ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дорогая, принеси бинт из моего саквояжа, — проговорил Деймиен. — Твой кузен ранен и потерял много крови. Вы слышите меня, лорд Хьюберт? — Граф с многозначительной усмешкой взглянул на молодого человека.

— Да, сэр, — кивнул Криспин.

— Снимайте фрак и рубашку. Вы серьезно ранены. Криспин, все еще сжимавший в руке бумагу, протянул ее Миранде.

— Все будут знать только одно: мы четверо находились в Бейли-Хаусе и на нас напала шайка разбойников, — продолжал граф. — Они и убили виконта. Вы меня поняли?

— Да, милорд, — пробормотал Криспин, с трудом стаскивая фрак.

— Вот и хорошо, — сказал Деймиен. Он взглянул на Миранду. — Неси же бинт, дорогая.

Она молча кивнула и бросилась к саквояжу.

Глава 14

Они обвенчались спустя три недели, в последнее воскресенье января. Шпиль церкви пронизывал низкие темные облака, затянувшие в тот день все небо. В храме же ярко горели свечи, и юная Эми Перкинс из школы «Ярдли» осыпала лепестками роз свою старшую подругу» шедшую к алтарю. Лиззи Карлайл следовала за Мирандой — ее выбрали подружкой невесты.

Миранда, державшая в руках букет из белых, алых и розовых роз, была немного встревожена присутствием репортеров из самых крупных лондонских газет; репортеры осаждали гостей и что-то торопливо записывали в свои блокноты. Жених с невестой привлекали к себе всеобщее внимание, весь Лондон обсуждал новость — все говорили о нападении разбойников на Бейли-Хаус. Деймиена превозносили как героя и самого отважного офицера Британии. Смерть Алджернона вызвала немалый интерес, но Миранда понимала, почему граф позволил Криспину спасти репутацию отца.

Виконт и так получил по заслугам. Но если бы узнали о том, что Алджернон — братоубийца, то Криспин лишился бы титула, его семья была бы опозорена и молодой человек, как злостный банкрот, оказался бы в долговой тюрьме. А теперь у Криспина появился шанс поправить свои дела и сохранить доброе имя семьи, с которой Миранда, нравилось ей это или нет, все же состояла в родстве.

В церкви присутствовали все родственники Деймиена — не было лишь Джека, о котором в семье не любили вспоминать, — и Миранда с волнением думала о том, что теперь и герцог с герцогиней, и Люсьен с Элис считали ее своей родственницей. Она заметила среди гостей Салли и Джейн, лейтенанта Макхью и капитана Сатерленда, толстяка Олли Ку-инна и Найджела Стэнхоупа, а также лорда Гриффита с его застенчивым маленьким сыном. Приехал даже Криспин с матерью и сестрами.

Проходя мимо кузена, Миранда улыбнулась ему — бог весть что случилось бы с ней, если бы он не примчался в то ужасное утро в Бейли-Хаус. Она до сих пор содрогалась, вспоминая о том, каким чудовищем был ее дядя. Впрочем, в эти мгновения она думала только о Деймиене — облаченный в красный мундир, он ждал ее у алтаря. Люсьен — в элегантном сером сюртуке — стоял рядом с братом.

Миранде казалось, что церемония длится ужасно долго, но в конце концов она все же дождалась того момента, когда Деймиен надел ей на палец кольцо. Он прошептал ей на ухо, что любит ее, и она обвела всех сияющим взглядом. Затем священник объявил, что отныне они — муж и жена, и Миранда, чуть не плача от счастья, посмотрела на Деймиена.

— Поздравляю вас, леди Уинтерли, — прошептал он с улыбкой.

Деймиен поцеловал ее, а потом все присутствовавшие стали поздравлять молодых супругов. Внезапно граф снова привлек к себе жену и впился поцелуем в ее губы. Миранда же, обвивая руками шею мужа, со страстью отвечала на его поцелуй, хотя прекрасно знала, что все смотрят на них с любопытством. Наконец они разъяли объятия и со смехом побежали по проходу — к выходу из церкви.

На улице, запруженной экипажами, друзья Деймиена приветствовали его громкими криками и вновь начали поздравлять. А потом молодые супруги уселись в свою свадебную карету, украшенную лентами и цветами, и, взявшись за руки, под разливавшийся над городом колокольный звон покатили к дому герцога.

