ЛитМир - Электронная Библиотека

— Михаил, я добыла тебе девчонку. Осторожнее! Твои звери уже убили Ника Рашфорда и Дэниела Фортескью. Разве этого недостаточно?

— Я сам буду решать, достаточно или нет. — Князь подошел к Еве, нависая над ней как скала. Она в страхе отступила на шаг к двери. — Ева, ты сама должна кончить это дело. В конце концов, это ведь ты его начала, так? Ты влипла по самую макушку и теперь будешь делать то, что я тебе говорю. Если, конечно, не хочешь оказаться на виселице за похищение. Так что предлагаю тебе поступать, как я сказал. Приведи его. Одного.

Баронесса вылетела из дома и через минуту уже проскакала мимо окна. Как только она отправилась со своей миссией, Михаил прикрыл искореженную дверь и повернулся к Бекки, сидящей со связанными за спиной руками на длинной деревянной скамье.

Князь нагнулся и посмотрел в лицо девушке, при этом в его глазах отразилось мрачное удовольствие.

— Наконец-то, моя маленькая кузиночка. Мы ведь с вами кое-что не закончили. — Он схватил пригоршню ее волос, оттянул назад голову Бекки и подушечкой большого пальца притронулся к ее разбитым губам. — Мила, очень мила, — нарочито сладким тоном проворковал он.

Лицо Бекки стадо белым как мел. Железной рукой он надавил ей на плечо, и, несмотря на сопротивление, девушка вскоре опрокинулась на спину. Ее трясло от ужаса.

— Я же сказал, что проучу вас так, что вы запомните на всю жизнь. Правда, вам пришлось подождать.

Бекки стала вырываться, стараясь уклониться от его грубых поцелуев, но когда он начал расстегивать свои лосины, девушку захлестнул такой беспредельный страх, что она взмолилась:

— Нет, Михаил, нет! — Она вывернулась из его рук. — Подождите, прошу вас! Выслушайте меня!

Михаил схватил ее за глотку и угрожающе сжал.

— Заткнись и раздвинь ноги! Ты ведь раздвигала их для него?

— Это я и хочу вам сказать. — Бекки отчаянно пыталась задержать его. — Лорд Алек… он… заразил меня французской болезнью.

Князь замер, настороженно глядя на девушку.

— Вы ведь знаете, какой он распущенный! — Она старалась не опускать глаз и молилась, чтобы князь ей поверил.

Губы Михаила презрительно изогнулись. Он перестал расстегивать лосины, но облегчение Бекки оказалось кратковременным. Курков по-прежнему прижимал ее к лавке, а другой рукой достал пистолет.

— Отлично. Пусть будет по-твоему. О нет! Теперь он ее просто застрелит!

Но, к удивлению Бекки, князь злобно улыбнулся, разрядил пистолет и положил на стол металлический шарик. Пуля покатилась, упала на пол и застряла там в щели между плитами.

— Какая разница, — прошептал он и поднес дуло ко рту девушки. — Поцелуй его, — приказал он.

Бекки отвернула лицо, а затем сердце ее совсем вырвалось из груди, когда она почувствовала, что Курков вдавливает пистолет ей между ног, согревая холодный металл о внутреннюю сторону ее бедер. Глаза девушки расширились от ужаса, когда она с омерзением поняла, что он собирается делать. Она закричала и с диким отчаянием пыталась ногой выбить у него оружие. Михаил захохотал, толкнул ее снова на лавку и прошипел:

— Ш-ш-ш… Лежи тихо. Только хуже себе делаешь.

Бекки боролась с такой яростью, этот кошмар так захлестнул ее, что она не услышала топота копыт подскакавшего к дому всадника. Михаил дико хохотал, пытаясь просунуть пистолет ей между ног, но тут в дверь сильно застучали.

— Ваше сиятельство! Два слова! Прошу вас!

— Что такое? — пролаял Михаил.

Раздалась быстрая русская речь. Слова звучали угрожающе, но единственным словом, которое поняла Бекки, было «Уэстленд».

Михаил отпустил ее, осторожно отняв руку от ее горла. Бекки, охваченная диким, неуправляемым гневом, тут же вскочила и изо всех сил лягнула его.

Курков обернулся и с размаху ударил ее по лицу.

— Ну-ка, сядь!

Девушка и так нетвердо стояла на ногах, теперь же она отлетела к стене, сильно ударилась головой о камень и без чувств рухнула на скамью.

— Приехал Нелюдов? — зловещим эхом повторил Михаил.

— Мы сначала не поняли. Он прошел в дом очень быстро. Было темно.

