ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек, который хотел быть счастливым
Богатый папа, бедный папа
Ветер Севера. Аларания
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
Приоритетное направление
Русские булки. Великая сила еды
Принцесса под прикрытием
Новая Зона. Излом судьбы

— Вы очень добры, раз думаете о моей безопасности.

— Понимаешь, Бекки, должен тебе признаться, что мои мотивы не совсем чисты. — Он придвинулся ближе. Десять минут назад это движение повергло бы Бекки в отчаяние, но теперь ее радовала близость этого большого сильного тела, которое заслоняло ее от улицы.

Она подняла подбородок, встретилась глазами с его голодным взглядом и нервно облизнула губы.

— Лорд Алек, хотите меня поцеловать? — чуть слышно спросила Бекки.

— Очень хочу, — хрипло произнес он. — Без титулов, любовь моя. Просто «Алек». Я же тебе рассказывал — простой младший сын.

— Смею сказать, в вас вовсе нет ничего простого, лорд… то есть, Алек.

Ладони Бекки поднялись по его груди и обхватили молодого человека за шею, в глубине души она надеялась, что если казаки и заметят целующуюся в темноте парочку, им не придет в голову заподозрить в одном из людей свою жертву.

Алек обнял девушку за талию. Сердце Бекки пропустило удар и вновь бешено застучало рядом с его грудью. Второй рукой Алек слегка отвел ее голову назад и вместо того, чтобы припасть к ее губам, вдруг замер и задумчиво заглянул ей в глаза.

— Ты вся дрожишь, — заметил он.

— Я… я просто немного замерзла. — На самом деле она дрожала частью от страха, а частью от незнакомого возбуждения, которое струилось по ее венам опьяняющей смесью.

— Тогда я должен тебя согреть.

Он сильнее сжал девушку в объятиях, потом шутливо зарычал и стал быстро растирать ей руки. Но вот его ладони замерли, он мягко обнял ее за плечи и притянул Бекки поближе, в прямом смысле пряча ее под свое крылышко. Она ощутила чистый мужской запах и затрепетала.

— Теперь лучше?

Рука Бекки лежала на его стройной талии. Девушка застенчиво улыбнулась и слабо кивнула в ответ. Алек заглянул ей в глаза и проговорил:

— Ты должна мне доверять, ma petite.

— Я попробую, — чуть слышно прошептала Бекки. Молодой человек страстным жестом обхватил ее бедра и плотнее привлек к своему мускулистому телу, Бекки почувствовала, как прижимаются к ней его грудь, живот, бедра. У нее перехватило дыхание от этого волнующего, собственнического объятия. Хищным и одновременно вкрадчивым движением Алек склонил над ней голову. Глаза его оказались совсем близко. Он вглядывался в лицо Бекки. Ее сердце застучало с небывалой силой, но если она ждала грубости, почти насилия, то истина оказалась иной — он победил ее мягкостью. Едва удерживаемая страсть дрожала меж ними, как натянутая струна.

Казаки, окружающий мир — все исчезло из ее сознания. Остались лишь этот чудесный незнакомец и восхитительное ощущение безопасности в его объятиях. Каким-то образом он заставил ее забыть о всех невзгодах и просто принять ту роль, которую он ей назначил.

Бекки прильнула к его груди. Не слишком убедительная шлюха, решила она, ощущая, как подгибаются у нее ноги, как дрожат колени, как отчаянно бьется сердце.

По улице мимо целующейся пары проехали верховые казаки. К страсти вдруг примешался страх, создавая причудливое ощущение бесшабашности.

Яростные глаза всадников обшаривали дверные проемы и боковые улочки в поисках перепуганной, одинокой девушки. Бекки почувствовала, что они с одного взгляда отвергли молодую «бедняжку», занятую своим ремеслом в компании белокурого аристократа. Она даже решила, что необузданная страсть к этому восхитительному падшему ангелу до неузнаваемости изменила ее черты. Даже покалывание выросшей за день щетины Алека наполняло ее восторгом.

Миссис Уитхорп, се домоправительница, юлами убеждала Бекки, что она — испорченная девочка и отправится прямиком в ад, следом за своей матерью. В конце концов, в этом, видимо, была доля правды, иначе чем объяснить ее готовность поддаться соблазну, исходящему от этого молодого человека?

Казаки, наверное, давно скрылись из виду, а они все стояли на прежнем месте со слитыми в поцелуе губами и жадно сплетенными пальцами. Наконец Алек хрипло прошептал:

— Господи, я умру, если не смогу тебя получить.

В ответ Бекки лишь тяжело дышала, не в состоянии произнести ни единого слова.

