ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Видите ли, мисс Фицхьюберт, вы ведь почти ничего не знаете о моем брате. Идемте…

Люсьен взял девушку за руку и подвел к дивану, стоявшему в самом конце галереи. Усадив ее, он пристально посмотрел ей в глаза и вновь заговорил:

— Мой брат принимал участие во всех крупных сражениях прошедшей войны. И я заметил, что он очень изменился в последнее время. Что ж, ничего удивительного. Ведь ему приходилось быть свидетелем стольких трагедий… Поймите, даже такой сильный человек, как Деймиен, не мог не страдать при этом. Долгое время он находился в ситуации, которую и не всякий храбрец способен выдержать. Ему приходилось засыпать с мыслью о том, что завтрашний день, возможно, будет последним днем его жизни. Так было, например, в Испании — во время осады Бадахоса. Вы ведь и сами видели, на что он способен в гневе, так что можете себе представить, какова была его жизнь на войне. Возможно, вы слышали и о бунте, на который решилась часть наших солдат после взятия Бадахоса. Деймиен тогда был вынужден наказать всех тех, кто участвовал в разграблении города и в беспорядках. И я не стану скрывать от вас, что ему приходилось проявлять жестокость. Но его можно понять. Эти люди предали его, а он ведь нес ответственность за их действия. Увы, меры, предпринятые моим братом, вызвали недовольство некоторых офицеров — об этом тоже нельзя умолчать.

Миранда со вздохом кивнула:

— Да, я понимаю, это действительно ужасно…

— Именно поэтому я избавился от всех иллюзий, и теперь я прекрасно знаю, что такое война, — продолжал Люсьен. — Впрочем, речь не обо мне, — добавил он, немного помолчав. — Так вот, все пережитое не могло не отразиться на душевном состоянии моего брата. Ощущение безнадежности, чувство собственного бессилия… все это приводит к тому, что офицер, взявший на себя ответственность за жизнь своих солдат, очень скоро начинает понимать, что не может ни защитить их, ни оградить от смерти, он волен лишь распоряжаться чужими жизнями, посылая людей на смерть. Вот что производило такое тягостное впечатление на Деймиена. При его чувстве ответственности такое положение казалось невыносимым — ведь он заботился о своих солдатах. И подчиненные любили его, в этом не может быть сомнений. Возможно, иногда он казался слишком суровым и жестким человеком, но у него доброе сердце, поверьте мне, Миранда. Я видел, как он переживал, в каком глубочайшем отчаянии находился всякий раз, когда гибли его люди. Более того, Деймиен жалел даже врагов, даже таких головорезов, как гессенские наемники. Я старался вернуть его к нормальной жизни, приводил, казалось бы, разумные доводы, но, увы, брат, меня не слушал… — Люсьен сокрушенно покачал головой. — Деймиен привык к войне и после того, как она закончилась, не смог забыть ее. Обычная жизнь стала для него чуждой, и он даже не пытался интересоваться ею. И все же я рад за него. Рад уже хотя бы потому, что он остался жив и здоров. Вероятно, Деймиен родился под счастливой звездой.

— Да, наверное, — прошептала Миранда. Немного помолчав, Люсьен продолжал:

— Я не смог все это выдержать, поэтому после Бадахоса решил оставить военную службу и поступил в министерство иностранных дел. Я старался уговорить Деймиена последовать моему примеру, но он не слушал меня. Когда же я настаивал, он впадал в ярость и называл меня трусом, упрекал в малодушии. Но я покинул армию вовсе не по малодушию — просто рассудил, что на новой службе принесу гораздо больше пользы. Впрочем, не исключаю, что мне все-таки не следовало уходить из армии. Если бы я остался с Деймиеном, то, возможно, сумел бы хоть как-то поддержать его. И эта мысль до сих пор не дает мне покоя, — добавил Люсьен со вздохом.

Миранда кивнула.

— Да, я прекрасно понимаю вас, милорд.

— Какое-то время Деймиен даже не желал общаться со мной, — продолжал Люсьен. — Он и сейчас не очень-то разговорчив. Но я знаю, что брат нуждается в заботе и утешении, поэтому и решил обратиться к вам, Миранда. — Люсьен опустил руку в карман и, вытащив небольшой ключ, местами покрытый ржавчиной, протянул его девушке. — Воспользуйтесь им, моя дорогая. Но только в случае крайней необходимости.

