ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ящерица в твоей голове. Забавные комиксы, которые помогут лучше понять себя и всех вокруг
Супчик от всех бед
Жизнь без школы
Страсти на чужой свадьбе
Завтра нас похоронят (авторская редакция)
Игра без правил
Отель «У призрака»
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Танец с драконами. Книга 2. Искры над пеплом

— Гарри, я принес вам одну вещь. Я слышал, что вы болели ветрянкой, и подумал, что это вас развеселит. — Сунув руку в карман, Люсьен вынул оттуда маленький треугольный кусок кварца и поднес его к удивленным глазам ребенка. — Это называется призма. Вы никогда раньше не видели такого?

Повернувшись к нему всем телом, мальчик потряс головой, снова сунув палец в рот.

— Идите сюда, я покажу вам, как она работает. — Люсьен уперся коленом в пол и протянул руку Гарри. Мальчик доверчиво пошел к нему. Люсьен обхватил его рукой и поднял призму к золотому лучу заходящего солнца, который проникал сквозь полукруглое окно над дверью: — Оно похоже на обычное стекло, верно? Но если его наклонить, видите? — И Люсьен указал на россыпь цветных лучей, падающих на мраморный пол.

— Цветные! — удивился Гарри. Протянув руку к призме, он схватил ее и стал смотреть, не отводя глаз. — Как вы это делаете? — И он принялся трясти призму.

— Нужно поднести ее к свету и наклонять, пока снова не появятся разноцветные лучи.

— Это радуга, — уважительно сказал Гарри, потом в замешательстве посмотрел на Люсьена.

— А вы знаете, как называются ваши краски? — спросил Люсьен.

— Красная, зеленая, синяя, желтая, — гордо ответил мальчуган.

— Вот это да! Вы все их знаете! — сказал Люсьен с восторгом, а потом улыбнулся Элис: — Это вы его научили?

Она кивнула, глядя на них. Гарри хихикнул, прижался к Люсьену и заглянул ему в глаза. Люсьен долго смотрел на него; нетрудно было понять, почему Элис так любит этого ребенка. Он смышлен, приятен и неотразимо миловиден. Хотя матерью его была темноволосая и темноглазая Кейро, у Гарри были светлые волосы и синие глаза, как у всех Монтегю. Люсьен слегка ущипнул его за носик.

— Почему бы вам не пойти и не показать вашей тете, как действует эта призма?

Мальчик подбежал к Элис.

— Смотрите, это призрак!

— Призма, Гарри, а не призрак. — Девушка нагнулась и помогла мальчику наклонить призму так, чтобы луч света преломился в ней и появились разноцветные пятна. — Как красиво! — проворковала она. — Скажите же лорду Люсьену спасибо.

— Спасибо! — крикнул Гарри.

— Не за что, — с удовольствием ответил Люсьен.

После этого Элис поцеловала Гарри и отослала к няне.

— Мистер Хаттерсли, будьте добры, отведите его к Пег, — попросила она, когда дворецкий появился в ответ на ее зов.

— Слушаю, мисс. Мастер Гарри, прошу вас.

— Пока! — крикнул Гарри, помахав Люсьену рукой, когда дворецкий понес его вверх по лестнице.

— До свидания, Гарри, — помахал в ответ Люсьен.

Они с Элис остались стоять в холле в неловком молчании. У Люсьена было ощущение, что, если бы он не понравился Гарри, Элис немедленно выставила бы его за дверь.

— Какой очаровательный постреленок!

— Да. — Она сунула руки в карманы передника и переступила с ноги на ногу. — Что вам угодно?

— Мне нужны ваши таланты. Она надменно подняла брови.

— Тот человек, которого я пытался найти… Ну, ребята подумали, что вы, возможно, согласитесь нарисовать его лицо по моему описанию. Если у нас будет его хороший портрет, это, вероятно, поможет сыщикам с Боу-стрит либо помощникам констебля найти его.

— Понятно, вы пришли за одолжением. После того, как поступили со мной.

— Но это нужно не только мне! Это очень опасный человек. И он на свободе. Мы зря теряем время. — Люсьен расстроился.

Вздохнув, она повернулась и пошла по коридору.

— Я только возьму уголь. Душа его воспарила.

— Благодарю вас!

Без всякой деликатности Элис отмахнулась от него и исчезла в комнате в конце коридора, ока она ходила за альбомом и углями, Люсьен вышел из дома и расставил Марка и остальных своих помощников в разных местах вокруг дома с садом. Когда он вернулся в дом, Элис уже вернулась в коридор. Она поманила его, потом провела в утреннюю гостиную и села на стоявшее у дубового письменного стола резное деревянное кресло, убрав под него ноги.

