ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты-то выглядишь просто великолепно, — заверила его Бекки.

— Возможно, — пророкотал он. Взор его смягчился.

Итак, она отправляется в игорный дом в роли любовницы капитана лондонских повес. Бекки даже думать боялась, что сказала бы на это миссис Уитхорн.

В почтовой карете они прибыли на рассвете в Брайтон.

Выиграв в игорном доме пять сотен гиней, Алек был в прекрасном расположении духа. Однако нервное напряжение давало о себе знать: он постоянно раздражался из-за всяких мелочей.

К счастью, мистер Уолш послал известить об их приезде небольшой штат прислуги семейной виллы Найтов на морском побережье. Форейтор без труда отыскал дом и стал вносить багаж, а Алек и Бекки стояли у желтой стены, разминаясь после трехчасового путешествия.

— Рессоры на этой штуке просто чудовищные, — пробормотал Алек, потирая шею и вспоминая свой прекрасный фаэтон, который пришлось продать несколько месяцев назад, чтобы заплатить самые неотложные долги, но Бекки почти не слушала его ворчания, она во все глаза смотрела на чайку которая прихорашивалась на столбе ворот. Обернувшись к Алеку, Бекки воскликнула с горящими глазами:

— Я слышу океан!

— Оглянись, — посоветовал он и ухмыльнулся.

Бекки медленно повернулась и тихонько вскрикнула, восхищенно глядя на синий горизонт, видневшийся между зданиями в конце улицы.

— О! — выдохнула она. — Можно нам пойти и посмотреть, Алек?

— Разве ты не хочешь сначала зайти в дом? Устроиться?

Но Бекки, словно в трансе, уже двигалась к пляжу. Что-то в ее фигуре подсказало Алеку, что не нужно догонять девушку, что несколько мгновений она хочет побыть одна. Он неспешно шел следом, сохраняя дистанцию в дюжину шагов и любуясь красотой залитых солнцем брайтонских мостовых и особняков в пастельных тонах.

Бекки спустилась до деревянного парапета, который тянулся вдоль всего променада, и остановилась, глядя на воду. Соленый бриз лениво шевелил ее длинные локоны.

Алек подошел и встал рядом с Бекки у живописного парапета. Вместе они смотрели на сияющие краски восхода — розовые, оранжевые, — на мелкие пурпурные облака, угадывая предстоящую днем голубизну. Море лежало перед ними дымчатым зеленым стеклом, едва шевелясь и лишь у самого берега набираясь сил, чтобы плеснуть ленивой волной. Галечный пляж блестел пестротой конфетти — голубыми, розовыми, зеленоватыми и белыми камешками.

— Да, вот это восход! — прошептал Алек и с усмешкой добавил: — Обычно я его просыпаю.

— Как красиво, — с легкой грустью проговорила Бекки. Ее лицо освещалось лучами востока, кожа казалась молочно-белой, щеки порозовели.

Алек смотрел на нее с восхищением.

— Я много лет не видела моря, — задумчиво сказала она. — С тех пор как мы с мамой уехали из Портсмута.

Алек заметил, как Бекки дотронулась до маленькой раковины у себя на шее, и понял, что девушка вспоминает отца, однако он никак не ожидал того, что произошло дальше: Бекки расстегнула свое драгоценное ожерелье и вложила в его ладонь.

— Возьми, — серьезным тоном произнесла она. — Я хочу тебе его подарить.

— Бекки, я не могу…

— Возьми. — Она сжала его пальцы, талисман оказался в кулаке Алека. — Носи с собой.

— Я не понимаю, — прошептал Алек, вглядываясь в ее лицо. — Эта вещь так много для тебя значит. Почему ты отдаешь ее мне?

— На удачу, — сказала она, но Алек понял: то, что она имеет в виду, нечто большее. Бекки грустно улыбнулась. Ветер играл с локонами ее волос. Алек придвинулся ближе, словно его тянула к ней какая-то неведомая сила. Девушка взяла его за руку. — В конце концов, я не смогу всегда быть с тобой и каждый раз целовать на удачу, когда ты будешь играть, чтобы выкупить мой дом. Ты сам рассказывал, что на большинстве карточных вечеров присутствуют только мужчины.

— К тому же мы не можем рисковать. Курков не должен узнать, что ты здесь.

— А теперь у тебя будет по крайней мере это. — Она нежно улыбнулась Алеку и стиснула его кулак, но на лбу Бекки обозначились тревожные морщинки. — Скоро мне придется за тебя волноваться.

