ЛитМир - Электронная Библиотека

Граф сразу же припомнил девушку, которая носила это имя: она преподавала в той школе, в которой училась Дейзи. Кроме того, за мисс Карлайл ухлестывал Дейв Стратмор.

Но с какой стати мисс Карлайл явилась к Мэннингу и что заставило ее открыть ему глаза? Как такое вообще могло произойти? Откуда учительница знает так много подробностей из жизни Квентина и других членов клуба «Лошадь и коляска»? Впрочем, в ответе на последний вопрос Карстэрз не сомневался: не кто иной, как Дейв Стратмор, рассказал своей пассии о своих новых приятелях. Однако что именно знает о них сам виконт? Неужели Торквил был прав в своих подозрениях? Что, если Дейв действительно играет с ними, как кошка с мышкой, и что-то замышляет против них?

Карстэрз решил, что пора действовать; ослепленный похотью, он и так слишком долго закрывал глаза на истинные намерения этого человека.

— Довольно, Квентин, прекратите! — громко крикнул граф, видя, что его приятель даже не собирается останавливаться и продолжает избивать хозяина кабинета.

Этот грубый окрик сразу же возымел действие; Квентин остановился и, пыхтя, вышел в приемную.

— Вы ведете себя как идиот, — холодно заметил Карстэрз. — Быстрее поехали отсюда, пока вас не арестовали!

Они быстро вышли из конторы на улицу, где их ждал экипаж.

— Что, черт возьми, мне теперь делать?! — в отчаянии воскликнул Квентин. — У меня нет денег, а этот мерзавец отказался выдавать за меня Дейзи.

— Пожалуйста, успокойтесь: у нас более серьезные неприятности, чем вы думаете, старина, — бросив презрительный взгляд на барона, отчеканил Карстэрз и дал знак кучеру трогаться.

— Какие еще неприятности? — глотнув бренди из фляжки, проворчал Квентин.

— Дейв все знает.

Чтобы как-то протянуть время, Лиззи полдня играла с детьми в доме Найтов, но, когда явились няньки и увели малышей спать, она снова осталась один на один со своими невеселыми мыслями. Она очень скучала по Дейву и мечтала вновь увидеть его.

Джесинда уехала по благотворительным делам, а Бел лежала в своей комнате, поскольку неважно себя чувствовала; в ее положении это было неудивительно, так как она ждала ребенка. Погода стояла великолепная, и Лиззи решила прогуляться до книжного магазина, находившегося на углу.

На улице царило оживление; мимо, грохоча колесами, проезжали изящные экипажи, и Лиззи, воспрянув духом, остановилась у витрины шляпной мастерской, чтобы получше разглядеть образцы летних головных уборов. Увлекшись сравнением различных моделей, она не обратила внимания на то, что за ее спиной остановилась карета, и, лишь увидев отражение двух джентльменов, выходящих из экипажа, насторожилась: мужчинам вряд ли взбрело бы в голову посетить мастерскую, шившую женские шляпки.

Внезапно у нее упало сердце, она узнала членов клуба «Лошадь и коляска».

Повернувшись, Лиззи попыталась бежать, но один из мужчин перегородил ей дорогу, а другой встал у нее за спиной.

— Помогите! — закричала она изо всех сил, однако прохожие лишь шарахались от нее, не желая ввязываться в скандал.

Растерянно оглядевшись по сторонам, Лиззи нырнула в узкий проход между двумя зданиями, но тут же убедилась, что он заканчивается тупиком. Здесь-то, во внутреннем дворике, ее и настигли преследователи. Лиззи попыталась сопротивляться, но, когда Квентин без труда зажал ей рот рукой, поняла, что силы неравны, и тут же негодяй, крепко прижав к себе, потащил ее к карете.

Глава 20

Виконт потратил полдня, давая показания констеблям на Боу-стрит. Речь шла о похищении юной Сьюзи. Представители власти задавали множество вопросов, касающихся членов клуба «Лошадь и коляска», и Дейв старался четко и подробно отвечать на них, с нетерпением дожидаясь окончания допроса, чтобы отправиться к Лиззи: теперь, когда он пошел навстречу ее пожеланиям и обратился за помощью к властям, у него были все основания рассчитывать на примирение с ней. На всякий случай Дейв попросил офицеров полиции не переходить к решительным действиям до тех пор, пока он не увезет свою невесту из Лондона: от негодяев из клуба «Лошадь и коляска» можно было ожидать чего угодно. Если констеблям не удастся арестовать сразу всех злодеев, оставшиеся на свободе могут попытаться расправиться с Лиззи из мести, и именно поэтому виконт хотел увезти ее в безопасное место.

