ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Миранда изо всех сил старалась скрыть свои чувства. Переступив порог комнаты, она была ослеплена видом обнаженного и мускулистого мужского тела. «А кожа у него теплая и нежная, как бархат», — думала девушка, перебинтовывая рану Деймиена. Она старалась делать все как можно осторожнее, чтобы не причинить ему боль.

Накладывая ;повязки, Миранда проговорила:

— Подержите, пожалуйста, этот конец, если вам нетрудно.

Деймиен молча кивнул и пристально посмотрел ей в лицо. Девушка тут же опустила глаза; она очень надеялась, что граф не заметил ее волнения.

Да, она ужасно волновалась. Более того, Миранда чувствовала, что каждое прикосновение к обнаженному телу. Деймиена вызывает в. ней страстное желание. Перевязывая графа, она старалась смотреть лишь на его гладко выбритый подбородок. И все же время от времени, не в силах удержаться, опускала глаза, чтобы полюбоваться могучими плечами Деймиена.

Когда же она смотрела на его мускулистую грудь, ей хотелось прижаться к нему покрепче и прильнуть губами к крохотным соскам с темными кругами, хотелось доставить ему то удовольствие, о котором когда-то ей говорил Трик. Безумные фантазии кружили ей голову, и она чувствовала, что ее все больше влечет к этому мужчине — подобного влечения Миранда еще никогда не испытывала. Что же касается Трика, то это ее увлечение едва ли можно было назвать серьезным — теперь уже Миранда прекрасно все понимала… Понимала, что предавалась флирту с красивым молодым кавалеристом лишь по одной-единственной причине: ей хотелось удовлетворить свое тщеславие, хотелось нравиться. Но с Деймиеном все было иначе. Трик или льстил ей, или же обвинял в том, что она уделяет ему слишком мало внимания, и успокаивался только тогда, когда ему удавалось добиться от нее ласк. А вот Деймиен ничего подобного не делал, однако его присутствие волновало ее больше, чем все ласки и комплименты Трика. Внезапно граф взглянул на нее и проговорил:

— Кажется, уже все?..

— Да, почти. Еще немного потерпите. Можете отпустить конец бинта.

Деймиен кивнул и проворчал:

— По-моему, все это… в высшей степени неуместно. Миранда потупилась.

— А по-моему — вполне уместно.

Он поднял брови и посмотрел на нее с некоторым удивлением.

Она пожала плечами и проговорила:

— Здесь все и так уже подумали, что я ваша любовница.

— Да, подумали. Именно поэтому я старался не называть вас по имени.

— Не слишком туго? — спросила Миранда перед тем, как завязать концы бинта.

Взглянув на свою руку, граф пошевелил ею, проверяя, не мешает ли повязка. Миранда же с восхищением смотрела, как перекатываются его могучие бицепсы. Заметив, что Деймиен наблюдает за ней, она в смущении пробормотала:

— Простите…

Граф коротко рассмеялся, но по всему было видно, что ее замешательство доставило ему удовольствие.

— Нет, не туго. Все замечательно.

— Вот и хорошо, — кивнула Миранда.

Завязывая узел, она старалась не смотреть на Деймиена. Миранда ужасно нервничала, и ее руки дрожали. Граф же снова пошевелил плечом и пробормотал слова благодарности. Девушка молча кивнула и залилась краской. Затем отвернулась и отошла в сторону. Когда она снова взглянула на Деймиена, он был уже в рубахе, но пуговицы почему-то так и не застегнул. Миранда опять уставилась на его обнаженную грудь, но тотчас же одернула себя и, шагнув к тазу, принялась мыть руки.

Внезапно раздался стук в дверь, и девушка громко крикнула: «Войдите!» В следующую секунду дверь распахнулась, и на пороге появилась служанка с подносом в руках. Она прошла в комнату, поставила поднос на столик и молча удалилась.

В комнате имелось только одно кресло, стульев же вовсе не было, поэтому Деймиен пододвинул столик к кровати. Скинув ботинки, Миранда забралась с ногами на постель и принялась за ужин. Никогда еще она не ела с такой жадностью и никогда еще с таким удовольствием не пила вино. Деймиен от нее не отставал, и какое-то время оба молчали, даже почти не смотрели друг на друга. Наконец, насытившись, граф открыл вторую бутылку вина. Настроение $ Миранды к этому моменту уже значительно улучшилось, и ей захотелось пококетничать. Она вытащила из волос гребень слоновой кости, и темные пряди рассыпались по ее спине и по плечам. Девушка с улыбкой поглядывала на Деймиена, но он, казалось, не обращал на нее ни малейшего внимания. Тогда Миранда негромко рассмеялась и проговорила:

— Мой дорогой лорд Уинтерли, скажите, пожалуйста, есть ли у вас любовница?

