ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда шаги Миранды затихли на одной из дорожек, Деймиен заставил себя собраться с силами и оседлал самую спокойную из лошадей Роберта, ему казалось, что с любой другой он сейчас не сумел бы справиться. Выехав из парка, Деймиен направил лошадь в сторону Аппер-Брук-стрит — на этой улице находился лондонский особняк Люсьена. Граф старался не думать о последнем разговоре с Мирандой, но все же возвращался к этим мыслям снова и снова.

Что же касается Кокетки, то с ней все было в порядке; он внимательно выбирал лошадь и позаботился о том, чтобы у нее был спокойный нрав. Но сегодня кобыла металась по парку, и казалось, что ее что-то очень беспокоило. Он тщательнейшим образом осмотрел Кокетку, однако не нашел ни одной царапины, ни одной ссадины. Конечно, причиной мог быть и зимний холод, который подействовал на настроение животного.

Он опросил грумов, наблюдавших за Мирандой, но они сказали, что не заметили ничего подозрительного, и подтвердили: девушка все делала правильно и не могла своими действиями растревожить животное. В конце концов Деймиен пришел к выводу: подобных случайностей слишком уж много, и это не может не вызывать подозрений. Да, он начинал подозревать, что кто-то преследует Миранду. На нее напали в окрестностях Бирмингема, затем ее чуть не сбил экипаж прямо у дверей книжной лавки в центре города, и вот еще один странный случай — лошадь, которая вдруг заупрямилась без всякой видимой причины. Все это наводило на определенные мысли, и именно об этом Деймиен собирался поговорить с братом.

Люсьену по долгу службы не раз приходилось иметь дело с хитроумными интригами, если Миранду действительно преследовали, то только он мог распутать все нити этого заговора. Деймиен решил все обсудить с братом и довериться ему. Если же выяснится, что никакой опасности не существует и что все его переживания и страхи — всего лишь навязчивая идея, то тем лучше, возможно, тогда он успокоится.

Деймиен полагал, что только два человека могли желать Миранде зла. И эти двое — конечно же, мистер Рид и мисс Броклхерст из школы «Ярдли». Правда, Рид уже находился за решеткой и едва ли мог что-либо предпринять, а вот мисс Броклхерст… Эта дама из-за Миранды потеряла место в пансионе и лишилась возможности устроиться в другое подобное заведение, так что вполне могла… Впрочем, и она едва ли… Нападение в окрестностях Бирмингема произошло до того, как Миранда разоблачила эту парочку. Нападение было тщательно подготовлено, конечно же, кто-то подослал негодяев. И произошло оно… Да, это случилось почти сразу после гибели Джейсона, и следовательно… Деймиен похолодел от ужаса. Неужели человек, убивший майора, охотился теперь и за Мирандой? Нет, такого быть не может. Действительно, зачем это убийце? И хорошо, что он не рассказал о своих подозрениях Миранде. Не следует тревожить ее после всего случившегося. Он беспокоился из-за того, что оставил ее дома одну, но, может быть, напрасно беспокоился? Ведь в Найт-Хаусе железные ворота, особняк прекрасно охраняется, там сторожевые псы и три десятка верных слуг. К тому же Роберт был дома, так что, наверное, не следовало тревожиться.

Деймиен подъехал к изящному особняку с высокими воротами, украшенными коваными завитками. Аллея была ярко освещена, и на балконе верхнего этажа также горел свет.

Спешившись, граф подозвал слугу. Оставив ему лошадь, он вошел в дом и поздоровался с мистером Хаттерсли, прекрасно вышколенным дворецким. Тот помог Деймиену раздеться и сказал, что немедленно доложит о его прибытии лорду Люсьену. Деймиен поднялся по лестнице, вошел в гостиную и сразу же почувствовал себя как дома.

Однако прошло четверть часа, а Люсьен все не появлялся, и Деймиен уже начал нервничать. Неожиданно в гостиной появился мистер Хаттерсли. Краснея от смущения, дворецкий доложил:

— Милорд находится сейчас в спальне миледи. Он крикнул из-за двери, что скоро придет.

«Черт бы побрал этих молодоженов», — подумал Деймиен. Мистер Хаттерсли предложил гостю бренди, от которого тот не отказался. Просматривая «Тайме», граф старался не думать о Миранде, старался не вспоминать о том, как ее чудесные зеленые глаза наполнились слезами, после того как он разрушил надежду на примирение.

