ЛитМир - Электронная Библиотека

Юноша подавил тяжелый вздох, дожидаясь, когда же, наконец, декан вызовет его на ковер. Запрокинув голову, он прижался затылком к шершавой оштукатуренной стене приемной. В животе у него урчало от голода, ему страшно хотелось есть. Почему его не приглашают в кабинет? Или там что-то случилось?

В приемной не было часов, но юноша знал, что провел здесь уже довольно много времени. Внезапно по его спине забегали мурашки от дурных предчувствий. Услышав в коридоре звук приближающихся шагов, он насторожился и выпрямился. «Ну, наконец-то!» — пронеслось у него в голове.

Дейв пригладил рукой волосы, поправил галстук и изобразил на лице улыбку, с которой хотел встретить своих родителей.

Однако вместо лорда и леди Стратмор в приемную вошли декан и священник университетской часовни; на лицах обоих застыло выражение скорби.

— Не вставай, сынок, — произнес декан необычно мягким тоном.

Молодой человек бросил взгляд мимо него сквозь проем двери в коридор, надеясь, что сейчас в комнату войдут его родители, но их все не было. У Дейва упало сердце.

Священник откашлялся и присел рядом с ним на скамью.

— Мальчик мой, мы послали за твоей тетей Августой. — Он сокрушенно покачал головой. — Она скоро приедет и заберет тебя. Мы принесли тебе плохие новости…

Часть первая

Глава 1

Лондон, 1817 год

Посреди замерзших болот, к югу от Темзы, в безлюдной местности, возвышался дом под причудливым куполом. Дул холодный февральский ветер, шел дождь со снегом. Старые выцветшие башенки, украшавшие крышу строения, и заколоченные досками окна на фасаде придавали зданию вид мрачный и унылый; ходили даже слухи, что в этом старом доме водились привидения. Молва утверждала также, что это место проклято.

Поверенный Чарлз Бичем зябко передернул плечами; он уже давно ожидал своего патрона и был уверен в том, что в такую скверную погоду обязательно простудится, если тот в ближайшее время не приедет.

Чарлз Бичем раскрыл над головой зонтик, поплотнее запахнул коричневый шерстяной плащ и надвинул цилиндр на лоб, отчего лицо его стало выглядеть еще несчастнее. Громко чихнув, он утерся носовым платком.

— Будьте здоровы, — усмехнувшись, сказал стоявший рядом с ним мистер Даллоуэй, агент по продаже недвижимости.

— Постараюсь, — буркнул Чарлз и отвернулся. Они с Даллоуэем преследовали совершенно разные цели. Даллоуэй был исполнен решимости обвести лорда Стратмора вокруг пальца и содрать с него три тысячи фунтов за это Богом забытое имение; Чарлз же, в свою очередь, намеревался во что бы то ни стало убедить лорда отказаться от сделки. Честно говоря, он побаивался упреков и обвинений старой леди Стратмор в случае, если ее племянник все же приобретет этот дом.

Бросив украдкой взгляд на карманные часы, Бичем нахмурился: патрон явно запаздывал. Что и говорить, жизнь поверенного в делах семьи Стратморов никто бы не назвал скучной с тех пор, как молодой лорд вернулся из дальних странствий домой.

Несмотря на то что виконту Девлину Стратмору было всего лишь тридцать лет, он повидал на своем веку такое, о чем Чарлз читал только в книжках, сидя у пылавшего камина в своем любимом уютном кресле. Леди Стратмор часто рассказывала своему поверенному увлекательные истории о подвигах своего бесшабашного племянника: виконт, по ее словам, сражался с пиратами, освобождал невольников, жил среди дикарей, охотился на львов, посещал старинные храмы в дебрях Малайзии и бродил вместе с кочевниками по пустыням Кандагара, но Бичем считал все эти рассказы выдумками до тех пор, пока не познакомился с самим виконтом.

Теперь Чарлз ломал голову над тем, зачем виконту понадобилось это имение. Впрочем, он никогда не осмелился бы задать этот вопрос Девлину Стратмору, ведь тот не зря носил прозвище Дьявол.

В этот момент послышался стук копыт. Чарлз взглянул на дорогу, но ничего не увидел из-за густого тумана и мороси. Тем не менее, судя по звукам, экипаж приближался: до слуха поверенного доносился скрип колес, катившихся по мерзлой почве.

