ЛитМир - Электронная Библиотека

Зарычав, он решительно отбросил мысли о поражении, повернулся спиной к морю и зашагал к развалившемуся коттеджу, чтобы основательно допросить кузину. Надо было узнать, как много она рассказала Уэстленду, и он с удовольствием выбьет из нее правду.

Когда Ева появилась на вилле, ее хотели сразу арестовать за участие в похищении, но Алек чуть ли не силой удержал власти от этого шага, ибо она — единственная, кто может привести его к Бекки.

Один взгляд в глаза Евы сказал Алеку, что на сей раз она сама стала жертвой страсти. Возможно, баронесса даже начала понимать, что вынудило молодого человека угрожать ее жизни, ибо она, хотя и передала ему приказ Куркова явиться одному и без оружия, все же попыталась отговорить Алека:

— Они убьют вас.

— Пусть попробуют, — отвечал тот, взлетая в седло. Чистокровный гунтер, которого он выиграл на турнире, был оседлан заранее. Алек предполагал, что ему потребуется лошадь, и отдал приказания груму.

Ева пребывала в сомнении. С одной стороны, ей вовсе не хотелось возвращаться к этому сумасшедшему, но с другой — она уже все равно оказалась соучастницей преступника, теперь у нее просто нет выбора.

Напоследок Алек потребовал от Нелюдова, чтобы за ним ни в коем случае никто не следовал, ведь Курков обещал убить Бекки, если Алек приедет не один. Ева тоже вскочила на лошадь, чтобы показывать дорогу, и через мгновение они уже летели по загородной дороге. Их лошади стрелой проносились сквозь тенистые рощи, только пыль столбом поднималась из-под копыт.

Алек не мог думать ни о чем другом, только о Бекки, ее безопасности и благополучии, он не успокоится, пока не увидит ее собственными глазами. Он вовсе не ждал, что Курков выпустит ее, как только Алек окажется у него в руках, но все равно он, Алек, сможет хоть как-то защитить девушку. Так или иначе, но он сумеет ее освободить. Даже если это будет стоить ему жизни.

Приблизившись, Ева молча указала рукой на заросшую травой узкую грязную дорогу, которая ответвлялась вправо от основного пути. Дорога уходила вверх по крутому склону и терялась в густом лесу. Алек свернул круто вправо. Запыленное лицо его одеревенело.

Сама баронесса продолжала скакать в прежнем направлении. На развилке она тревожно оглянулась через плечо, увидела, что Алек свернул, и галопом поскакала к ближайшему портовому городу, решив, что у нее есть шанс спастись бегством.

Алек хлестнул лошадь, стиснул ногами ее бока и мрачно продолжил путь в одиночестве.

Бекки пришла в себя через несколько минут. Комната плыла перед глазами. Дверь была закрыта. Михаила не видно. Наконец-то она оказалась одна!

В мгновение ока она вспомнила все, что случилось. Сюда едет Алек, и когда он будет здесь, они его убьют. Сердце сжалось от непереносимого страха. Надо бежать.

Девушка с трудом села, осторожно наклонилась вперед, опустила ноющие плечи и кое-как сумела переступить через кольцо своих связанных за спиною рук. Потом она подняла руки вверх, поймала зубами конец веревки и в спешке пыталась развязать узел. Тут ее взгляд упал на разряженный пистолет, который Михаил бросил на столе. Пуля укатилась, но Бекки и сейчас видела, как она поблескивает в щели.

Она слышала, как в соседней комнате спорят мужчины. Смысла спора девушка не понимала, но несколько раз уловила слово «Нелюдов». Этого слова она не знала, да и не хотела знать. Единственное, что ее волновало, это успеть убежать раньше, чем Алек попадет в ловушку. Освободиться самой — единственный способ помочь возлюбленному. Надежда окрыляет.

Наконец она отбросила веревку, схватила пистолет, подняла пулю. Несмотря на спешку, Бекки едва заставила себя справиться с отвращением и прикоснуться к оружию, вспомнив, как собирался использовать Михаил этот пистолет. Она уронила серебристый шарик в дуло, проверила порох, осторожно подняла пузырек с кислотой, который оставила леди Кампьон. Бекки решила прихватить его с собой для дополнительной самозащиты. Потом бесшумно и осторожно направилась к окну.

