ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мак продолжал с восторгом ласкать ее груди.

– Такие красивые, – твердил он снова и снова, – такие нежные, словно бутоны цветов. – Его слова зажига-ли почти так же сильно, как и прикосновения, на которые ее тело с такой готовностью откликалось.

Лизу, распростертую на подушках, пронизывали электрические разряды, согревающие кровь сильнее, чем огонь в камине. Неутомимые руки Мака спускались все ниже, к талии, животу, бедрам, пока наконец не нашли сладкий источник ее желания.

Лизе казалось, что она тает. Тает под его взглядом, под прикосновением его рук, его губ. Руки Мака осторожно раздвинули ее бедра, а сам он склонился над ней. У него перехватило дыхание. Рыжие волосы Лизы превратились в пламя, такое же живое, как огонь, ревевший в камине. Ее алые губы стали ярче от его страстных поцелуев. Но больше всего Мака заворожили ее глаза. Они стали почти черными от плескавшегося в них желания.

Наконец Лиза обрела дар речи. Но она не могла выразить всех переполнявших ее чувств и повторяла лишь его имя.

– Мак, – шептала она, – о, Мак…

– Лиза, милая, – эхом откликнулся он и вошел в нее, сначала нежно и мягко, затем все глубже, с нарастающим пылом. Затаив дыхание, он погружался в нее, а она приподнималась ему навстречу. Они двигались в едином ритме, и Мак чувствовал – ее смущение отступило, она отдает ему себя без остатка. По мере того как его движения становились мощнее, она все больше открывалась ему. Ее руки жадно бродили по его спине, впиваясь в кожу ногтями, узнавая его ближе, пока наконец из двух отдельных существ они не превратились в единое существо, так плотно сплетясь телами, что Мак поверил – они созданы друг для друга.

Лиза двигалась в такт движениям Мака, в голове не осталось ни одной мысли. Ее тело содрогалось тем больше, чем ближе они подходили к апогею своей страсти. И они достигли финала с такой силой, что одновременно вскрикнули в экстазе, а затем откинулись на подушки, прогнувшиеся под тяжестью влажных истомленных тел.

Они продолжали обнимать, целовать, касаться друг друга, говорить нежные слова до тех пор, пока почти одновременно не уснули, обменявшись напоследок долгим поцелуем.

Глубокой ночью, когда огонь в камине уже погас. Мак отнес Лизу в спальню, отделенную от всего остального дома, и такую холодную, что их дыхание тут же превратилось в пар. Лиза поежилась у него на руках, но не проснулась. Мак откинул покрывало и положил Лизу на постель. Вздрогнув, она открыла глаза: простыни показались ей ледяными.

– Брр, – только и смогла проговорить она, стуча зубами.

Мак рассмеялся и лег рядом с ней, уютно устраиваясь под одеялом. Согретая теплом его тела, Лиза тут же уснула.

Пробудившись утром от сна, Лиза увидела, что лежит одна в огромной кровати, укрытая пуховым стеганым одеялом. Яркое солнце светило в окно. Лиза потянулась и снова свернулась калачиком, стараясь уснуть. Но не смогла. Тогда она решила притвориться спящей.

Из кухни доносились приглушенные звуки: по-видимому, Мак готовил кофе – Лиза чувствовала разлившийся в воздухе аромат. Он ждал, что она вот-вот проснется, встанет с постели и присоединится к нему.

Однако Лиза была совсем не уверена, что хочет это делать. Она крепко зажмурилась, но это не помогло ей спрятаться от реальности. Ночь была такой чудесной – мерцание звезд, огонь в камине. Однако утро развеяло чары, и сейчас ей предстояло оказаться перед мужчиной, с которым она так бурно провела предшествующую ночь. Утро должно было показать, чувствует ли он сегодня то же, что и вчера. Лиза задумалась о своих собственных ощущениях, не уверенная в себе. Свидание с незнакомым мужчиной, перелет через горы – еще вчера она и представить себе такого не могла. Но все это не шло ни в какое сравнение с тем, что последовало.

А теперь она лежит под одеялом, нисколько не готовая к утренней встрече с Маком Дэвидсоном. И хотя с пробуждением все стало таким ненадежным и хрупким, в одном Лиза была уверена твердо: чувствует она себя превосходно. Лиза коснулась ногой того места, где спал Мак. Простыни были все еще теплые, подушка примята. Ей не надо было дотрагиваться до своих губ, чтобы понять, что они все еще слегка припухшие от поцелуев Мака. Аромат его тела тоже все еще с ней, в постели. Да, ей и в самом деле было хорошо. Но это вовсе не значит, что она готова сейчас столкнуться с ним нос к носу.

Запах кофе усилился. Мак в любую минуту мог окликнуть ее или постучать в дверь. Лиза прикинула в уме, на сколько можно затянуть процесс вставания. Если продолжить притворяться спящей, она выиграет минут пять или десять. Принять душ, одеться – еще двадцать минут. Чуть больше, если подкраситься. Но ее косметичка осталась в гостиной, а Лиза не хотела себя обнаруживать до тех пор, пока иного выхода не останется. Бесспорно, она покорена Маком. Он мог прочесть это в ее глазах – вот что досадно, даже если он сам чувствует по отношению к ней то же самое. Досаднее вдвойне, если нет. Все-таки надо тянуть время, пока ей не удастся хоть как-то справиться со своими чувствами.

Но Мак не дал ей такой возможности. Дверь открылась, прежде чем Лиза успела зажмуриться и натянуть на себя одеяло. Мак шагнул в комнату с чашкой кофе в руках.

– Если гора не идет к Магомету… – Он приблизился к кровати и протянул Лизе кофе. – Поскольку я не был уверен, что ты когда-нибудь проснешься…

– Я уже почти встала.

Она не смогла удержаться от мысли, что сегодня утром Мак выглядит совсем по-другому. Фланелевая рубашка расстегнута, темные волосы слегка встрепаны, на щеках появилась щетина. Во всем облике было что-то неуверенное, почти беззащитное.

– Тебе не стоило беспокоиться, – пробормотала Лиза. Мак сел на постель рядом с ней. Немного кофе пролилось на блюдце.

– Нет, стоило, – произнес Он, когда Лиза потянулась за чашкой. – К тому же мне хотелось посмотреть, как ты будешь выглядеть при пробуждении, выпутываясь из всех этих простыней. И должен сказать, выглядишь ты просто потрясающе.

Лиза мелкими глотками пила кофе и поэтому с полным правом могла не отвечать.

Мак улыбнулся ей, и Лиза поняла, что утро пройдет легко и непринужденно. Он старался помочь ей преодолеть неловкость, ведя себя так, как будто не было ничего естественнее, чем просыпаться утром в горах, сидеть рядом с ней на кровати, с улыбкой глядя, как она пьет кофе. Лиза почти поверила, что это самое обычное дело. Кофе согрел ее, напряжение спало. Она улыбнулась в ответ.

13
{"b":"90988","o":1}