ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда растерянные французы были отпущены, Люсьен стремительно прошагал мимо сыщиков и вышел, его молодые помощники двинулись за ним, выстроившись плотным клином. Люсьен распахнул дверь и с тревожным видом зашагал по мостовой, сунув руки в карманы. Он напрягал мозги, но тщетно, и с трудом удержался от того, чтобы не ударить кулаком по каменной стене. День настал — было три часа пополудни, — и почему-то в этот важнейший день, когда он должен разрушить заговор Клода Барду, единственное, что он мог делать, — это мучительно думать о том, что ответила Элис Деймиену.

Черт побери, если бы он был Деймиеном, Барду был бы уже схвачен, брошен в Тауэр и приговорен!

— Вам не стоило откусывать им головы, — пробормотал Марк, шагая рядом с ним. — Теперь они еще хуже будут с нами сотрудничать.

— Разве это еще имеет значение? — сказал Люсьен. — Уже слишком поздно. Мы проиграли.

— Не говорите так! Еще рано сдаваться.

Люсьен знал, что Марк прав, но он был расстроен и раздражен, поскольку этой ночью спал всего минут десять. Он потер лоб.

— Они плохо работают.

— Да, но капитан отчасти прав. Честно говоря, ваш рисунок просто ужасен. — Марк скорчил насмешливую гримасу. — Вы умеете рисовать топографические карты с потрясающей точностью, милорд, нужно отдать вам должное, но ваш рисунок Барду — да он и на человека-то там не похож.

Люсьен нетерпеливо провел рукой по волосам.

— Да, это не Мона Лиза, но каким нужно быть идиотом, чтобы спутать сорокалетнего человека более шести футов роста с маленьким поваром, в котором-то и росту всего футов пять? Это просто тупицы!

— Вы единственный из всех нас, милорд, кто вообще видел этого человека. Очевидно, нам нужно свести вас с кем-то, кто умеет хорошо рисовать портреты, — сказал Толберт.

— Это может сделать мисс Монтегю, — негромко сказал Кайл.

— Я не желаю об этом слышать, я не хочу втягивать ее в это дело, — угрожающе сказал Люсьен.

— Сэр, погибнет много людей. Вы сами это сказали!

— И она не будет одной из них, — мрачно возразил он.

— Поскольку она в Лондоне, мы вполне могли бы воспользоваться ее способностями. Она хорошо схватывает сходство, — настаивал Дженкинз.

— Он прав, — не отставал Марк. — Если три дюжины полицейских сыщиков и констеблей и мы сами даже краешком глаза не видели Барду, очевидно, его нет поблизости. Тогда что опасного будет в том, если вы просто пойдете к ней и попросите нам помочь? Чтобы обеспечить ее безопасность, мы станем на страже вокруг ее дома, если хотите. Вам только и нужно, что описать внешность Барду, — и пусть она его нарисует. Может, это наша последняя надежда!

— Почему вы думаете, что она станет нам помогать? — возразил Люсьен. — Я у нее в немилости.

— Они ни за что не откажется, зная, что от этого зависит жизнь множества людей, — рассудительно сказал О'Ши.

— И разве это не прекрасный предлог повидаться с ней? — с усмешкой добавил Толберт.

Люсьен сердито отвернулся, но сердце у него забилось быстрее от одной мысли о том, что он ее увидит. Пребывание рядом с ней прибавляло ему сил, а сегодня ему понадобится любая помощь. Ребята правы, Элис действительно хорошо рисует портреты. Он и сам это видел. Но больше всего ему хотелось узнать, что она ответила Деймиену.

Он вздохнул с бравым видом.

— Ну ладно. Просто не верится, что вы, юные негодяи, смогли уговорить меня.

— Вы знаете, где она живет?

— Я могу добраться туда с закрытыми глазами.

— А ведь он покраснел, а? — заметил Толберт Марку, когда Люсьен направился к своему черному жеребцу и взлетел в седло.

— Я это слышал, — заметил Люсьен. Вскоре Люсьен спешился перед лондонским особняком Монтегю. Поднявшись к парадной двери, он собрался с духом и постучал. Проклятие! Он волновался, точно юнец, — во рту пересохло, пульс бешено бьется, сердце стучит от ревности и мучительной любви. Пара минут, пока Люсьен ждал у ее порога, показались ему вечностью. Он вынул из кармана жилета нагрудные часы. Двадцать минут четвертого. Он резко захлопнул крышку и сунул часы обратно в карман в тот момент, когда симпатичного вида маленький дворецкий открыл дверь.