Внезапно дверь распахнулась. Девушка стремительно обернулась. На пороге стоял Михаил. Увидев, что она крадется к окну, он выругался. Бекки направила на кузена пистолет.

— Ни шагу!

— Он не заряжен.

— Уже заряжен.

— Ах, так значит, вы не умеете как следует сделать книксен, зато умеете зарядить пистолет! Очень показательно. Что же, надеюсь, вы хорошо стреляете, ведь у вас только один выстрел. Думаете, вы попадете?

Бекки подняла пистолет.

— Не стоит меня испытывать.

— Вы доставили мне массу неприятностей, Ребекка. Насколько я понял, вы умудрились добраться до Уэстленда. И не пытайтесь это отрицать. Они теперь преследуют меня, и в этом ваша вина.

Михаил что-то резко бросил своим людям. В комнату сразу ворвались казаки. Князь махнул рукой на Бекки, которая стояла спиной к стене возле окна, с ужасом наблюдала, как окружают ее казаки, и лихорадочно думала. Если герцог Уэстленд начал действовать на основании ее письма, если власти, как утверждает Михаил, его преследуют, тогда она больше не просто пленница, она — заложница, и она нужна им живая.

Князь пробормотал еще один приказ, и казаки начали медленно сужать круг. Бекки догадалась, что он велел отобрать у нее оружие. Она переводила дуло справа налево, пытаясь держать под прицелом всех одновременно.

— Вы очень щедры, жертвуя их жизнями, — с вызовом крикнула она кузену, не сводя глаз с приближающихся казаков. — Почему бы вам не попытаться самому забрать у меня пистолет и не получить эту пулю?

Не опуская пистолета, она все сильнее прижималась к невысокой стене. Близость пути к спасению приводила Бекки в отчаяние, но она понимала, что одно неловкое движение — и она не успеет выскочить из окна, казаки сумеют ее схватить, а если она побежит, они станут стрелять ей в спину — Бекки уже убедилась: их ничто не остановит.

В этот миг до нее долетело цоканье копыт — всадник скакал вверх по склону и, очевидно, уже появился на поляне, где стоял коттедж.

— Ага! — пробормотал Михаил и задрал подбородок. В его жестких глазах загорелись огоньки злобного предвкушения. — А вот и наш герой. Едет, дурак, спасать свою прекрасную даму.

— Алек, остановись! — закричала Бекки в окно у себя за спиной. Сердце ее отчаянно колотилось, но она не посмела отвести взгляд от нападающих и обернуться назад.

— Бекки!

Краешком глаза девушка видела, как Алек соскочил с лошади и прямо направился в коттедж.

От такого безрассудства Михаил с насмешкой покачал головой.

— Хватайте его! И сначала приведите сюда. Я хочу сказать нашему счастливчику пару слов перед тем, как он умрет.

— Михаил, пожалуйста! — взмолилась Бекки. — Он не имеет к вам никакого отношения. Ничего не знает. Я все сделала сама… — В соседней комнате вдруг раздался грохот. Бекки замолчала. — Алек!

В следующий миг казаки втащили Алека в комнату и бросили на пол. Многие из нападавших не отказали себе в удовольствии пнуть лежащего носком сапога под ребра. Алек застонал от боли и схватился за живот.

Его черные скаковые бриджи и высокие сапоги были покрыты дорожной пылью, а одежда говорила, в какой спешке он откликнулся на вызов Михаила — на Алеке не было ни сюртука, ни жилета, ни шейного платка, — одна лишь свободная белая рубашка. И никакого оружия. Стоя на четвереньках перед Бекки, Алек встретился с нею взглядом. Бекки не могла вымолвить ни слова, но глаза рассказали о чувствах этих двоих. Волосы Алека были взлохмачены, в глазах отражались страдание и любовь.

— Встань, — приказал Михаил.

Алек неловко поднялся на ноги, оглядел Бекки, пытаясь понять, в каком она состоянии. Его лицо потемнело, а черты заострились, когда он заметил разорванное платье и царапину на щеке, но потом он увидел, что она сумела захватить оружие, и он почувствовал гордость за мужество своей возлюбленной. Выпрямившись во весь рост, Алек расправил плечи и вздернул подбородок. Бекки казалось, что он выглядит как принц из волшебных сказок, плененный, измученный, но непокоренный.

63
{"b":"9101","o":1}