ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда останься. — Она повернулась к нему и упала на колени; по щекам ее катились слезы. — Обещай остаться, что бы ни случилось. Они приехали и уехали, твои друзья. А ты наконец-то пришел в себя, Деймиен, ты избавился от страданий. Посмотри на все, что мы создаем здесь, подумай о наших лошадях, о будущих детях, о семье. Неужели все это не имеет для тебя ни малейшего значения?

Он судорожно сглотнул.

— Миранда, мои люди будут думать, что их предали, если я не поведу их в бой. Они рисковали жизнью ради Англии, и я не могу отвернуться от них.

— А от меня, — прорыдала она, — от меня ты можешь отвернуться?

— Ты сильная, Миранда, — прошептал Деймиен. — Я верю, что только моя жена может быть такой сильной.

Поднявшись на ноги, она вдруг пристально посмотрела ему в глаза и, задыхаясь от гнева, воскликнула:

— Если ты уедешь, я больше не буду твоей Мирандой!

Он побледнел.

— Что это значит?

— Если покинешь меня ради этой проклятой войны, я тебе этого никогда не прощу.

— Но, дорогая, — проговорил он с дрожью в голосе, — я никогда с тобой не расстанусь.

— А если я стану вдовой? Если стану вдовой, не прожив с тобой и года? — Она отвернулась от мужа и, заливаясь слезами, пошла к дому.

Они вернулись в свой лондонский дом, но Миранда отказывалась говорить с мужем все четыре часа, что они ехали в экипаже, и всю следующую неделю. Молчание жены стало для графа жесточайшим испытанием; он пробовал . поговорить с ней, но получал в ответ только ледяной непреклонный взгляд. Деймиену казалось» что собственный дом стал для него ничем не лучше тюремной камеры. К ночи Миранда молча уходила в свою спальню и закрывалась там на замок. Невероятно, но причиной их первой супружеской размолвки стал Наполеон. Причем каждый из супругов нисколько не сомневался в своей правоте.

Наконец Деймиен получил уведомление — через две недели ему следовало находиться в Брюсселе. Зная, что приказ готов, граф заранее известил своих людей — чтобы вовремя собрать их всех. Он также заказал амуницию и продовольствие для них.

— Я запрещаю тебе брать деньги из моего наследства для своих приготовлений, — предупредила его Миранда.

— Черт побери, ты моя жена» и это не только твои, но и мои деньги. Я буду распоряжаться ими так, как считаю нужным, — заявил граф перед тем, как отправиться в Гарде-клуб.

После ухода Деймиена Миранда села у окна в гостиной и задралась… Может, она допустила какую-то ошибку? Может, можно было удержать мужа? Эти вопросы не давали ей покоя; к тому же сводила с ума тишина, царившая в доме. Миранда надела перчатки и шляпу и вышла на лестницу, собираясь отправиться на прогулку. Она не разговаривала с Деймиеном, но постоянно думала только о нем.

— Я заведу любовников, — пробормотала она в раздражении.

И в самом деле, почему она должна стойко переносить одиночество в отсутствие мужа? Ведь можно поступить так же, как мать Деймиена, можно найти себе утешение, и это будет справедливо по отношению к нему…

Но как только Миранда прикоснулась к холодным металлическим перилам, все ее дерзкие планы вылетели у нее из головы. Конечно же, ей никто не нужен, кроме Деймиена, она прекрасно это знала. Но она не могла понять одного: если он действительно любил ее, то почему же решился оставить так скоро? Ведь Люсьен никуда не собирался, он оставался дома, с Элис. Почему же Деймиен так поступал?

А если бы она была беременна, как Элис? Может, в этом случае Деймиен не покинул бы ее? Нет, он все равно отправился бы на войну. Человек, за которого она вышла замуж, не мог повернуться спиной к тем, кто доверял ему, и она, его жена, не имела права сердиться на него. «Нелегко быть женой офицера», — со вздохом подумала Миранда. К своему стыду, она не понимала этого раньше, а теперь от нее требовались выдержка и стойкость… Что ж, в таком случае ей придется преодолеть свое отчаяние — ведь муж очень ее любит и отправляется на войну лишь потому, что верен своему долгу. Да, он не мог поступить иначе, и она должна с этим смириться.