Торжественный прием в Найт-Хаусе продолжался весь день. Бел пригласила французского повара, и тот приготовил обед для гостей, а также удивительный торт, ставший настоящим произведением искусства; на нем красовалась надпись с пожеланием вечной любви и счастья новобрачным. К семи часам сделали короткий перерыв — необходимо было переодеться и приготовиться к ужину, который завершился поздно вечером.

Брачную ночь Миранда и Деймиен провели в роскошных апартаментах отеля «Палтни» на Пиккадилли, поскольку особняк в районе Мейфэр еще не был отреставрирован.

Лежа рядом с Деймиеном, перебиравшим пальцами ее длинные темные локоны, Миранда чувствовала себя бесконечно счастливой — ведь ее мечты наконец-то осуществились.

— Леди Уинтерли… — с улыбкой прошептал Деймиен.

— Мне нравится, когда ты говоришь так. — Она прижалась к нему покрепче. — Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Я так счастлив, что смогу не разлучаться с тобой никогда, моя восхитительная Миранда.

— Мой верный Деймиен… — Она провела пальцами по его щеке.

— Да, я всегда буду верен тебе. — Он обнял ее. — Поцелуй же меня, моя любовь.

Она улыбнулась и с удовольствием выполнила его просьбу.

— Дорогой, а мы не помешаем кому-нибудь отдыхать этой ночью?

Деймиен рассмеялся:

— Любимая, ты искушаешь меня еще больше, чем до того, как я на тебе женился.

Она откинулась на спину, принимая всю тяжесть его тела в свои объятия. Он поцеловал ее и, глядя ей прямо в глаза, прошептал:

— Ты знаешь, что я тебя обожаю? Она лукаво улыбнулась:

— Так докажи мне это.

— Сейчас, любимая.

Он снова поцеловал ее, а затем чуть приподнялся. Миранда закрыла глаза и, устремившись ему навстречу, подумала: «Да, он меня обожает», Деймиен выполнял свой супружеский долг с такой страстью, что ничего другого и нельзя было подумать.

Весь февраль в Бейли-Хаусе не прекращались ремонтные работы; целая армия каменщиков, кровельщиков, маляров, плотников и стекольщиков приводила в порядок обветшавший особняк под руководством знаменитого архитектора Мэтью Уайата. Теперь для Миранды было делом чести восстановить поместье, ибо отныне она являлась его полноправной хозяйкой. Она называла поместье «Рай Уинтерли». И в самом деле, Бейли-Хаус находился в уютном уголке — неподалеку был чудесный лес, а рядом катила свои воды небольшая речка.

Зимой Миранда с Деймиеном проводили много времени в своем новом доме в Мейфэре, поскольку оттуда было недалеко до их владений в Беркшире. Когда же подул весенний ветер и стало пригревать солнце, они стали чаще приезжать в Бейли.

Запахи земли и распускавшейся листвы наполняли окрестности, и садовники высаживали вокруг ограды большие кусты миндаля — это место казалось Миранде необыкновенно живописным.

Ремонт в особняке завершался, а конюшни были полностью восстановлены, и Деймиен начал подыскивать лошадей для «роскошного гарема Зевса», как в шутку говорила Миранда. Лошадей обещали доставить к осени, так что к следующей весне можно было ожидать появления потомства.

В Лондоне Джасинда и Лиззи наконец-то закончили свой курс обучения хорошим манерам и теперь начали выезжать в свет. Миранда же часть своего наследства оставила Эми, Салли и Джейн, дабы они смогли поступить в хорошую школу в Ислингтоне и получить достойное образование. Бел родила мальчика, и новорожденный сразу же получил титул, став графом Морли. Элис и Люсьен объявили, что тоже ожидают наследника.

Деймиен все реже вспоминал о былых сражениях и вновь почувствовал вкус к жизни. Миранда очень радовалась за мужа; ей казалось, что теперь уже ничего не изменится. Однако случилось непредвиденное — пришли известия, которые повергли в уныние всю Англию.

Деймиен присматривал за работой плотников, восстанавливавших лестничные перила, и вдруг услышал крики, доносившиеся со двора. Сказав плотникам, чтобы они продолжали дальше без него, он вышел из дома и увидел Сатерленда и Макхью. Они прискакали верхом и были с ног до головы покрыты дорожной пылью.

61
{"b":"9099","o":1}