— Добрый день, сэр. Чем могу служить?

— Э-э… добрый день, — удалось весело выговорить Люсьену, вертя в руках хлыст для верховой езды. — Мне нужно видеть, — он с трудом сглотнул, — мисс Монтегю.

— Как о вас доложить, сэр?

— Лорд Люсьен Найт.

Приветливое лицо дворецкого сразу же стало строгим, манеры чопорными. Люсьен понял с огорчением, что добряк слуга, судя по всему, знает его имя из-за его отношений с баронессой.

— Прошу прощения, милорд, — сказал дворецкий, подняв подбородок с надменным видом, — правильно ли я вас понял? Вы желаете видеть леди Гленвуд?

— Нет, нахальный вы зануда! Мне нужна мисс Монтегю, — повторил Люсьен, покраснев. Господи, что же это с ним происходит? Он был в смятении, как змея, меняющая кожу.

— Один момент. — И, бросив на Люсьена сердитый и оскорбительный взгляд, дворецкий закрыл дверь у него перед носом.

Все это выглядело малообещающим. Люсьен отвернулся, похлопывая хлыстом по ноге, охваченный нервным возбуждением. Что, если она не захочет его видеть?

Внезапно он заметил краешком глаза легкое движение в окне — там шевельнулась занавеска. Он быстро посмотрел туда, но тот, кто наблюдал за ним, исчез. Люсьен прищурился. Не намерена ли эта девчонка прятаться от него, делая вид, что ее нет дома?

Но посмотрев на окно подольше, он поднял бровь — там появилась маленькая пушистая белокурая головка. Мастер Гарри, наверное, вскарабкался на стул, потому что теперь он уже поглядывал на Люсьена в окно и вид у него был весьма довольный. Люсьен медленно улыбнулся, очарованный сияющими синими, как фарфор, глазами малыша.

Когда Люсьен поклонился малышу, Гарри исчез из виду. Люсьен нахмурился. Мгновение спустя малыш снова выглянул, словно играл в прятки. Люсьен тихо рассмеялся и решил лишить мисс Монтегю возможности скрыться от него. Он открыл парадную дверь и просунул голову в холл, отчего ведшийся шепотом разговор Элис с дворецким внезапно прекратился. Оба стояли в холле.

— …сказать ему, что вас нет дома?

— Люсьен! — проговорила Элис, широко раскрыв глаза, потом ее лицо вспыхнуло. — О Господи! Нельзя же без разрешения входить в чужой дом!

— Право же, сэр! — рассердился дворецкий, но Люсьен смотрел только на девушку.

— Здравствуйте, — сказал он с надеждой, глядя на нее глазами кающегося грешника.

— Что вы здесь делаете?

Боже, как она хороша! Элис была одета в свободное утреннее платье, сверху — хорошенький домашний передник с оборками, роскошные длинные волосы не были уложены в прическу и по-домашнему рассыпались по плечам; она выглядела потрясающе. Именно такой Люсьен больше всего любил ее, а не в том устрашающе прекрасном облике богини в белом, какой она явилась вчера вечером на балу.

Прежде чем Люсьен успел собраться с мыслями и изложить свою просьбу, из передней гостиной появился любопытный Гарри. Он прижался к Элис, устроившись среди ее мягких юбок.

Она машинально обхватила его плечики, не давая ему уйти. Спрятавшись наполовину за своей красивой молодой теткой, Гарри принялся сосать палец и с большим любопытством, держась на безопасном расстоянии, рассматривать Люсьена.

Люсьен тоже смотрел на них. Вид этой женщины с ребенком, когда оба смотрели на него, затронул какие-то глубины его существа, глубины, о которых он и не подозревал. Люсьен осторожно закрыл дверь за собой и медленно присел на корточки неподалеку от Элис и мальчугана.

— Здравствуйте, мастер Гарри. Меня зовут Люсьен.

— Хм, а у нас в саду живут котята, они бездомные, — гордо заявил Гарри.

— Вам повезло, — отозвался Люсьен с тихим смехом. — У меня в саду одни собаки. Большие и противные.

Брови у Гарри высоко взлетели, и он вынул палец изо рта.

— В деревне у меня есть дома собака. Это деревенская собака. Она ловит кроликов!

Люсьен усмехнулся и посмотрел на Элис. Но когда он увидел слезы у нее на глазах, улыбка сползла с его лица. Крепко вцепившись в хрупкие плечики Гарри, девушка отвернулась и погладила его по головке.

66
{"b":"9098","o":1}