— Не нужно. Скоро у тебя снова будет свой дом.

— Спасибо тебе, — прошептала она, и эта благодарность светилась в ее глазах. — Моя жизнь в твоих руках.

«Любимая, ты будешь благодарить меня, когда все это кончится». В мрачном молчании он обнял ее за плечи, поцеловал в лоб и повел в дом.

Пока Бекки с легким сердцем разбирала вещи, радуясь, Что кузен и его люди остались далеко в Лондоне и понятия не имеют, где она находится, Алек отправился в «Раггетс» — самый модный мужской клуб в Брайтоне, чтобы получить приглашения на несколько карточных вечеров с высокими ставками.

Когда он в полдень вернулся с известием, что получил места в трех предстоящих состязаниях, они пообедали на свежем воздухе в огороженном саду под полосатым тентом, который натянули слуги. Стол был накрыт элегантной камчатной скатертью и сервирован серебром. Этим вечером Бекки наконец ощутила, что страсть Алека к роскоши, пожалуй, заразна.

Он пересказывал ей местные сплетни, услышанные в клубе, потом они обсуждали подробности предстоящих действий.

— Да, слуги немного шокированы, но не обращай на них внимания, — говорил Алек. — Кстати, я не сообщал им твоего настоящего имени на случай, если кому-нибудь из них вздумается сплетничать. Не стоит рисковать.

— И как же меня теперь зовут?

— Эбби.

— А сколько времени тебе потребуется, чтобы выиграть пять тысяч фунтов?

— Надеюсь, не много. Недели две или около того, если, конечно, все пойдет хорошо.

— Чудесно. — Бекки начинала понимать, как легко можно пристраститься к такому быстрому способу разбогатеть. — А сегодня вечером ты играешь?

— Нет, — отвечал он с чувственной ноткой в голосе. — Сегодня — нет.

Бекки покраснела.

Несколько мгновений они не могли отвести друг от друга жадных глаз. Бекки чувствовала, что ее сердце начинает колотиться.

— Надо найти какой-нибудь другой способ развлекаться, как ты считаешь?

— Я могу кое-что придумать.

— Уверена, милорд, можете. — Она улыбнулась ему слегка порочной улыбкой, опустила взгляд и поднесла к губам ложку лимонного мороженого со свежей черникой. — Когда?

— Как только ты передумаешь и решишь выйти за меня замуж, — отвечал он и уставился в газету, где сообщались ставки на скачках и другие спортивные новости.

— Но… — Голос Бекки дрогнул.

— Да? — Алек поднял глаза с видом притворного безразличия.

Бекки нахмурилась.

— Но дело не в том, что я не хочу выходить за тебя замуж. Я знаю, это компромисс, сейчас даже больше, чем раньше. Но…

Он приподнял бровь.

— Но я слишком легкомысленный тип, и ты не веришь, что я сумею измениться? — Его слова поразили Бекки. — Я уже несколько раз слышал такое.

— На самом деле я хотела сказать совсем другое.

— Отлично. Беру свои слова назад. Итак, но — что?

— Как я тебе уже говорила в той маленькой церкви, у женщины тоже есть честь. Посмотри, сколько ты для меня сделал. Ты заслужил счастье. Я больше кого-либо другого должна думать о твоем счастье. Плохо уже и то, что я втянула тебя в свои беды. И я не хочу сделать тебя несчастным до конца твоих дней. Ты же не хочешь жениться. И ты свободен как ветер. Ты не виноват в том, что произошло. И ты не обязан жертвовать собой ради чести.

Алек отвел глаза, закусил губу и потер бритую щеку. — Брак с тобой, Бекки, трудно назвать наказанием. Она покраснела до корней волос, опустила трепещущий взгляд.

— Ты просто меня успокаиваешь.

— Нет, я говорю это лишь потому, что хочу заполучить тебя в свою постель.

— Но, лорд Алек, — самым скромным тоном начала Бекки. — На свете нет другого такого места, где я оказалась бы охотнее, чем в вашей постели.

Она внутренне л и копала, отметив его пораженный взгляд;

— К несчастью, — сладким тоном продолжала Бекки, —я не могу с вами согласиться, пока в самом деле не поверю, что вы действительно хотите на мне жениться. Если такое произойдет, — она обожгла его страстным взглядом, — то моей целью, моим долгом, да что там говорить — моей миссией как вашей возлюбленной и как товарища станет задача заставить вас забыть всех других женщин, каких вы знали в своей жизни.

34
{"b":"9101","o":1}