Элис положила альбом на колени и ждала, держа в руке палочку угля, потом сердито подняла глаза.

— Не хотите ли чего-нибудь выпить?

— Нет, благодарю.

— Тогда давайте покончим с этим.

— Верно. — Люсьен заходил по комнате, встревоженный ее близостью. — Это мужчина, француз, примерно сорока лет.

— Опишите его овал лица. Круглый, квадратный?

— Скорее всего прямоугольный, с раздвоенным подбородком.

— Мы пока еще не дошли до подбородка.

— Да, прошу прощения, — согласился Люсьен, уязвленный ее чопорным тоном.

Она наклонила голову и глубоко вздохнула.

— Мы будем работать, начав с верха лица и двигаясь к низу, — объяснила она несколько любезнее. — Что вы скажете о его лбе?

— Широкий, густые брови, глубокие провалы под глазами.

Ее рука двигалась над листом бумаги быстро, ловко, делая предварительный набросок. Слышалось только тихое мягкое царапанье угля, летающего над бумагой.

— Какой у него нос?

— Большой и противный, вроде картофелины, — пробормотал Люсьен.

— Картофелины? — насмешливо переспросила Элис.

Люсьен пожал плечами.

— Ладно. — Рисуя, она сосредоточенно жевала губу, не чувствуя, что Люсьен с сокрушенным видом уставился на нее. Подняв глаза, она заметила его несчастные глаза прежде, чем он успел их отвести. Некоторое время они смотрели друг на друга.

— Элис! — прошептал он. Губы ее задрожали.

— Да?

— Я думаю, мне нужно кое-что сказать вам. — Ему стало нехорошо при мысли о том, что его ждет, но Люсьен понимал, что потеряет ее, если не скажет то, что нужно сказать.

— Что такое?

Он опустил голову, потом размеренными шагами подошел к двери гостиной и закрыл ее. Будучи не в состоянии встретиться с Элис взглядом, Люсьен закрыл глаза и заставил себя поскорее перейти к делу:

— Я не выбрал бы то, что выбрал, без серьезных на то причин. — Он с трудом сглотнул, сердце у него тревожно билось. Он глубоко вздохнул. — Прошлой весной я был схвачен во Франции этим человеком и его помощниками. Пять недель меня держали в заключении, прежде чем мне удалось убежать. Под пыткой…

— Пыткой? — резко переспросила Элис. Он поднял подбородок и заставил себя встретиться с ее потрясенным взглядом.

— Конечно, — сказал он с самообладанием, которого вовсе не чувствовал. — Каждому агенту известно, что пытка и смертная казнь — это самое вероятное, что тебя ждет, если попадешься.

Бледная и потрясенная, Элис посмотрела на наполовину законченный рисунок.

— Этот человек пытал вас?

— Он отлично делал свою работу. Я не выдержал, Элис. — Он медленно покачал головой. — В конце концов я назвал имя одного из моих коллег, Патрика Келли. Это был прекрасный человек, мой наставник. Я просто больше не мог терпеть. Я даже не сознавал, что говорю. Когда я пришел в себя, было слишком поздно. Барду уже исчез. Он выследил Келли и убил его, основываясь на сведениях, полученных от меня. — Люсьен стиснул кулаки и содрогнулся. — Я проявил слабость. Я так же ответствен за смерть моего друга, как если бы своими руками перерезал ему горло. Вот почему я, и только я, должен уничтожить Барду.

— Ах, Люсьен, — прошептала Элис.

— Раньше я не мог вам рассказать. Я не хотел, чтобы вы подумали, будто я боюсь, — чуть слышно проговорил он.

Она отложила уголек и протянула к нему руки.

— Идите ко мне.

Люсьен пересек комнату, ноги у него подкашивались, и опустился на колени у ее стула. Он тревожно смотрел в ее глаза, пытаясь прочесть в них ее реакцию, отчаянно стремясь понять, может ли она все еще уважать его после такой слабости, после того, что он так ужасно предал своего друга.

Глаза ее наполнились слезами. Элис покачала головой и обняла его. Она погладила его по волосам, поцеловала лицо, поразив Люсьена своей нежностью.

Глаза его жгло, когда он положил голову ей на колени. Элис склонилась к нему, ласково обнимая. Люсьен не поднимал головы, он зарылся лицом в ее длинные золотистые волосы, окутавшие его.

67
{"b":"9098","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пампушка для злого босса
Что за рыбка в вашем ухе?
Соня и Лиза взлетают вверх
Последний отбор. Смотрины для строптивого принца
Моя борьба. Книга 1. Прощание
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
«Сандал», которого не было
Не потеряй меня
Помогите малышу заговорить. Развитие речи детей 1–3 лет