ЛитМир - Электронная Библиотека

Сняв длинные белые перчатки Джесйнды, Рэкфорд стал целовать ее руки. Она чувствовала, что утрачивает контроль над собой. Неужели она снова уступит ему? Впрочем, если будет действовать более разумно, то сумеет сделать так, что и овцы останутся целы, и волки сыты. Ведь после того как Джесинда станет вдовой лорда Драммонда, она сможет завести себе любовника. И на эту роль вполне подходил лорд Рэкфорд. Однако все это могло произойти лишь через много лет…

Джесинда трепетала в объятиях Рэкфорда.

— Хочешь, я снова доставлю тебе наслаждение? — спросил он.

У Джесйнды не было сил ответить «нет», она пылко отвечала на его жадные поцелуи. Рэкфорд воспринял это как согласие и опустился на колени у ее ног. Прислонившись к двери и запрокинув голову, Джесинда погрузила пальцы в густые золотистые волосы Рэкфорда. Приподняв ее юбки, он стал поглаживать ее ноги, медленно продвигаясь от лодыжек к бедрам.

Джесинду бросило в жар, когда Рэкфорд бросил на нее исполненный страсти взгляд. Она ласкала его лицо с точеными чертами. Внезапно он склонил голову и припал губами к ее лобку. Волна возбуждения накатила на Джесинду, и она застонала, почувствовав» что он целует самый сокровенный уголок ее тела. Она была знакома с подобным родом любовных ласк по книжке, которую он прислал ей. Но девушка и представить себе не могла, что они были способны привести ее в состояние неземного блаженства. Чувствуя, как язык Рэкфорда поигрывает с самым чувствительным бутоном ее плоти, Джесин-да таяла от наслаждения.

«О Боже, какой милый, очаровательный… мерзавец», — вцепившись в ручку двери, чтобы не упасть, подумала она. По ее телу разливалась истома, и ей было трудно устоять на ватных ногах.

Она не знала, сколько времени прошло, но вскоре его умелые ласки довели ее до экстаза. Судорога пробежала по телу Джесинды, из груди вырвались сдавленные стоны.

— Билли, Билли, о, Билли… — вцепившись в его плечи, прошептала она прерывающимся голосом.

Рэкфорд встал и нежно обнял ее. Через некоторое время Джесинда постепенно пришла в себя. Осыпав поцелуями ее волосы, лицо и плечи, он надел ей на шею бриллиантовое колье. Джесинду все еще била мелкая дрожь от пережитого наслаждения.

Внезапно она положила руку на его член.

— Ты что делаешь? — сдавленным от возбуждения голосом спросил он, пожирая ее жадными глазами.

Джесинда не ответила, чувствуя, как от ее прикосновений пенис Рэкфорда растет в размерах и наливается силой. Перехватив ее дерзкие руки, лорд припал к ее губам в страстном поцелуе.

— Ты же знаешь, что я готов сделать все, о чем бы ты меня ни попросила, — вкрадчиво сказал он.

— Билли… — прошептала Джесинда, сгорая от желания, и обвила его талию руками. Не смея обратиться к нему с дерзкой просьбой, она лишь положила голову ему на плечо и застыла в его объятиях.

— Я ничего подобного не испытывал ни к одной женщине, Джесинда, — проникновенным голосом промолвил Рэкфорд. — Хочу, чтобы ты это знала.

Подняв голову, Джесинда посмотрела ему в глаза. Их взгляды встретились. Выражение лица Рэкфорда было серьезным, даже торжественным. Джесинда погладила его по чисто выбритой щеке. Рэкфорд закрыл глаза, наслаждаясь нежными прикосновениями. Джесинда смотрела на него так, как будто видела впервые. Она вдруг подумала о том, что Рэкфорд был единственным мужчиной, который относился к ней как к рапной. Действительно, она считала, что у нее есть только два близких друга — он и Лиззи. Впрочем, лорд был для нее больше чем другом.

Рэкфорд внезапно усмехнулся и поцеловал ей руку.

— Хватит мучить друг друга, — промолвил он. — Давай выбираться отсюда.

Растерявшись от неожиданности, девушка кивнула. Рэкфорд двинулся к выходу из анфилады комнат, и Джесинда последовала за ним. Приоткрыв дверь, ведущую в коридор, Рэкфорд осмотрелся и, убедившись, что путь свободен, махнул рукой. В коридоре было тихо.