Миранда с удивлением смотрела на собеседника.

— Что это за ключ? — спросила она. Проигнорировав ее вопрос, Люсьен с загадочной улыбкой сказал:

— Я сообщу вам напоследок самое важное. Вы первая женщина, которая привлекла его по-настоящему. Если бы я не был в этом уверен, то ни за что не заговорил бы с вами. Деймиен нуждается в вас, Миранда, он видит в вас свою последнюю надежду. А я всего лишь его брат, поэтому никогда не смогу стать для негр тем, чем можете стать вы.

— Что же я могу сделать? — проговорила Миранда с дрожью в голосе.

— Любите его, дорогая. Я благословляю вас. — С этими словами Люсьен наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Спасибо вам, милорд, но я не представляю, как я смогу принять ваше благословение, — потупившись, пробормотала девушка. — Я ведь совсем не подхожу для него. Я не такая утонченная и образованная… И не такая красивая, как герцогиня или ваша супруга. Милорд, я не знаю, как мне поступить.

Люсьен принялся молча расхаживать вдоль дивана. При этом он по-прежнему как-то странно улыбался.

— Милорд, почему вы молчите? Скажите, как же я могу заставить его полюбить меня?

Люсьен внезапно остановился и пристально посмотрел на девушку.

— Миранда, я не могу ответить на этот вопрос. Вы должны сами найти ответ. Но уверяю вас, все сказанное мной — чистейшая правда.

— А если с ним произойдет то же самое, что произошло в гостинице? — пробормотала девушка. — Ведь он может убить меня.

— Поверьте ему, моя дорогая. — Люсьен вновь улыбнулся. — Наберитесь смелости и сразитесь с демонами, терзающими его душу. Вы должны решиться на это, Миранда. И вы сумеете победить, я понял это сразу же, едва увидел вас. Полагайтесь на свое сердце и забудьте о страхе, только ваша смелость может принести вам счастье.

Миранда в нерешительности пожала плечами.

— Скажите мне хотя бы, какую дверь можно открыть этим ключом.

Люсьен весело рассмеялся в ответ и направился к выходу из галереи.

— Если любовь ваша достаточно сильна, вы со временем найдете эту дверь! — бросил он через плечо.

Глава 9

Накануне Рождества Люсьен распорядился приготовить сани, чтобы покатать маленького Гарри и показать ему город в праздничных огнях. К нему присоединились герцог и герцогиня, собиравшиеся навестить Альфреда Гамильтона, престарелого и полуслепого отца Белинды. Все прочие обитатели Найт-Хауса также не отказались принять участие в прогулке. Сани были рассчитаны только на шестерых человек, но разместились в них восемь, причем каждый из мужчин не забыл прихватить фляжку с крепким вином — только так и можно было согреться в зимний холод.

Вечер был тихий, и звезды ярко сияли на синем бархате небес. Малыш Гарри сидел между Люсьеном и Элис, а леди Джасинда и Лиззи сели справа и слева от веселого и улыбчивого лорда Алека. Миранда же оказалась рядом с Деймиеном.

Когда они проезжали через Гайд-парк, Люсьен велел вознице ненадолго остановиться и попросил всех помолчать, В темном и пустынном парке царила торжественная тишина — такая же тишина наступает в церкви перед вступлением церковного хора, — и казалось, что только здесь можно было услышать небесный хор ангелов. Какое-то время все молчали, и даже Гарри сидел с широко раскрытыми глазами и внимательно прислушивался к рождественскому небесному хору. Миранде же вдруг вспомнились строчки из роли.

«Тихая ночь, святая ночь, все уснуло, и все сияет…» — мысленно декламировала она.

Ей вдруг захотелось, чтобы эти мгновения, наполненные удивительным ощущением причастности к вечности, никогда не заканчивались. Она взглянула на Деймиена и поняла, что тот наблюдал за ней.

Нащупав в темноте руку графа, Миранда крепко сжала ее и тотчас же почувствовала ответное пожатие, а его рука оказалась такой теплой, что она даже сквозь перчатку ощутила это тепло.

35
{"b":"9099","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Брачный контракт на смерть
Никогда не верь пирату
Страсть – не оправдание
Царский витязь. Том 2
Поток: Психология оптимального переживания
Девушка с Земли
С неба упали три яблока
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %