну, чтобы посмотреть, как группа купальщиков будет погружаться в целебную воду.

Затем, покинув источник, все трое поехали в лавку Салли Ланн и купили целую корзинку знаменитых батских пирожков — Дейв захотел угостить ими всех слуг в доме тетушки и особенно миссис Роуленд в знак благодарности за ее чудесный «Плавучий остров».

Вечером молодые люди играли в шахматы, пикируясь и подтрунивая друг над другом, что немало позабавило Августу. Лиззи играла прекрасно, но Дейв, которого научил играть в шахматы отец еще в раннем детстве, не уступал ей в мастерстве.

На следующий день после обеда пошел сильный снег. Августа подкатила свое кресло к окну гостиной и, выглянув на улицу, рассмеялась. Молодые люди слепили под окном снеговика, похожего на Наполеона, маленького, толстенького, с треуголкой на голове, и ловко обстреливали его снежками.

Вечером за кружкой горячего глинтвейна все трое разгадывали шарады; при этом виконт блистал остроумием, и обе дамы до слез смеялись его шуткам. В светском обществе Дейв никогда не вел себя так непринужденно и раскованно, но сейчас он казался Лиззи молодым сильным львом, вышедшим из темных опасных джунглей и резвящимся в густой шелковистой траве на залитой солнцем поляне, где ему ничто не угрожало. Лиззи и Августа беззлобно поддразнивали его, и им нравилось, что Дейв не считал ниже своего достоинства веселить их своими дурачествами.

На следующий день ветер разогнал облака и небо прояснилось. Обрадовавшись хорошей погоде, Дейв предложил дамам покататься в коляске — перед отъездом ему хотелось сделать Августе приятное. Виконтесса очень сожалела о том, что племянник покидает ее, однако она не стала просить его задержаться.

Все трое сели в открытую коляску и проехались по окрестностям под звон серебряных колокольчиков, висевших на упряжи лошадей. Земля была припорошена снегом, и вид окрестностей вызывал невольное умиротворение в их душах.

Проехав по деревне, они вернулись домой. Виконт помог тетушке пересесть в инвалидное кресло, а Лиззи вкатила его в дом.

Когда она снова вышла на крыльцо, Дейв предложил научить ее править упряжкой.

— Это, конечно, очень заманчиво, но боюсь… — призналась Лиззи.

— Какие глупости! Пойдемте, — настаивал Дейв.

— Ваша коляска такая огромная! Я как-то правила двуколкой, запряженной одной лошадью.

— В таком случае вам ничего не стоит справиться и с четверкой лошадей. — Не обращая внимания на то, что на улице уже начало смеркаться, он взял ее за руку и подвел к коляске.

Конюхи, пряча ухмылки, наблюдали за тем, как Девлин усадил Лиззи на козлы, а затем, устроившись рядом с ней, передал ей кнут и стал показывать, как обращаться с вожжами.

— Не напрягайте руку, сидите прямо. Держите кисть на уровне последней пуговицы на вашем жилете.

— Но на мне нет жилета! — со смехом возразила Лиззи.

Дейв нахмурился.

— Это я образно выразился. Пусть ориентиром для вас служит пуговица на вашей шубке, находящаяся на уровне талии. — Он дотронулся до ее застежки. — А теперь согните руку в запястье. Вот так.

Лиззи невольно вздрогнула от его прикосновения.

— Не натягивайте сильно вожжи, но и не отпускайте их совсем — лошади очень послушны, они чувствуют ваше малейшее движение. Если же вы совсем отпустите вожжи, они не поймут, чего вы хотите от них. Про кнут пока забудьте, сначала научитесь управляться с вожжами. Ну что, вы готовы?

Лиззи кивнула, и коляска тронулась с места. Сначала она двигалась рывками, козлы ходили из стороны в сторону, и Лиззи боялась упасть, но когда экипаж выехал со двора на дорогу, движение стало более плавным.

— У меня получается! — восторженно крикнула Лиззи, не обращая внимания на ветер, срывавший с ее головы капор.

— Да, получается, — согласился Дейв, любуясь ею. — Следите за дорогой: сейчас будет поворот.

Продемонстрировав Дейву, что умеет поворачивать упряжку, Лиззи натянула вожжи и остановила экипаж.

— Прекрасно, — похвалил ее Дейв, — вы способная ученица. А теперь поверните направо.

Лиззи тут же выполнила указание. Четверка вороных начала привыкать к ней и отлично повиновалась — эти мощные рослые животные, способные навести страх на хрупкую девушку, вели себя очень смирно, возможно, отчасти потому, что чуяли запах своего хозяина, также сидевшего на козлах.

Они проехали еще около мили, после чего Лиззи повернула коней. Не желая больше искушать судьбу, она пересела в коляску, а вожжи передала Дейву. Кони помчались к дому. Хотя было всего лишь пять часов вечера и солнце уже садилось, на небе появились звезды. Когда коляска въехала на мощенный булыжником двор усадьбы, конюхи приветствовали Дейва и Лиззи одобрительными возгласами. Лошадей тут же распрягли и отвели на конюшню.

Дейв и Лиззи последовали за конюхами. Дейв прошел к стойлу своего гнедого жеребца, на котором прискакал в Бат. Лиззи, засунув руки в карманы шубки, остановилась рядом.

— Ваш конь уже не так сильно хромает, милорд, — доложил старший конюх. — Отдых пошел ему на пользу.

Дейв кивнул. Погладив гнедого, он наклонился и ощупал его ногу.

— Все в порядке? — озабоченно спросила Лиззи, словно желая загладить свою вину, ведь бедное животное получило травму из-за того, что она солгала виконту в письме и заставила его сломя голову нестись в дом тетушки.

— Опухоль, похоже, спала, — констатировал Дейв. — Надо наложить целебную мазь и фиксирующую повязку. — Он повернулся к конюху: — Вы получили мазь, Мак?

— Да, сэр. — Конюх тут же принес коричневую бутылочку с лекарством, мягкую тряпку, с помощью которой удобно было втереть мазь, и уже хотел приступить к работе, но виконт остановил его:

24
{"b":"9097","o":1}