ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адам улыбнулся и отпил глоток пива.

– Да, понятно, – сказала Ева. – Скажи-ка мне вот что. Как ты находишь время и для земледелия, и для лечения животных, и для общения с детьми?

– Не знаю. Успеваю, и все. Привык не сидеть на месте. Все время занят, и хочется сделать еще больше.

Он говорил это небрежным тоном, но Ева поняла, что все не так просто, как он хочет представить. Адам Вагнер – более сложный человек, чем может показаться на первый взгляд. Ему до всего есть дело, он очень отзывчив. Вспомнить хотя бы, как он остановился на дороге, чтобы помочь ей. Поэтому вовсе не удивительно, что он готов возиться с Тедом и Джейми, показывать им, как правильно держать удочку и как править лодкой. Еву охватило теплое чувство при мысли об этом человеке, внешне немного суровом, но с доброй, открытой душой.

Потом они с Адамом по очереди рассказывали о своем детстве, школьных годах, о том, как проводили каникулы, чем увлекались. В ресторане стало шумно, и Ева подвинулась к Адаму поближе, чтобы лучше слышать, а сама зачарованно глядела в его глаза… Неожиданно они оба заметили, что перед их столом стоит улыбающийся Фиск, который, очевидно, не в первый раз говорит:

– Меня послали за вами! Присоединяйтесь к нам, выпьем все вместе, раз вы уже поужинали.

Ева удивленно взглянула на стол: пустые тарелки и блюда. Она вовсе не помнила, что ела. С ней никогда такого не случалось: так увлечься разговором, что ничего не замечать и не слышать! Адам Вагнер действует на нее самым непостижимым образом.

Они с Адамом перешли за стол, где сидели все его друзья. На самом деле это было несколько столов, сдвинутых вместе, чтобы за ними могла разместиться вся компания. Там же сидела и та самая неизвестная Еве женщина. При виде Адама она вся напряглась и уставилась на него. Он же, не обращая на нее особого внимания, представил Еву тем друзьям, с которыми она еще не была знакома. Ева села рядом с Элис и тут же поинтересовалась, кто эта женщина.

– Да это Джейн Хартвиг! – ответила Элис. – Решила немного повеселиться с нами.

Их веселая компания привлекала внимание остальных посетителей. Кто-то сердился и хмурился, так как вели они себя шумно, а кто-то и смеялся их шуткам. Неожиданно Джейн встала и, объявив, что ей тут надоело, кивнула своему спутнику, какому-то парню, – мол, пошли. Он взял ее под локоток, она оглядела всех и на мгновение задержала взгляд на Адаме. Ева прочла в ее глазах такое, что сердце ее сжалось. А Адам даже и не смотрел в сторону Джейн.

Когда все, продолжая шуметь и веселиться, вывалились из ресторанчика на улицу, оказалось, что там заметно похолодало, несмотря на то что день был теплым и солнечным. Ева зябко повела плечами, хотя от выпитого пива здорово разогрелась. Сегодня она позволила себе опьянеть. Раньше никогда не пила больше одного коктейля, но то были деловые или светские встречи и приемы, на которых она должна была быть в форме. В этот вечер ей можно было расслабиться, ее увлекала веселая болтовня, и она наслаждалась беззаботностью. И так приятно чувствовать себя такой же, как эти замечательные ребята.

– Мне нравятся твои друзья, – сказала она Адаму, когда он усадил ее в машину и сам сел за руль.

Он рассмеялся и завел мотор.

– Ты им тоже определенно нравишься, – заметил он.

– Что это у вас за город такой? Никогда не встречала стольких приятных и общительных людей сразу.

– Брайтон такой же, как и другие маленькие городки. Большинство людей в них очень милые и добрые. Правда, некоторым явно недостает хороших манер.

Они ехали в хвосте вереницы машин его друзей. Постепенно то одна, то другая машина сворачивала в сторону, помигав фарами на прощание.

– По правде говоря, – сказал Адам, – вся эта сегодняшняя вечеринка в честь тебя.

– Меня? – искренне поразилась Ева и, изумленно моргая, уставилась на Адама.

– Они все благодарны тебе за помощь Элис. Ее тут очень любят. Она выросла в этом городе, у нее много друзей. И вот появляешься ты, приезжая незнакомка, и готова остаться на неделю, чтобы заменить ее в магазине и присмотреть за ребенком. Этот твой поступок сразу привлек к тебе даже самых равнодушных людей. – Тут он тепло глянул на нее и одарил самой своей чарующей улыбкой. – Справедливости ради надо отметить, что ты очень дружелюбная и располагающая к себе женщина.