— Уэстленд его принял?

— Да, ваше сиятельство. Они долго разговаривали. Леди Парфения была с ними. Видимо, Уэстленды каким-то образом обнаружили наше присутствие, потому что Нелюдов вышел, чтобы с нами расправиться. Он убил Бориса и Юрия, Влада увел с собой, а я убежал.

— Царь послал за мной своего главного палача. Этому есть только одно объяснение, — пробормотал Михаил, вспоминая, как долго не получал известий от своих сообщников из России. У него сильно застучало сердце. Он ощутил дурноту, но справился с собой, изображая внешнее спокойствие. — Заговор раскрыт.

— Дело еще хуже, господин. Нелюдов обратился за помощью в местный гарнизон, чтобы арестовать вас. После того как он напал на нас у Уэстленда, я побежал в отель, надеясь, что вы вернулись туда после игры. Там вас уже дожидались по крайней мере двадцать вооруженных драгун.

— Проклятие! — Михаил стукнул по двери кулаком, в кровь разбивая костяшки пальцев. Ему казалось, стены смыкаются над его головой. — Наверняка эта маленькая дрянь в соседней комнате каким-то образом добралась до Уэстлендов. Не помогли все наши старания. Видимо, ей помог Алек Найт. — Он холодно посмотрел на своих людей. — Это вы виноваты. Вам было приказано ее найти и остановить, пока она не наделала бед. Вы подвели меня. — Он отвернулся и отошел в сторону. В висках у него стучало.

Казаки смущенно переглянулись.

— Я сам допрошу Ребекку и узнаю, как много она им рассказала. — Князь посмотрел на расцарапанную кожу кистей. — И тогда, как видно, игра будет кончена, — помолчав, бесстрастно закончил он.

— Господин, тут рядом море. Зачем ждать, пока вернутся леди Кампьон и этот англичанин? Еще есть время скрыться. Мы можем уйти прямо сейчас. Раздобыть лодку легко. Успеем до того, как они нас найдут.

— Бежать? — Михаил не мог примириться с мыслью об отступлении, да он и не знал, куда можно бежать. Если заговор раскрыт, какая страна его примет? — Нам повезло, что девчонка у нас в руках, — подумал он вслух. — Она может оказаться нашим единственным залогом. Конечно, скоро у нас будут еще Алек Найт и Ева. Если Нелюдов или кто-нибудь еще попытается захватить нас, можно будет убивать их по одному.

— Ваше сиятельство обещали отдать нам человека, который убил наших товарищей, когда мы его найдем, — пробурчал Сергей себе под нос.

— Как ты смеешь говорить о каких-то требованиях? Я буду приказывать, а вы — выполнять.

— Наши братья должны быть отомщены!

Михаил громко фыркнул и отвернулся. Только этого ему сейчас и не хватало! Брожение среди его собственных казаков. Он прекрасно понимал, что без них обречен.

— Хорошо. Когда леди Кампьон привезет Найта, можете его убить. Но по крайней мере сделайте мне одолжение — пусть он умрет медленно. Я с удовольствием послушаю, как этот самовлюбленный ублюдок будет молить о пощаде.

— С удовольствием, господин. Благодарю вас.

— Оставайся здесь и стереги девчонку. — Михаил пошел к двери. — Бегство скорее всего невозможно, если Нелюдов блокировал залив. Я сейчас вернусь. Пойду сам посмотрю.

— Да, ваше сиятельство.

Михаил прошел по лесной тропинке около двухсот ярдов до открытой, заросшей травой поляны, откуда открывался широкий вид на море. Высокий утес почти отвесно спускался к морской пучине. Внизу не было никакой песчаной полосы, из моря торчали лишь крупные обломки острых скал.

Поставив ногу на серую каменную осыпь на самом краю обрыва, Михаил, щурясь, смотрел в море. Солнечные блики играли на невысоких волнах. Князь стиснул челюсти и покачал головой — на горизонте виднелись силуэты двух кораблей королевского флота. Этого он и боялся. Нелюдов слишком ловкая бестия, чтобы не перекрыть возможные пути отхода. Корабли выдвигались на позиции, чтобы перехватить любое судно небольшого размера, если оно попробует проскользнуть мимо, и открыть огонь по любому кораблю, который не выполнит приказ остановиться. Князь сжал кулаки. Слишком поздно. Бежать не получится, остается один путь — заложники.

62
{"b":"9101","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Текст
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Всеобщая история любви
Рождественское благословение (сборник)
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Служу Престолу и Отечеству