ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А твой Лукьяненко?

– Он талантливо играет в солдатики. За хорошие, между прочим, деньги. В меру предан. Знаешь, как доберман, которого купили в двухлетнем возрасте. Разрабатывает у себя в кабинете мероприятия по безопасности. Вводит пропускные режимы. Работает с кредитчиками по сомнительным. Возвращает безнадежные, кстати – небезуспешно. Старается быть полезным. Прекрасно наладил систему сбора информации. Если что-то случится, будет на переднем крае, чтобы все увидели, что именно он – герой. Это ему надо для самоуважения.

Она налила ему кофе.

– Так что тебе, Ди, бояться его не подобает. Он – позер, и это его когда-нибудь подведет. Или, наоборот, поможет стать незаменимым. Как карта ляжет, если говорить словами Тоцкого. И ты права, чувствуя неприязнь, – играет он талантливо. С непривычки и дрожь пробрать может. Недавно он запросил у правления разрешения прослушивать помещения в новом офисе банка…

– И вы разрешите?

– Вполне возможно. Мы растем и принимаем много новых людей. Большинство из них мы совсем не знаем.

Помнишь, я тебе рассказывал случай с «левым» кредитом? Это может быть своеобразной страховкой.

– Как в полицейском государстве… Все под подозрением. «Большой брат» смотрит на тебя.

– А у нас и есть полицейское государство, Д и. Самое что ни на есть полицейское государство, а то и хуже, – он улыбнулся. – Можно мне еще ма-а-ленькую чашечку кофе и ма-а-ленький бутерброд?

И сейчас, глядя на то, как Олег Лукьяненко в сером с блесткой костюме, белоснежной рубашке и черном, узком, как лента, галстуке идет по дорожке от своего «БМВ» к входной двери, она ощутила то же неприятное предчувствие. Костя не успокоил ее тогда. В его рассуждениях была ошибка. В меру предан, сказал он. Преданным в меру быть нельзя. Как и чуть-чуть беременным.

За Лукьяненко на расстоянии трех с лишним метров, совершенно по-киношному, шли еще трое. Одного из них Диана знала в лицо, видела его в банке. Двое других были ей незнакомы, но лица, прически, походка, костюмы – словно отпечаток с матрицы – говорили об их профессиональной принадлежности…

Форму они не носили, может быть, никогда, но Диана хорошо представляла их в форме. Лучше всего в черной или коричневой. В сравнении с ними Лукьяненко с его лицом вечно голодной мыши был яркой индивидуальностью. Более того, при таком выгодном сравнении его широкоскулое, резко сужающееся книзу, как носки штиблет, лицо было не лишено интеллектуальности, чтобы не сказать одухотворенности.

«Наверно, я несправедлива, – подумала Диана, – он все-таки человек с образованием».

Он заметил, что она наблюдает за ним через окно и с улыбкой помахал рукой.

Узкий лоб, тонкий нос, тонкие губы, маленькие, плотно прижатые к голове уши. Казалось, об любую из его черт можно порезаться, если повести себя неосторожно.

«Интеллигентская нелюбовь к людям из органов, – Диана мысленно хмыкнула, – а интеллигенция, как известно, в своих симпатиях и антипатиях ошибаться может, но делает это очень редко».

И она вышла в прихожую, чтобы открыть дверь.

«Женский клуб» распался в конце первого курса.

Они по-прежнему собирались компанией, но она не была чисто девичьей, и проповедям об извечном женском превосходстве пришел конец.

Вышла замуж Лидочка Жилина и теперь всюду таскала за собой мужа – смуглого, коренастого юношу с похотливыми томными глазами. В его отсутствии она вольно рассуждала о сексе, супружеской верности и семейной жизни. Когда же вьюнош присутствовал, молчала, как аквариумная рыбка.

Папа Лидочки, секретарь райисполкома, по-быстрому организовал молодым кооператив, чем Лидочка была очень довольна.

– Он просто неутомим как любовник, – говорила она, выкатывая и без того слегка выпученные черные глаза. – Я просто не знаю, куда от него прятаться. Мы просто не отрываемся друг от друга.

У Лидочки – всегда и все было просто.

На Диану Лидочкин муж, Жорик, впечатления не произвел. Уж очень метушлив и неоснователен он был. Может, по молодости, а может, и по более глубоким причинам. Чем-то напоминал он самого молодого кобелька на собачьей свадьбе, ошалевшего от открывшихся возможностей и блох.