– Вот уж никогда такого про себя раньше не слышала! – воскликнула Ева.

– Значит, хорошо, что ты сюда к нам попала. Оставайся, может, еще что-нибудь про себя узнаешь, горожанка.

Когда Адам впервые назвал ее так – это было всего сутки назад! – тон у него был насмешливый. Теперь же в его голосе чувствовалась нежность. Ева даже испугалась того, как ей стало тепло и хорошо от его сердечного отношения к ней, от того, что он сейчас ей сказал, от впечатления, которое она произвела на всех. Но чего же пугаться? Она этого и добивалась – того, чтобы ее признали равной им. Люди испытывают к ней дружеские чувства не потому, что она богата и у нее есть деньги, а благодаря ее личным качествам. Вот в этом и есть главная ценность человеческих отношений. Еве стало так легко на душе от того, что она поняла это.

Адам поставил машину и посмотрел на Еву.

– Я очень рад, что ты остаешься здесь, Ева, – сказал он. – Тебе будет лучше среди друзей, чем одной в своем бунгало у озера.

Он был прав, Ева давно это поняла сама.

– Ты будешь жить в доме моего деда, он тут неподалеку. Так что не думай, скучать не придется и недостатка в компании не будет, если ты, конечно, захочешь повидать Сэйди, Карла или меня. Правда, надо сказать, что Сэйди не подчиняется никаким правилам и не признает стремления некоторых к уединению.

– А этот дом твоего деда какой?

– Старый двухэтажный деревенский дом. Не волнуйся, у тебя будут там все удобства. На первом этаже есть и спальня, и ванная, а второй обычно закрыт. В доме осталась и вся мебель, и посуда. Сейчас все прикрыто от пыли, но Сэйди в два счета наведет порядок, она там убирается раз в месяц. Поэтому дом имеет более или менее жилой вид. Завтра попрошу Марту позвонить насчет подключения телефона и света. Так что можешь спокойно вселяться.

– Я очень благодарна тебе, но это не должно быть бесплатно. Мне удобнее платить за жилье.

Ева считала, что если Адам будет настаивать на своем, то ей придется отказаться от дома его дедушки, а раз она уже обещала помочь Элис, уехать нельзя и надо будет жить в доме Адама. Это означает, что Сэйди должна просто переселиться туда, чтобы соблюсти приличия.

– Ага, – проговорил Адам. – Перед заключением договора стороны изложили свои условия. Не привык я менять решения!

Тут он поглядел на Еву и увидел в ее глазах такую решимость, почти упрямство, что понял, она не отступит.

– Ладно, – сказал он. – Вот что я скажу: плати тогда за свет и за телефон, если тебе от этого будет легче. И можешь пару раз приготовить мне что-нибудь вкусненькое.

А эта последняя его идея просто гениальна – теперь он сможет с полным правом заходить к ней время от времени. Адам радовался собственной находчивости. Ева молчала.

– Ну что, договорились? – спросил он.

– Ты вроде сказал, что Сэйди готовит тебе, – пробормотала Ева каким-то бесцветным голосом.

– Я говорил, что она оставляет мне ужин, который я разогреваю. Если я ужинаю поздно, тогда еда уже совсем невкусная. Было бы неплохо иной раз съесть хороший горячий ужин.

– Понимаешь, я готовлю не очень… – Тут Ева тряхнула головой и расхохоталась. – Да что говорить! Повар из меня никакой! Но я могу попробовать. Неужели откажу тебе в такой просьбе, если ты предоставил мне жилье!

Адам вышел из машины и открыл дверцу с другой стороны. Прежде чем Ева успела что-либо сказать, он взял ее на руки и сразу же вдохнул аромат ее волос, воспоминание о котором преследовало его весь день, будило желание и порождало фантазии и мечты. Ева с легким вздохом покорилась и обняла Адама за шею, отчего у него по телу пробежала дрожь. Чтобы отвлечься от грешных мыслей, Адам бросил взгляд в сторону, там, в углу гаража, стоял дорогой автомобиль, когда-то принадлежавший мачехе. Им редко пользовались, но содержали в отличном состоянии.

15
{"b":"90975","o":1}