ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессмертники
Дерево растёт в Бруклине
Бывший
Наука страсти нежной
Де Бюсси
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Гид по стилю
A
A

— Ты хочешь, чтобы я скомпрометировал ее намеренно? — спросил Криспин и поморщился.

— Я что, неясно выразился?

Криспин посмотрел на отца и проворчал:

— Я не могу этого сделать, папа. Алджернон в изумлении уставился на сына:

— Простите, сэр, что вы сказали?

— Миранда — мой друг. Она прелестная и доверчивая девушка. Это было бы бесчестьем для нашей семьи…

В следующее мгновение виконт влепил сыну пощечину. Криспин попятился и, остановившись в дальнем углу холла, в страхе посмотрел на отца.

Алджернон подошел к сыну почти вплотную и проговорил:

— Ты неблагодарный щенок. Ты что, собрался перечить мне? Из-за тебя я разорился, но вы забыли, что вы мой должник, сэр! Уинтерли правильно сказал… Ты просто бесхарактерный мальчишка. Ты будешь делать то, что я сказал. Ты застанешь ее одну и порвешь на ней платье, заставишь ее кричать…

Криспин облизал пересохшие губы.

— Отец, я не верю, что ты всерьез хочешь заставить меня поступить так подло.

— Если ты не сделаешь этого, Криспин, я отрекусь от тебя.

— Но Уинтерли убьет меня, если я это сделаю.

— А я убью тебя, если ты этого не сделаешь. — Виконт посмотрел на сына с жутковатой усмешкой. — Или ты вообразил, что сможешь остаться благородным денди, чище, чем я? О, вижу в тебе породу дяди Ричарда. Но вот что я тебе скажу, мой милый мальчик. Я избавился и от него, и от твоего дяди Джейсона, и если ты станешь у меня на пути, то тебя ожидает та же участь. — Виконт размахнулся и ударил сына в живот — в качестве предупредительной меры.

Криспин вскрикнул и упал на пол. Алджернон же, не говоря больше ни слова, переступил через корчившегося на полу сына и направился в свой кабинет. Несколько секунд спустя дверь за ним с грохотом захлопнулась.

Глава 13

Неделей позднее Деймиен с Мирандой присутствовали среди гостей, приглашенных баронессой в Холланд-Хаус по случаю праздника Крещения. Это был последний праздничный прием; после Крещения со всех особняков снимали украшения, возобновлялись заседания в парламенте, и жизнь возвращалась в привычное русло. Начинались серые и безрадостные дни, и лишь с наступлением весны светская жизнь должна была возобновиться.

Миранда с любопытством наблюдала за Деймиеном. Граф стоял в дальнем конце бального зала и беседовал с друзьями; в одной руке он держал стакан с вином, а другую по-мальчишески засунул в карман. В этот вечер Деймиен был не в мундире, а в подобающем такому случаю черном фраке и в белых брюках. В таком же костюме был и Люсьен, и Миранда, стоявшая вдалеке от них, с трудом их различала. «Кто же из них Деймиен?» — спрашивала она себя время от времени. На нее с восхищением поглядывали мужчины, но Миранда почти не замечала этих взглядов — во всяком случае, ее совсем не радовало подобное внимание.

В последние дни ее мучил лишь один вопрос: что теперь будет делать Деймиен? Он был человеком весьма решительным, но пока что ничего не предпринимал. Более того, после ночи, проведенной в его спальне, они почти не разговаривали, обменялись лишь несколькими фразами. Но Господи, как ей хотелось, чтобы он наконец-то открылся ей, чтобы сказал, о чем думает и что чувствует. Ее судьба находилась в его руках, все теперь зависело только от него. Она сделала все, что было в ее силах, она доказала ему, что любит его, и, возможно, заставила его поверить в то, что они вдвоем действительно могли бы быть счастливы. Конечно, она понимала: незаконнорожденная — не самая подходящая партия для такого человека, как Деймиен. Именно поэтому она не отдалась ему в ту ночь. Ей не хотелось ставить его перед необходимостью жениться, но она знала: никакая другая женщина не полюбит его так, как она. Однако поведение Деймиена внушало тревогу, и Миранда постоянно задавалась вопросом: если бы он собирался жениться на ней, разве стал бы так долго молчать? Увы, граф молчал, и ей оставалось только терпеливо ожидать его решения. Если же он не пожелает сделать ее своей женой, то ей придется принять это мужественно и смириться с этим.