Чувствуя себя ужасно несчастной и безмерно одинокой, Миранда медленно шагала по тротуару. На улицах царило оживление, все были взволнованы известиями о грядущей войне. Но Миранда ничего вокруг не замечала, она шла куда глаза глядят и в какой-то момент вдруг увидела, что пришла прямо к дому Элис и Люсьена на Аппер-Брук-стрит. Она остановилась и несколько минут стояла в нерешительности. Наконец, собравшись с духом, поднялась по ступенькам и постучала в дверь.

К ее изумлению, Люсьен сам открыл дверь.

— О, леди Уинтерли! — воскликнул он, с удивлением глядя на нее. — Входите же скорее.

Миранда вошла в холл и осмотрелась.

— А где же ваш экипаж? — спросил Люсьен.

— Я пришла пешком.

— Без слуги?

Она молча кивнула.

— Я вижу, вы с Деймиеном серьезно поссорились, — заметил Люсьен, глядя на нее с беспокойством.

Миранда повернулась и, увидев собственное отражение в большом зеркале, с трудом узнала себя — перед ней была бледная и несчастная женщина, потерявшая то, что составляло весь смысл ее жизни. И все же положение обязывало ее. держаться так, как подобало держаться жене графа Уинтерли. И она, сделав над собой усилие, попыталась улыбнуться.

— Мне нужен ваш совет, — проговорила Миранда. — Скажите, что необходимо взять с собой на войну?

На лице Люсьена появилась улыбка.

— Простите, вы что, решили последовать за мужем? Она решительно кивнула:

— У меня нет выбора.

— Браво, леди Уинтерли, браво, — пробормотал Люсьен. Он взял ее под руку и провел в кабинет.

— Я все еще сержусь на него, — призналась Миранда, стыдясь своей слабости.

Люсьен рассмеялся:

— Я знал, что именно этим и кончится. Что ж, так ему и надо. За ним следует хорошенько присматривать.

— Не говорите ему о том, что я тоже решила ехать, — сказала Миранда, и на глазах ее навернулись слезы. — Он не позволит мне ехать, если узнает заранее.

Люсьен покачал головой.

— Ни в коем случае, дорогая. Я все сохраню в секрете. А сейчас я объясню вам, что необходимо взять с собой…

Дни проходили в спешных приготовлениях, но Миранда не подавала виду, что собирается последовать за мужем. Она не говорила о своих планах, так как Деймиен счел бы ее затею слишком опасной и наверняка запретил бы ей даже думать об этом.

По совету Люсьена Миранда запасалась продовольствием, необходимой одеждой и кое-какими документами — чтобы ее пропустили на территорию боевых действий и обеспечили свободу передвижения. Кроме того, она постоянно занималась верховой ездой и долгие часы проводила в парке вместе с Кокеткой; к счастью, это не вызывало у Деймиена ни малейших подозрений. Разумеется, она приобрела пистолеты для самозащиты, а также наняла женщину, готовую последовать за ней в качестве служанки. А свою прежнюю служанку Миранда уволила, так как та, узнав, что хозяйка собирается на войну, пришла в ужас.

И вот наконец наступило двадцать седьмое марта — в этот день Деймиен должен был прибыть в порт Рамсгеит, чтобы переправиться через Ла-Манш.

Она проснулась в половине четвертого утра, чтобы быть уже полностью готовой к отъезду — ей казалось, что в этом случае Деймиен не сумеет ее остановить. Миранда была слишком взволнована, поэтому не стала завтракать. Стоя у окна, она смотрела на экипаж, ожидавший у входа в предрассветном сумраке. Грумы при свете фонарей уже укладывали ее багаж.

Внезапно раздался крик Деймиена.

— Миранда! Миранда! — кричал муж. — Черт побери, где же она?! — И тут он появился в дверях. — Миранда!

Она обернулась и посмотрела на него, изображая удивление.

— Вы меня ищете, милорд?

Увидев, что жена уже одета в столь ранний час, граф нахмурился. Заметив за окном экипаж, он еще больше помрачнел.

— Миранда, что ты задумала?

— Это тебя не касается.

— Ты что, хочешь уехать в Бейли до того, как я отправлюсь на корабль? — Он взглянул на нее с упреком.

— Неужели ты думаешь, что я могла бы уехать, не простившись с тобой? — проговорила Миранда.

63
{"b":"9099","o":1}