Сидя в экипаже, направлявшемся по улицам Лондона к вилле леди Джесинды у Риджентс-парка, Дейв увлеченно обдумывал планы на будущее. Правильно ли он поступил, решив отказаться от мести и передать преступников в руки правосудия? Этот вопрос неотступно мучил виконта. Хотя душа все еще требовала крови, разумом Дейв понимал, что куда лучше предоставить властям разбираться со злодеями, а самому взяться за налаживание отношений с Лиззи.

Подъехав к дому Джесинды, Дейв вышел из экипажа и поднялся на крыльцо, ожидая уже через несколько мгновений увидеть Лиззи, однако открывший ему дверь дворецкий сообщил гостям, что гостья леди Джесинды отправилась в дом Найтов, чтобы поиграть с детьми. В итоге виконту пришлось сесть в экипаж и приказать кучеру ехать к особняку, принадлежащему семейству Найтов.

Через полчаса он уже был на месте, но встретивший его слуга объяснил, что мисс Карлайл ушла два часа назад, и, поколебавшись, добавил, что она, кажется, собиралась зайти в книжный магазин на углу. Это известие нисколько не встревожило Дейва — он знал, что Лиззи могла часами копаться в книгах.

Приказав кучеру ждать его у особняка, Дейв сунул руки в карманы и направился по тротуару в сторону книжного магазина; на губах его в предвкушении встречи с любимой играла счастливая улыбка.

Однако в книжном магазине Лиззи не оказалось.

Выйдя на улицу, Дейв огляделся вокруг; он был явно озадачен. Может быть, Лиззи решила пройтись по близлежащим лавкам и магазинчикам или, чтобы вернуться на виллу Джесинды, взяла наемный экипаж? Дейв тяжело вздохнул. Ему определенно не везло. Неужели он должен бегать по городу в поисках своей невесты?

Поколебавшись, виконт решил отправиться в клуб «Уайте» и убить время за стаканчиком портвейна. Пусть Лиззи нагуляется, а через час он снова попытается застать ее в доме Джесинды.

Дейв с улыбкой представил, как обрадуется Лиззи, когда узнает, что он последовал ее совету и обратился к властям. Сев за круглый столик в углу, он попросил принести ему стаканчик портвейна и свежую газету. Единственное, чего ему не хотелось в этот момент, — так это встретить Алека и увидеть мрачное лицо поверженного соперника.

Откинувшись на спинку кресла, виконт потягивал вино и читал лондонскую «Тайме»; просматривая рекламные объявления, он задумался о том, не следует ли по дороге к дому Джесинды купить какой-нибудь подарок — это наверняка помогло бы ему загладить свою вину перед Лиззи и помириться с ней.

— А, это вы, Стратмор? — неожиданно раздался рядом с ним знакомый голос. — Я так и знал, что вы явитесь сюда.

Оторвав глаза от газеты, виконт увидел Карстэрза, который, не спрашивая разрешения, тут же присел за его .столик.

— Ну, как дела, Дейв?

— Отлично. А у вас?

— Превосходно. — Карстэрз пожевал мундштук своей небольшой элегантной трубки, но не стал раскуривать ее. — Прошу прощения за то, что помешал вам, но мне надо с вами поговорить.

— Поговорить о чем? — Дейв отложил газету в сторону. Что-то в голосе графа насторожило его.

Карстэрз с непроницаемым выражением лица долго смотрел на виконта, а затем холодно произнес:

— По всей видимости, милорд, жить в Лондоне для вас удовольствие, однако вам пора покинуть этот город.

— Покинуть? — удивленно переспросил Дейв. — О чем это вы, граф?

— Черт возьми, вы прекрасно понимаете, о чем!

Эти слова прозвучали для Дейва как гром среди ясного неба; он не был готов к ним, но постарался не выдать своей растерянности. О Боже, неужели эти мерзавцы узнали, что он и Сьюзи дали показания на Боу-стрит? А ведь их вроде бы никто не видел…

— И все-таки я не понимаю, о чем вы, — ровным голосом произнес виконт.

79
{"b":"9097","o":1}