Наконец карета, запряженная парой вороных, словно призрак, возникла из тумана и, покачиваясь, въехала во двор. Из ноздрей коней валил пар. На козлах сидели кучер и конюх, а на запятках стояли два лакея в коричневых ливреях с белоснежными накрахмаленными кружевными жабо и в треуголках — казалось, этим молодцам были нипочем пронзительный ветер и февральский холод.

Чарлз искоса взглянул на мистера Даллоуэя, который, выйдя из-под навеса, под которым прятался от непогоды, быстро сбежал по ступеням, торопясь поприветствовать лорда Стратмора. В глубине его глаз уже пылал алчный огонь, и у Чарлза упало сердце; предчувствие подсказывало ему, что его соперник на этот раз одержит победу над ним. «О Боже, — сокрушенно подумал Чарлз, — что я скажу леди Стратмор?!» Он с ужасом представил разгон, который ему устроит почтенная вдова, которая еще семь месяцев назад, когда ее племянник вернулся в Лондон, дала Чарлзу вполне четкие указания.

— Все счета Девлина направляйте ко мне, — распорядилась она тоном, не терпящим возражений. — Я сама буду оплачивать их.

Чарлз попытался в тактичной форме попросить разрешения распоряжаться средствами виконта, чтобы покрывать его счета и тем самым избавить старушку от излишних трат, но пожилая дама резко оборвала его.

— Мой племянник ни в чем не должен испытывать недостатка, — заявила она. — Я безумно рада, что он наконец-то вернулся домой. Пусть кутит и швыряет деньги на ветер. Еще раз повторяю вам, Чарлз: все его счета направляйте ко мне.

С тех пор счета виконта, словно стая перелетных птиц, прямиком отправлялись в шикарный загородный дом вдовы под Батом, обставленный элегантной мебелью; здесь повсюду лежали дорогие ковры и висели портьеры из французского шелка. Августа безропотно оплачивала все — живописные полотна, мраморные статуи античных богов и героев, дорогие вина, большой штат слуг, экипажи, лошадей, одежду, обувь, карточные долги, ложу в опере, холостяцкие вечеринки, драгоценности для многочисленных любовниц. Но что скажет леди Стратмор, когда получит счет на три тысячи фунтов, за которые было приобретено старое, пришедшее в запустение имение с ветхим домом?

У Чарлза пересохло во рту от волнения. Лакеи тем временем спрыгнули на землю, и один из них распахнул дверцу кареты, а другой раскрыл зонтик.

Чарлз подошел к Даллоуэю, который теперь уже не выглядел излишне самоуверенным и явно нервничал, ожидая, когда выйдет виконт.

— Вы еще не знакомы с лордом Стратмором, не так ли? — спросил поверенный.

Даллоуэй ничего не ответил; он молча наблюдал за тем, как лакей опустил металлическую подножку и застыл у распахнутой дверцы кареты с каменным выражением лица.

Первым из экипажа вышел чернокожий молодой человек. Беннетт Фримен был, как всегда, аккуратно одет; выходец из Америки, он прислуживал виконту и сопровождал его во всех странствиях и деловых поездках.

Живые карие глаза мистера Фримена, спрятанные за стеклами очков в проволочной оправе, с интересом оглядели все вокруг; заметив Чарлза, молодой человек приветливо помахал ему рукой и побежал к дому, чтобы спрятаться под навесом от непогоды.

Затем из экипажа вышла очередная пассия лорда Стратмора и тут же оперлась рукой в изящной перчатке о плечо услужливого лакея. Ступив на землю, она поспешно направилась, обходя грязь, к крыльцу дома. Несмотря на то, что дама была одета как настоящая леди, походка и взгляд выдавали в ней представительницу древнейшей профессии; правда, в отличие от уличных проституток ее называли не шлюхой, а куртизанкой, так как она находилась на содержании у богатых знатных господ. На даме был надет приталенный жакет из красно-коричневого бархата; она осторожно шла по двору на высоких каблуках, одной рукой приподнимая юбки, а другой, придерживая шляпу с роскошным страусовым пером, колыхавшимся на ветру.

Чарлз, как истинный джентльмен, тут же устремился к ней и прикрыл ее своим зонтом.

4
{"b":"9097","o":1}