Чтобы как-то отвлечься от тревожных мыслей, Миранда заставила себя не смотреть на Деймиена — он по-прежнему беседовал с друзьями — и стала наблюдать за гостями.

Среди гостей, приветствовавших друг друга, она заметила своего кузена, но Криспин хмурился и не подходил к ней. Миранда знала: он приезжал в Найт-Хаус и просил ее руки, но граф отказал ему, напомнив, как дурно его семья обошлась с ней в прошлом. Знала она и о том, как резок иногда бывал ее опекун, и поэтому очень беспокоилась. Ведь Криспин мог затаить на нее обиду, а она все еще считала, что они остаются добрыми друзьями.

«Впрочем, он сам виноват в случившемся, — размышляла девушка. — Разве не было глупостью с его стороны просить моей руки?» Миранда полагала, что кузен поступил так из-за своего легкомыслия. Или он просто беспокоился за нее и считал, что должен сделать ей предложение, потому что до сих пор никто этого не сделал? Все равно это было глупо. Однако ей даже в голову не приходило заподозрить кузена в дурном умысле или усомниться в его порядочности. Миранда была уверена, что Криспин влюблен в нее. Она прошла мимо слуги, предлагавшего на подносе прохладительные напитки и вина, и подошла к кузену.

Криспин взял с подноса два бокала вина и один из них протянул Миранде.

— Что это вы вдруг решили появиться на публике? — спросил он.

— О чем вы?

— Уинтерли обычно держит вас под замком, как свою собственность. Разве он потерпит, чтобы кто-нибудь другой любовался вашей красотой? — Криспин усмехнулся. — Что же вы делаете, когда сидите под замком целыми днями?

— Вам так хочется это знать? — Она лукаво улыбнулась.

— Вы в него влюблены? — неожиданно спросил Криспин.

— В опекуна? Нет, конечно. Криспин, скажите мне, почему вы на меня дуетесь?

— Я действительно дуюсь. И вы прекрасно знаете почему. Может быть, поговорим об этом наедине? Не хочется, чтобы кто-нибудь нас услышал и узнал, что моя очаровательная кузина обманула меня.

Миранда рассмеялась.

— Не будьте таким глупеньким. Я вас вовсе не обманывала. И мой опекун — тоже. Надеюсь, с вами вежливо обошлись.

— Не очень-то, — проворчал Криспин.

— Да, я знаю, — кивнула Миранда. Она взяла кузена под руку и направилась с ним в противоположный конец зала. — Но, дорогой мой кузен, поймите, мы ведь совершенно не подходим друг другу. — Она улыбнулась, стараясь развеселить его. — Я бы постоянно помыкала вами, вам в конце концов это надоело бы, и вы бы завели себе любовницу, с которой вам было бы не так скучно. Так что гораздо лучше, если мы просто останемся друзьями.

— Ах, друзьями? В таком случае ваш опекун прав. Если бы я вздумал просить вашего согласия, вы бы меня обманули.

— Не обязательно, — возразила Миранда. «О Боже, — подумала она, — он такой избалованный и капризный…» — Видите ли, это зависело бы…

— От чего? — спросил Криспин, открывая дверь, ведущую в полутемный салон.

Они вышли из зала.

— От того, например, насколько удачно вы придумали бы комплименты моим глазам. Или, например, сравнили бы мой румянец с лепестками розы…

— Разве я не говорил вам этого? У вас восхитительные волосы… подобные мраку ночи. Алебастровая шея и точеный нос. И вообще, вы прелестная до самых лодыжек…

— Вы же никогда не видели моих лодыжек, кузен, — улыбнулась Миранда.

— Я могу их вообразить. — Криспин тоже улыбнулся.

— Нет, не надо! — рассмеялась Миранда.

— Ах, кузина, вы так доверчивы. — Криспин поставил свой бокал на низенький столик около дивана. Затем откинул полы фрака и уселся. — И вы всегда заставляете меня улыбаться, стоит мне только взглянуть на вас.

Миранда пристально посмотрела на молодого человека. Было очевидно, что он чем-то озабочен.

— Кузен, что с вами? Пожалуйста, скажите мне правду. Вы чем-то расстроены?

— Нет, ничуть. — Он встал, взял ее за руку и подвел к двери, ведущей в соседнюю комнату.

56
{"b":"9099","o":1}