Глаза его так и прыгали по коленям и другим частям тел подруг жены, сводя на нет все его усилия казаться светским. Учился Жорик на первом курсе металлургического, разговор о литературе мог поддержать на уровне «Машеньки и трех медведей», интеллектом блеснуть ему не удавалось. И в конце концов, по молчаливому соглашению с подругами, Лидочка стала приводить его через два раза на третий, а то и реже. Как она сама выразилась – исключительно в воспитательных целях.

На втором курсе пала Люся Тульчинская, пухлая, как пончик, аккуратная и остроумная девица, принципиальный противник брака как общественного института. Ее избранник, огромный, как Моххамед Али, выпускник химтеха, увидел ее в трамвае и две недели ходил везде следом как привязанный. Молча. Что в результате Люсю и сломило.

Парень он оказался приятный, сдержанный в суждениях, трезвомыслящий – так что Диана сразу поняла, что академического отпуска по беременности Люсе не избежать. Это и случилось некоторое время спустя.

К самой Диане «подкатывали» через два дня на третий, но героя «при коне и мече» среди приставал не было, а приключений она просто боялась, памятуя о своем танцевальном опыте.

К третьему курсу она уже чувствовала себя не в своей тарелке. За лето подруги обзавелись кто женихами, кто просто приятелями, которых стало модно называть «бойфрендами», и их сборища из тихих девичников превратились в обыкновенные «междусобойчики».

Диана была внешне интересной девушкой – подтянутой от природы, с загадочным, если не сказать – многообещающим, выражением серо-голубых глаз, пепельными волосами и походкой, которую мужчины называют волнующей, что сильно осложняло ее жизнь и взаимоотношения с подругами. Приводимые ими на вечеринки особи мужского пола после знакомства с Дианой меняли объект ухаживания, причем далеко не всегда делали это с достаточным тактом.

И поскольку ожидание героя все более становилось похожим на ожидание Годо, Диана задумалась над тем, чтобы внести коррективы в выдуманный ею образ. Первыми пострадали конь и трепетный финальный поцелуй – Диана уже твердо знала, что от мужчины можно ожидать большего, если он, конечно, мужчина. С внешностью было проще. По филфаку вовсю ходила поговорка: «Если мужчина чуть лучше обезьяны – это уже Ален Делон», и Диана в свои девятнадцать прекрасно понимала, что красота для мужчины не главное.

А вот с тем, что Диана считала главным, и была большая проблема. Те критерии, с которыми она подходила к своим сверстникам, трудно было считать завышенными – должно же у молодого человека быть что-то за душой и в голове. Хотя поднабравшаяся цинизма Оля Кияшко утверждала, что содержимое головы обратно пропорционально размеру того, что содержится в брюках. К сожалению, Диана не могла самостоятельно делать выводы на эту тему, а верить подруге почему-то не хотелось. Именно в это время она и встретила свое первое в жизни разочарование… Оно было рослым блондином, с ямочками на щеках, и звали это разочарование Саша.

Удивительно, но через год Диана могла вполне определенно сказать, что не была в него влюблена даже на секунду. Спустя некоторое время легко делать выводы, ошеломляющие самое себя трезвостью и верностью суждений. Может быть, во всем был виноват май – май всегда принято винить. А может быть, просто рвалась из Дианы наружу та истома, которую она когда-то считала мигренью.

Весна стремительно катилась к концу – одуряющий аромат роз был таким плотным, что его, казалось, можно пощупать руками. Педагогическая практика в приморском городе скорее походила на отдых, чем на работу. Саша был воспитателем первого отряда. Саша был высок, широкоплеч и весел. Саша пел под гитару, и все дети в лагере его боготворили, и, главное, Саше было под тридцать, и он был женат. Десять лет разницы в возрасте – это десять лет разницы в опыте. А наличие опыта зачастую маскирует и недостаточный интеллект, и даже его полное отсутствие.

4
{"b":"91","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Стать инноватором. 5 привычек лидеров, меняющих мир
Катарсис. Старый Мамонт
Магия дружбы
Черный Котел
Черный человек
Цвет надежды
Академия магических близнецов. Отражение
Безжалостный курс тренировок для целеустремленных
Список ненависти