ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Замок из стекла
Венец демона
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
Темный паладин. Рестарт
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Дети мои
Я оставлю свет включенным
A
A

— Во всяком случае, не исключено.

— Только этого не хватало… — пробормотал Деймиен. Граф побледнел и отвернулся. Взъерошив ладонью волосы, он уставился куда-то в пространство.

Люсьен молча наблюдал за братом; он видел, что тот ошеломлен известием об убийстве.

Внезапно Деймиен рухнул на колени и в отчаянии воскликнул:

— О Боже, снова смерть! Война закончилась, но смерть по-прежнему неотвратима!

Немного помолчав, граф поднялся на ноги и вопросительно взглянул на брата.

— Известно, кто это сделал?

— Пока нет. На Боу-стрит подобное случается довольно часто. Подозревают нескольких грабителей из этого района. Я поручил моим людям заняться поисками убийцы.

— Спасибо, Люсьен.

Деймиен снова отвернулся; ему вдруг пришло в голову, что именно он виноват в смерти Джейсона — виноват, потому что предоставил друга самому себе, хотя тот наверняка нуждался в его поддержке.

Впрочем, не только Джейсон в нем нуждался. Очевидно, в нем нуждались все его люди, все его бывшие подчиненные — ведь именно он, их командир, обязан был помочь тем, кому предстояло приспособиться к мирной жизни.

«Какой же я эгоист, — думал Деймиен. — Да-да, конечно же, эгоист… Ведь я покинул своих друзей и уединился в Бейли-Хаусе, уполз сюда, чтобы залечивать собственные раны. А если бы остался в Лондоне, то сумел бы присмотреть за Шербруком, и, возможно, в этом случае трагедии не произошло бы».

Подавленный этой мыслью, граф вздохнул и склонил голову. Теперь он нисколько не сомневался в том, что, покинув Лондон, совершил ужасную ошибку.

Наконец Деймиен поднял голову и, взглянув на брата, проговорил:

— Я должен присутствовать на похоронах. Я обязан… Шербрук был одинок и с родственниками почти не общался.

Люсьен потупился и пробормотал:

— Деймиен, есть еще кое-что… — Он достал из кармана письмо и протянул его брату. — Адвокат Шербрука пытался с тобой связаться. Я обещал передать тебе его просьбу. Кажется, Джейсон назначил тебя не только своим душеприказчиком, но и опекуном своей племянницы.

— Черт, я совсем забыл… — Граф вскрыл конверт и сломал печать. Лишь сейчас он вспомнил об их с Джейсоном разговоре после битвы при Альбуэре — Шербрук был тяжело ранен и потерял руку. И именно тогда майор попросил его позаботиться о наследстве племянницы. Попросил на тот случай, если не выживет.

В Испании и в Португалии Джейсон часто покупал подарки для своей племянницы. Да-да, в каждом городе майор непременно покупал всевозможные ленты и бусы, цветные шарфики и атласные туфельки и отправлял покупки в Англию.

Но как же ее звали?..

Граф пробежал глазами первые строчки письма: «Школа „Ярдли“, Уорикшир».

Деймиен знал, что эта девочка — незаконнорожденная дочь виконта Хьюберта, старшего брата Шербрука, и его любовницы — кажется, та была актрисой. До сражения при Альбуэре Шербрук с удовольствием рассказывал о своей племяннице и часто читал офицерам ее наивные детские послания. Но затем, уже после ранения, майор пристрастился к спиртному и как будто забыл о ней.

«Ах да, ее зовут Миранда, — вспомнил Деймиен. — Имя — как у героини шекспировской „Бури“. Довольно странное для англичанки… Конечно же, только актриса могла так назвать своего ребенка. Должно быть, этой девочке сейчас лет четырнадцать — пятнадцать. Или побольше? Впрочем, какая разница?»

Дочитав письмо, граф сложил его и сунул в нагрудный карман. Он твердо решил, что выполнит свой долг. Разумеется, для этого ему придете покинуть Бейли-Хаус, но тем лучше. Деймиен был человеком действия, и вынужденное затворничество ужасно его угнетало. Теперь же ему предстояло стать опекуном. Кроме того, находясь в Лондоне, он сможет помочь своим боевым друзьям — тем из них, кто нуждался в помощи, в первую очередь следовало проститься с Джейсоном, а затем вместе с подчиненными Люсьена обыскать всю Боу-стрит и найти убийцу. И конечно же, нужно было навестить Миранду и сообщить ей о смерти дяди.

«Черт побери, вот что самое сложное, — подумал Деймиен. — Гораздо проще атаковать укрепления французов, нежели видеть женские слезы…»

Взглянув на брата, он спросил:

— Как бы ты сообщил несчастной девушке о смерти ее дяди — единственного близкого человека? Ведь я обязан сообщить ей об этом, не так ли?

