ЛитМир - Электронная Библиотека

Стражники сообщили ему, когда Грин въехал в ворота, но каким-то образом потеряли его след в запутанных переходах Грота. Люсьен выжидал, полагая, что этот похотливый старый козел улизнул с какой-нибудь пьяной женщиной.

Он с отвращением окинул взглядом оргию, бушевавшую внизу. Воспоминания о первой ночи любви с Элис были еще свежи, и безымянные совокупления, происходившие повсюду, казались ему все более бессмысленными и низменными. Он предпочитал вспоминать Элис, невинно купающуюся в одиночестве в горячем источнике. Как бы ему хотелось быть в эту ночь с ней! Но чем скорее это кончится, тем скорее он сможет оставить свою работу и посвятить себя ей полностью. Конечно, она права. Работа постоянно ставит под угрозу его жизнь, и он отказался бы от нее в мгновение ока, чтобы не рисковать, что она коснется Элис или детей, которые когда-нибудь украсят их жизнь.

Люсьен думал о том, что можно будет служить в министерстве иностранных дел просто в должности дипломата, как вдруг в комнату ворвался Марк О'Ши.

— Милорд! Мы нашли Ролло Грина!

— Где он? — спросил, поворачиваясь, Люсьен.

— Он мертв! — ответил О'Ши. — Лежит лицом вниз в канале.

Люсьен выругался.

— Как его убили?

— Ударили ножом в спину, — возбужденно сказал Марк. — Нож все еще в теле, он стальной, с большим зеленым драгоценным камнем в рукоятке — полагаю, это метка Софии Вознесенской.

— Проклятие! — выругался Люсьен. — Она, наверное, как-то проскользнула через ворота! Нужно немедленно ее найти. Наверное, Барду послал ее, чтобы она не дала Ролло поговорить со мной. — Он глубоко вздохнул. — Заприте все выходы, передайте по периметру, чтобы вели тщательное наблюдение. Она свое дело сделала и теперь постарается улизнуть. София высокая, темноволосая, с темными глазами. Не дайте ей отвести вам глаза своей красотой. Если вы отвлечетесь, она перережет вам горло.

— Слушаю, сэр.

Они вышли, чтобы отдать приказания. Покинув наблюдательный пункт, Люсьен быстро осмотрел место гибели Ролло Грина, а потом присоединился к тем, кто разыскивал Софию Вознесенскую. Американец плавал лицом вниз между двух причаленных гондол. Красная кровавая пленка виднелась на воде и билась в борта лодок и каменные берега водоема.

Люсьен приказал стражникам похоронить Грина в лесу до того, как рассветет. Местные власти его не тревожили, смерть американского тайного агента, убитого на вражеской территории во время войны, не привлечет ничьего внимания.

После изматывающих нервы двадцатиминутных поисков глава его охранников, грубоватый, неустрашимый шотландец по имени Маклиш, и двое его лучших людей притащили в комнату Люсьена отчаянно упирающуюся Софию Вознесенскую.

— Мы схватили ее, когда она попыталась перелезть через стену! — рявкнул дюжий шотландец, удерживая женщину.

София Вознесенская — соблазнительная красавица, высокая и эффектная. Когда Люсьен направился к ней, в ее темных глазах мелькнул страх. Она удвоила усилия, так что теперь ее удерживали трое стражников.

Став перед Софией, Люсьен обхватил рукой ее красивую белую шею и прижал женщину к стене. Она сыпала цветистыми русскими ругательствами, а он смотрел на нее и смеялся.

— София, София! У вас ужасные манеры. Вы приходите ко мне в дом и убиваете моих гостей. Разве такое поведение приличествует леди?

— Мне нечего вам сказать!

— Неужели ваш милый друг Барду утратил самообладание? Посылать женщину, чтобы она делала за него грязную работу!

— Черт бы вас побрал, Аргус! — бросила она, назвав Люсьена его кодовым именем. — Вы ничего от меня не добьетесь! Он убьет меня, если я буду с вами разговаривать! Вы знаете, что он ненавидит вас больше, чем всех остальных англичан, вместе взятых!

— Вы скажете мне, почему он заставил вас убить Ролло, — спокойно проговорил Люсьен. — И сделаете это сию же минуту.

— Вы не можете причинить боль женщине, — с вызовом ответила она, бравируя, но когда Люсьен посильнее сжал ее горло, он почувствовал, как ее пульс под его пальцами от страха участился.