— Видите ли, Миранда… — Граф поднес к губам бокал. — Полагаю, что это совершенно неуместный вопрос.

Девушка снова рассмеялась.

— Я спросила лишь потому, что здесь все решили, будто я — ваша любовница.

— И все-таки не задавайте мне подобных вопросов, — проворчал Деймиен.

— А может, вы женаты?! — воскликнула Миранда.

— Нет, я не женат, — отрезал Деймиен.

— Тогда почему я не могу задавать вам такие вопросы? Ведь я же вам рассказала о своем кавалеристе…

— У меня нет любовницы.

— Нет? Ни жены, ни любовницы? В таком случае вы, наверное, очень скучаете.

— Нет, не скучаю. Потому что в данный момент все мои силы уходят на то, чтобы укротить весьма строптивую девицу, опекуном которой я теперь являюсь.

Граф снова наполнил свой бокал и сделал глоток вина. Поставив бокал на стол, он потянулся к щиколотке девушки и легонько сжал ее кончиками пальцев.

— Значит, вы намерены продать меня? — с улыбкой проговорила Миранда. — И как дорого я стою на рынке невест? Вы, наверное, уже прикинули?

Деймиен тоже улыбнулся и вновь пригубил вина.

— Всего золота Мидаса не хватило бы, чтобы заплатить за вас, мисс Фицхьюберт.

— Что ж, все-таки это получше, чем три шиллинга за выступление, которые мне платили в «Павильоне», — заметила Миранда.

Граф погрозил ей вилкой.

— В Лондоне не смейте говорить со мной об этом. И не только со мной, но и со всеми остальными.

— И даже с моим будущим мужем?

— С ним — тем более.

— Но ведь брак строится на доверии…

— Глупости. Он строится на деньгах и на достижениях семей с обеих сторон.

— Ну, что касается моей семьи, то тут мне не повезло…

— К несчастью, вы правы. Но у вас все же есть кое-что.

— Кое-что? Что же именно?

— Красота, — ответил граф, немного помедлив. — Да, вы очень привлекательная девушка.

— Полагаете, этого достаточно?

— Полагаю, что да. Кроме того, у вас есть протекция моих родственников, а это не так уж мало. Мой старший брат — герцог Хоксклифф. Младший, Алек, — также весьма уважаемый человек. Но только вам следует помнить: вы не должны рассказывать моим родственникам о том, чем занималась мисс Уайт. Если же возникнет необходимость поведать об этом, то я сам им все объясню.

— Что ж, договорились, — кивнула Миранда. — Пусть это будет нашей тайной. Как, впрочем, и то, что вы так настойчиво мне предлагали, — добавила она с лукавой улыбкой.

Деймиен пожал плечами.

— Неужели вы полагаете, что мне нужно напоминать об этом?

Миранда рассмеялась; казалось, ее забавляла мысль о том, что она теперь может шантажировать графа.

— Нет-нет, не буду напоминать. Скажите, а что было бы, если бы я тогда сказала «да»? Ведь такое вполне могло бы случиться — вы были так настойчивы… О, не волнуйтесь, я шучу, — поспешно добавила Миранда, заметив, что граф смутился. — Вы просто восхитительны, лорд Уинтерли. Но почему же вы так покраснели?

— Я вовсе не краснею…

— Я же вижу, что краснеете. Но я для этого не давала вам никакого повода. И не воображайте, что вы первый бравый офицер, который потерпел неудачу в своих домогательствах. Во всяком случае, вы не последний.

— Миранда!

Она запустила в Деймиена подушкой.

— Я вас слушаю, милорд.

— Миранда, вы что, пьяны?

— Мне так не кажется. То есть я полагаю, что я не совсем пьяна. Вообще-то вина нам в «Ярдли» никогда не давали, но зато я чувствую себя ужасно счастливой.

— Счастливой?.. Даже если так — прекратите дурачиться.

24
{"b":"9099","o":1}