Люсьен кивнул.

— Разумеется, обязан. Но ты должен сделать это очень осторожно.

— Боже мой, — прошептав Деймиен и, вздохнув, добавил: — Что ж, ради Шербрука я готов сделать все, что в моих силах. И я должен во что бы то ни стало найти убийцу.

Люсьен внимательно посмотрел на брата.

— Если хочешь, Деймиен, я могу поехать с тобой в Лондон.

— Спасибо, — кивнул граф. Он провел ладонью по подбородку и пробормотал: — Пожалуй, мне нужно побриться. Ведь теперь придется показать в обществе свое лицо…

Уорикшир, неделю спустя

— Нас здесь ужасно кормят. Ненавижу эту мисс Броклхерст. Никогда не думала, что буду работать… как раб на галере. Жаль, что я не умерла.

— О, Эми, потише. Я сегодня в три раза больше тебя сделала, а все же не жалуюсь. — Этот ответ донесся из холодного камина — причем виднелись лишь стройные ножки в черных чулках и изношенные ботинки.

— Но ты и должна работать больше, — возразила Эми. — Потому что ты самая старшая и самая сильная.

Миранда Фицхьюберт выбралась из камина и, отряхнув от копоти свою красную юбку, проговорила:

— А ты, Эми, самая ленивая. — Девушка подтолкнула свою двенадцатилетнюю подругу к тазу с водой. — Что же ты стоишь? Намочи свою тряпку. И ты тоже поторопись. — Миранда взглянула на худенькую миловидную девочку, похожую на куколку. — Мне надо из классной комнаты уйти в пять, и никто после меня не должен здесь оставаться, понятно?

— Да, Миранда. — Девочки кивнули и принялись за работу.

Близилось Рождество, и все ученицы разъехались на каникулы. Лишь Миранда, Салли, Эми и Джейн остались в «Ярдли», потому что им некуда было ехать. Увы, за право оставаться в школе во время каникул мисс Броклхерст требовала, чтобы они выполняли работу горничных.

— Как ты думаешь, что сейчас делают остальные? — спросила Салли, протиравшая плинтус.

— Ох, — вздохнула Джейн; она только что забралась на стул, чтобы протереть подсвечники. — Наверняка они сейчас едят пирожные со своими мамашами. Или покупают подарки для своих отцов.

Миранда нахмурилась и проговорила:

— Какое вам дело до того, чем они заняты? И почему вы такие завистливые? Вам что, без них тут плохо?

Девушка принялась отмывать каминную решетку, Взглянув на часы, тикавшие над ее головой, она снова нахмурилась. О Боже, уже четверть пятого, а в классной комнате еще столько работы…

Миранда вновь стала поторапливать младших подруг. В конце концов они все же закончили уборку — причем закончили вовремя — и, сложив в углу тряпки и щетки, вышли из комнаты. В коридоре Миранда строго взглянула на девочек и приложила к губам палец — в этот момент ученицы проходили мимо гостиной мисс Броклхерст, где та вместе с мистером Ридом, священником, основавшим школу «Ярдли», угощала чаем пожилых дам.

Миновав коридор, ученицы поднялись по лестнице и прошли в свою холодную спальню. За окном стемнело, и комната тонула в полумраке. Миранда направилась к своей кровати и вдруг замерла, глядя в заледеневшее окно. Ее внезапно охватило странное предчувствие — казалось, что очень скоро, в самом ближайшем будущем с ней произойдет нечто необычное, и это должно случиться в конце дня, когда за окнами стемнеет. Возможно, вот-вот случится, уже сегодня вечером…

— Откуда у тебя столько сил, Миранда? — пробормотала Джейн, повалившись на кровать. — Неужели ты совсем никогда не устаешь?

— Просто я стараюсь не думать об усталости, — ответила девушка.

Отвернувшись от окна, Миранда развела огонь в жаровне и наполнила котелок, в котором они грели воду для умывания. Затем зажгла несколько свечей, и в спальне стало немного светлее.

«Интересно, много ли сегодня будет зрителей?» — думала Миранда, умываясь. Она надеялась, что театр будет заполнен. Во всяком случае, солдаты из ближайших казарм почти всегда приходили на представления. Иногда приходили и путешественники, останавливавшиеся в местной гостинице. Быть может, среди зрителей окажется даже кто-нибудь из Лондона. И возможно, ему покажется, что она вполне могла бы подойти для театра «Друри-Лейн»!

4
{"b":"9099","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Влюбись в меня
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Побежденный. Hammered
Кодекс Вещих Сестер
Здоровое питание в большом городе
Хоумтерапия. Как перезагрузить жизнь, не выходя из дома
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Игра Кота. Книга четвертая