— Напротив, дорогая! Я не стал бы причинять боль леди. А вот вас я могу утопить, как крысу, каковой вы и являетесь. Мистер Маклиш, я полагаю, вы обыскали мадам Вознесенс и отобрали у нее оружие?

— Э-э… нет, милорд, — ответил шотландец. — Она слишком сильно сопротивлялась.

— Держите ее, — приказал Люсьен. — Маклиш, окажите даме честь.

— Ах, Аргус, — с надутым видом сказала София, отставив плечи назад чувственным движением, от которого ее груди выставились на всеобщее обозрение, — может быть, вы займетесь этим? У вас такие мягкие руки.

— Даже и не пытайтесь, София. Когда-то вы любили Россию, но теперь вы просто работаете на Барду.

— А вы думаете, у меня был выбор? — резко возразила она, стукнув шотландца кулаком. — Уберите руки! Если Барду попросит вас сделать ему одолжение, вы это сделаете — или умрете, — продолжала она, обращаясь к Люсьену. — Вы хотите убить меня. Потому что если я предам его, я могу считать себя покойницей! — закончила она и с силой ударила ногой Маклиша в пах.

Шотландец со стоном упал.

— София! — раздраженно сказал Люсьен.

— Люсьен, не разрешайте им делать мне больно. Обыщите меня сами. Я буду хорошо себя вести. Обещаю, — прошептала она, сжав руки над головой и предлагая себя пылким взглядом.

Люсьен оглядел ее, потом, прищурившись, еще раз заглянул ей в глаза. Он прекрасно понимал, что она задумала. Возможно, София надеется, что их прежняя связь что-то значит для него.

— Расскажите мне, что вам известно, и я защищу вас от Барду.

— Вы не можете защитить меня от него. Никто не может.

— Это ваш шанс выжить. Что он делает для американцев? Какую информацию хотел продать мне Грин, приехав сюда? Доверьтесь мне, София. Я обеспечу вашу безопасность.

— Вы не сможете, вы не станете этим заниматься. — Люсьен начал похлопывать по ее телу, но она внезапно рывком оттолкнула его руки. — Оставьте меня в покое, вы все! Я агент царя! Я требую, чтобы вы немедленно передали меня в русское посольство в Лондоне! У меня есть права!

— Ничего у вас нет! — прорычал Люсьен.

Последовавший затем допрос состоял из сменяющих друг друга выкриков на английском и русском языках и досадных поползновений Софии спасти себя, соблазнив Люсьена. Она отражала все его попытки отобрать у нее оружие, а ведь только одному Богу известно, сколько пистолетов и ножей было спрятано у нее под юбками. Люсьен опасался слишком уж нажимать на нее, поскольку верил, что ее можно уговорить перейти на его сторону, но время шло, и он все больше раздражался, потому что все его крики и угрозы ни к чему не привели. София не соглашалась сотрудничать.

Она так решительно отказывалась дать ему хоть какую-то информацию, что он уже начал опасаться, не придется ли и в самом деле обойтись с этой женщиной пожестче. И он прилагал все усилия, чтобы запугать ее и вынудить отвечать.

— Зачем вы убили Грина? Что такого важного он знал?

— Я ничего не знаю, — стоически отвечала она, сердито глядя на него.

— Где Барду? Он в Англии?

— Не знаю.

— Почему вы защищаете эту скотину? — крикнул он ей в лицо.

— Я защищаю себя! Он убьет меня!

— Как вы думаете, что я с вами сделаю, Софи? Вы оглядитесь. Где теперь ваш любовник? Его здесь нет, он не спасет вас. Здесь никто вам не поможет, ни Клод, ни один человек в мире. Я ваша единственная надежда.

— Вы меня не запугаете, — огрызнулась она. — Вы на него не похожи. И никогда не походили. Вы и со зла не поступите со мной так, как он поступает ради шутки. — София закрыла глаза, словно внезапно силы оставили ее, и прислонилась головой к стене. — Ах, Люсьен, поцелуйте меня ласково, как вы это умеете. Я все еще вспоминаю ту ночь в Праге. Так давно никто не доставлял мне наслаждения!

— София, это низко.

Она подняла ресницы и рассмеялась гортанным чувственным смехом, в котором звучало отчаяние, и посмотрела на него ввалившимися глазами.

— Отпустите меня, Люсьен, — сказала она. — Я все равно обречена.

50
{"b":"9098","o":1}