— Бекки, милая, пожалуйста, скажи «да»! — Алек поцеловал девушку в шею. Огненная волна прокатилась по всему ее телу. — Я хочу тебя!

Сколь долго сумеет она и впредь избегать преследователей? Просто чудо, что она, совсем беспомощная, до сих пор не попала к ним в руки. Но когда ее схватят казаки и отволокут к Михаилу, ее ждет страшное наказание. Кузен со всей ясностью угрожал ее изнасиловать с самой варварской дикостью.

Если вдруг ее поиски не увенчаются успехом и она попадет в руки к казакам, пусть этот зверь делает свое дело. Лишь бы нынешней ночью у нее хватило решимости, тогда она отнимет у кузена ожидаемый приз и добровольно отдаст свою невинность мужчине, которого сама выбрала.

Лорду Алеку.

Конечно, Бекки едва знает этого человека, но один-единственный поцелуй доказал ей, что он обладает умением и способен на нежную осторожность. Что угодно будет лучше, чем жестокая беспощадность кузена, безжалостно разрывающего ее тело.

Как раз в этот момент Алек слегка от нее отстранился. Бекки заглянула в горящие страстью кобальтово-синие глаза.

— Пойдем! — настойчиво прошептал он.

Бекки прикрыла глаза, чувствуя слабость во всем теле.

— Не отказывайся! Пойдем, Бекки! Скажи «да»! Нам с тобой надо закончить то, что мы сейчас начали…

— Да.

Он на мгновение застыл, потом издал хриплый, чуть дребезжащий смешок:

— Слава Богу.

Алек по-мальчишески чмокнул ее в горящую щеку.

— Ты просто очаровательна! — восхищенно прошептал он.

Несколько секунд Бекки смотрела на него как зачарованная. Смотрела на мужчину, который должен стать ее первым любовником. Очевидно, миссис Уитхорн права: она так же невоздержанна, как и мать. Без сомнения, это самый бесшабашный поступок за всю ее жизнь, но так уж сложились обстоятельства.

Она давно привыкла полагаться лишь на себя. Нынешняя ночь должна подарить ей чудесный опыт, надо только держать в узде свое сердце. Сам Алек, видимо, так и относится к своей новой знакомой. Вот и она не отстает. Ведь это только справедливо, думала про себя Бекки, но думала с некоторым смущением.

Алек снял с себя черный фрак и накинул на плечи девушке.

— Пойдем. — Он успокаивающе заглянул ей в глаза. — Ты готова?

Бекки кивнула с отчаянной смелостью и, положившись на судьбу и Алека Найта, вложила свою ладонь в его руку.

Алек с радостью ощущал на своем лице прохладные струи дождя, освежающие и успокаивающие разгоряченное страстью тело. Сейчас он желал лишь одного — скорее оказаться с ней в постели. Ни одна девушка прежде не пленяла его с такой силой. Он стремился к новизне, и, видит Бог, он ее получил. Невозможно предсказать, что малышка сделает или скажет в следующий момент. В ней так чарующе смешивались храбрость и робость, к тому же девушка оказалась так красива! Алек почувствовал себя негодяем, который наслаждается неопытностью незнакомки, вдыхая ее, как аромат редкого цветка. В мыслях он уже видел, как превращает ее сдержанность во всепожирающее пламя. Все равно что соблазнить девственницу, только без чувства вины.

Взявшись за руки, они продолжали идти по улице.

Темнота, разгоняемая светом фонарей, окутала их своим очарованием. Миниатюрные серебристые струйки скользили по их молодым телам, дождевые капли бриллиантами сверкали на волосах и ресницах, лица и губы сияли влажным блеском. Они смело скакали по лужам, оставляя за собой дорожки прозрачных пузырей.

— Тебе не страшно? — спросил Алек, перекрикивая непрекращающийся стук дождя о тротуарные плиты.

Бекки отрицательно мотнула головой.

Алек нахмурился, беспокоясь, что такой разгул стихии может дурно отразиться на здоровье девушки, но до стоянки кебов далеко, быстрее добраться пешком — до его холостяцкой квартиры в роскошном Олторп-Хаусе всего несколько кварталов вниз по Пиккадилли.

Старинный особняк в стиле барокко давно уже поделили на отдельные апартаменты для холостяков. За фасадом здания скрывался зеленый, освещенный лампами дворик, вокруг которого сплошной линией вытянулись длинные, изящно оформленные строения — роскошные апартаменты со всеми современными удобствами, по восемь в одном здании — четыре на этаже. Алек, разумеется, занимал самое привилегированное помещение с лучшим видом из окна.

8
{"b":"9101","o":1}