Наконец на пороге гостиной появился Люсьен. Он был в черных бриджах и ярко-оранжевой шелковой рубашке, расстегнутой на груди. Подобная языку пламени, она резко контрастировала с холодным блеском его серых глаз. Люсьен улыбнулся брату; судя по всему, он был весьма доволен собой и проведенным с Элис вечером.

Деймиен взглянул на счастливого брата и невольно нахмурился, подумав о своем одиночестве. Но он тут же заставил себя улыбнуться и проговорил:

— Ты не очень-то торопился.

Люсьен рассмеялся и налил себе бренди.

— Черт меня побери, если сегодня я не зачал сына. — Он сделал глоток бренди и внимательно посмотрел на Деймиена. — Что тебя привело в мою тихую супружескую гавань, братец?

— Мне нужно кое о чем посоветоваться.

— Что-то серьезное?

Деймиен отложил газету и молча кивнул. Люсьен сел рядом с ним на диван и спросил:

— Так в чем же дело?

— По-моему, кто-то пытается убить Миранду.

Люсьен нахмурился и с недоверием посмотрел на брата. Деймиен рассказал о происшествии с лошадью и изложил все известные ему факты, не умолчал и о нападении в Бирмингеме. Немного помедлив, он рассказал также про мистера Рида и мисс Броклхерст. Деймиен пришел к выводу, что этих двоих едва ли можно подозревать, однако решил, что брат должен знать все. Разумеется, он рассказал и об экипаже, чуть не сбившем девушку на Бонд-стрит.

Люсьен внимательно выслушал брата, потом сказал:

— Миранда рассказывала мне о том, что на нее напали около Бирмингема.

— Когда?! — изумился Деймиен.

— Несколько дней назад. Я хотел поговорить с ней кое о чем…

— О чем же именно? Люсьен улыбнулся.

— Не важно. Я хотел выяснить, подходит ли она тебе. Деймиен с беспокойством посмотрел на брата.

— Это было предварительное ознакомление, — продолжал Люсьен. — Не желаешь ли узнать, что я по этому поводу думаю?

— Нет.

Люсьен пожал плечами.

— Она говорила, что люди, которые напали на нее, были разбойниками, грабителями из провинции. Почему ты решил, что это не случайность?

— А ты полагаешь, что случайность? Вспомни, это произошло почти сразу же после убийства Джейсона. А ведь убийцу так и не нашли…

Люсьен застегнул рубашку и повязал галстук. Взглянув на брата, спросил:

— А может, Джейсон был замешан в какие-нибудь… темные дела? Ведь он много пил, а пьющий человек легко становится жертвой злоумышленников…

Деймиен покачал головой:

— Нет, Джейсон не стал бы знаться с мошенниками. Он иногда встречался со своими бывшими любовницами, женщинами легкого поведения, не более того.

— Ты знал этих женщин?

— На Боу-стрит их уже допрашивали. Я уверен, что они непричастны к его смерти.

— Я обратился к тебе после встречи с адвокатом Джейсона. Он говорил мне о том, что тебе следовало бы позаботиться о пяти тысячах фунтов, которые оставил для нее ее покойный отец.

— Я помню об этом, — кивнул Деймиен.

— Может, все это каким-то образом связано с деньгами?

— Понятия не имею. Джейсон жил в ужасной дыре, но у него не было пристрастия к игре. И он не тратил денег на женщин. Может, у него все же была любовница? Но что-то не похоже… В том районе нет шикарных куртизанок, одни уличные проститутки.

Люсьен поднялся с дивана и прошелся по комнате.

— Да, ты прав. Что-то тут не сходится. И все это выглядит очень странно, чертовски странно… Мне нужно знать абсолютно все факты, все, что тебе известно, даже самые незначительные подробности.

Деймиен кивнул и постарался вспомнить все события последних недель. Люсьен задавал ему вопросы, и он отвечал быстро и точно, не упуская ни одной мелочи. Правда, когда речь зашла о «Павильоне» в Бирмингеме, Деймиен почувствовал некоторую неловкость. Но в конце концов все же рассказал о том, как он поджидал Миранду у выхода из театра и как добивался от нее согласия стать на одну ночь его любовницей. Рассказал он и о Патрике Слиделле. О других же поклонниках Миранда ему ничего не говорила, наверняка их у нее и не было.

45
{"b":"9099","o":1}