Джесинду охватило беспокойство. А вдруг кто-нибудь заметил ее долгое отсутствие и связал это с тем, что из зала внезапно исчез лорд Рэкфорд? Это совпадение могло вызвать подозрения.

Джесинда должна была вернуться в зал по парадной лестнице, а Рэкфорду предстояло спуститься на первый этаж по черной. Быстро поцеловав леди Найт, лорд открыл дверь служебного помещения, через которое проник на третий этаж.

— Эй, красотка, — негромко окликнул он ее, видя, что она медлит, остановившись у зеркала, висевшего в коридоре над простеночным столиком.

Джесинда улыбнулась, залившись краской смущения.

— Да?

— Ты слаще конфетки, — ухмыляясь, промолвил он и послал ей воздушный поцелуй.

Джесинда презрительно фыркнула, но Рэкфорд уже исчез за дверью. До ее слуха донеслась дробь его торопливых шагов, которые вскоре стихли. Вновь повернувшись к освещенному тусклым светом свечей зеркалу, Джесинда залюбовалась бриллиантовым колье, посверкивавшим на ее белоснежной шее. Окинув себя с ног до головы внимательным взглядом, девушка тяжело вздохнула. Этот негодяй измял ее платье, растрепал волосы и заставил щеки пылать.

Быстро приведя себя в порядок, Джесинда сбежала по лестнице в бальный зал. Ее ножки в атласных туфельках едва касались мраморных ступеней.

«Она моя'» — ликовал Рэкфорд на обратном пути домой. Эта капризная, вредная, строптивая девчонка испытывает к нему непреодолимое влечение. Это было совершенно очевидно. Сидя в темном салоне экипажа, Рэкфорд блаженно улыбался.

Было уже за полночь. Когда Рэкфорд взбежал по ступеням крыльца, парадная дверь особняка распахнулась. Дворецкий Джеральд посторонился, и он вошел в вестибюль. Еще на крыльце Рэкфорд стряхнул пепел с сигары, которую сжимал в зубах. Мать называла курение отвратительной привычкой, но Рэкфорд считал, что у каждого человека должны быть недостатки.

Как бы ему хотелось поселиться на другом конце города, в фешенебельной гостинице, где обычно живут холостяки. Но сэр Энтони и другие должностные лица с Боу-стрит возражали против переезда. Им было легче следить за Рэкфордом здесь, в особняке маркиза Труро. Причем, как они утверждали, наблюдение за ним велось ради его же блага. С помощью Рэкфорда было отправлено за решетку слишком много негодяев. Выйдя на свободу, они или их дружки могли попытаться отомстить ему, поэтому он должен был постоянно находиться под надзором полиции.

Поднимаясь по парадной лестнице на второй этаж, где находились его комнаты, Рэкфорд думал о Джесинде. Сегодня он отважился пойти на рискованный шаг и одержал победу. Он проклинал условности светского общества. Из-за них он с трудом находил возможность остаться наедине с Джесиндой. В воровском мире, в котором Билли провел не один год, люди обладали большей степенью свободы, они могли общаться с кем хотели. Женщины лондонских трущоб сами выбирали себе парней по вкусу и одаривали их своими ласками. Рэкфорд не привык, ухаживая за девушкой, преодолевать неимоверные трудности. Джесинда казалась ему порой неприступной, словно хорошо укрепленная цитадель. Все эти компаньонки, гувернантки, братья, великосветские матроны, окружавшие ее, раздражали его.

Но сегодня вечером он воспользовался удобным случаем и доказал Джесинде, что им может быть очень хорошо вместе, что они созданы друг для друга.

Правда, в спальне лорда Тейлора ему пришлось пережить несколько тяжелых минут. Он понял, чего хотела Джесинда, когда дотронулась до его мужского естества. Но Рэкфорд не желал, чтобы их соитие происходило в чужой постели. Он видел в Джесинде не любовницу, а свою будущую жену и надеялся, что вскоре поведет ее к алтарю. Рэкфорд мечтал о той ночи, когда своими руками разденет ее — развяжет каждую ленточку ее туалета, распустит все шнуровки, расстегнет крючки и застежки, а потом начнет медленно снимать с нее одежду.

— Уильям! — Резкий голос отца вывел его из задумчивости. Обернувшись, он увидел приближающегося маркиза Труро.

Он уже успел снять фрак, его шейный платок был развязан, лицо покраснело от большого количества выпитого за вечер спиртного. Рэкфорд едва сдержал улыбку, вспомнив, какие сердитые взгляды бросала за обедом Джесинда на Труро Ужасного.

50
{"b":"9100","o":1}