ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она ненавидит меня.

— Добро пожаловать в мир простых смертных. Лазар сухо взглянул на викария:

— Да, твое сочувствие безгранично. — Он вздохнул, глядя в пустой бокал. — По крайней мере она покинула постель.

— Приходит в себя?

— Еще как!

— Это хорошо. — Викарий кивнул. — Постарайся проявить к ней терпение, мальчик. Девушке необходимо позлиться. Было бы неестественно, если бы она не испытывала гнева.

Лазар пожал плечами:

— Она мне нравилась больше, когда была одурманена опием. — Не находя себе места, он подошел к иллюминатору. — Как мне вести себя с ней, викарий? У меня такое ощущение, будто я делаю все невпопад.

Англичанин лишь рассмеялся.

— Чему ты так радуешься? — пробормотал Лазар, уставившись вдаль. — Тебе нравится смотреть на мои страдания?

— Очень. Никогда не видел, чтобы женщина так действовала на тебя.

— Как — так? — Лазар уставился на волны, внезапно ставшие голубыми. На востоке солнце пробивалось сквозь утренние облака.

— Эй, капитан, ты что, плохо слышишь?

— М-м?

— Я только что спросил, забрал ли ты семейные реликвии, которые искал в казначействе Маленькой Генуи?

— Ах да! — воскликнул Лазар. — Одну минуту, сейчас покажу.

Он прошел в каюту, открыл сейф, вытащил древний меч отца и несколько самых красивых украшений матери. С любовью вглядывался Лазар в ожерелье из бриллиантов и аметистов, когда-то оттенявших ее фиалковые глаза.

Пока Викарий восхищался драгоценностями, Лазар вытащил длинный сверток, обернутый в мешковину.

— Эксцельсиор, — благоговейно выдохнул он.

Взявшись за рукоятку огромного меча, Лазар вытащил его из ножен, украшенных драгоценными камнями. Широкое обоюдоострое лезвие сверкало золотом. Меч был тяжелее абордажной сабли. Лазар передал ножны викарию, потом вытянул меч перед собой.

— Первый король Фиори, Бонифаций Черный, изрубил вторгшихся сарацинов этим мечом. Спустя пару сотен лет французские крестоносцы, построившие первый пост у Белфорта, попытались захватить остров. На этот раз мятеж был подавлен королем Сальваторе Четвертым. Этот меч обезглавил двадцать мятежных рыцарей.

Викарий изумленно покачал головой.

— Понимаешь, все, кто вторгался на остров Вознесения, так или иначе оставили свой след. Хотя первоначально это была исправительная колония Римской империи, куда отправляли самых опасных преступников, чтобы они доживали здесь свой век в тяжелом труде на мраморных карьерах. • Викарий хмыкнул:

— Твои предки.

— Боюсь, что так.

Встав в боевую позицию, Лазар попытался махнуть мечом из стороны в сторону. При этом лезвие выгнулось и зазвенело.

Лазара потрясло ощущение меча в руке.

— Мальчиком я не мог поднять его. И поэтому видел в отце божество.

Он вспомнил рассказы о том, что Эксцельсиор все еще был в руке Альфонса, когда его тело нашли на месте расправь!. На мгновение Лазар умолк, рука с мечом опустилась, и смертоносное острие уперлось в истертый персидский ковер.

Когда они добрались до перевала Дорофио, мама взяла спящую маленькую Анну к себе на колени и откинулась на подушки.

— Боже! — сказала она. — Каким бурным было море! Слава Богу, что мы все уже на суше и в безопасности. — Едва она успела произнести эти слова, как прозвучали первые крики.

— Лазар? — словно издалека донесся до него голос викария.

Они появились словно из ниоткуда, с пистолетами и ножами. Отец, отдав распоряжения охране, выскочил из кареты с обнаженным Эксцельсиором, и на мгновение люди в масках испугались.

Лазар помнил выражение лица отца и то, как тот замер, раньше всех осознав, что их ждет смерть.

Отец повернул голову и посмотрел ему в глаза.

— Выживи, — сказал он, — и продолжи род.

Подчинившись, Лазар бросился бежать именно в тот момент, когда мужчина в маске замахнулся ножом на Альфонса, а другой выволок из кареты его маленького брата Пипа и убил, перерезав ему горло. Лазар замер от ужаса, но отец снова крикнул ему:

— Беги!

И он побежал.

Лазер бежал и бежал, а тошнота подступала к горлу. Он слышал, как позади него умирают, словно животные на бойне, охранники, слуги, фрейлины. Когда до него донеслись крики матери, он остановился и обернулся, но тут за ним бросились в погоню. Лазар бежал под раскаты грома и вспышки молний, забыв, что направляется прямо к морским скалам…

Сейчас, когда Лазар держал в руках королевский меч, принадлежавший семье Фиори со времен Средневековья, его охватило странное предчувствие, и он положил меч на обеденный стол.

— Прошу прощения, — сказал Лазар викарию и прошел на нависающий над морем балкончик, прямо под носом корабля. Схватившись руками за поручни, он опустил голову и закрыл глаза.

Какая-то часть его до сих пор оставалась ошеломленным тринадцатилетним мальчиком, полагавшим, что этот кошмар ему снится. И он все еще продолжал бежать.

Глава 9

«Тут путников охватил ужас, и они спросили:

— Что ты сделал?

Они знали, что Иона пытается убежать от Господа, потому что так он сказал им»

Аллегра сидела в кают-компании и читала Библию. Она искала утешения в древних священных словах.

«Иона ответил:

— Возьмите меня и бросьте в море, и тогда оно успокоится для вас. Потому что я вижу, что вы попали в этот страшный шторм из-за меня.

Иегова сделал так, чтобы рядом появился огромный кит и проглотил Иону; и Иона оставался в чреве кита три дня и три ночи. Из чрева рыбы он взывал к своему Господу; он сказал:

— Ты бросил меня в пучину, в самое сердце моря, и поток закружил меня. Все Твои волны бурлили вокруг меня. И я сказал:

— Я выброшен долой с Твоих глаз. Как же я смогу когда-нибудь снова взглянуть на Твой священный Храм? Воды подступали к самому моему горлу, пучина была вокруг меня.

Морские водоросли обвились вокруг моей головы. Я погрузился в страны под землей, попал к народам прошлого…»

Аллегра склонила голову, закрыла глаза и стала молиться о том, чтобы Господь дал ей наставление. Есть же причина, по которой небеса заставили ее встретиться с этим заблудшим человеком. Она просила Господа просветить ее и помочь разобраться в этой непонятной дилемме.

— Молитесь об избавлении от дьявола, сеньорита? — произнес глубокий знакомый голос.

Аллегра подняла голову и увидела, что Дьявол Антигуа неспешно направляется к своей каюте. Его властная походка, широкие плечи, уверенность, ощущавшаяся даже в том, как он приподнял подбородок, — все это заставляло девушку лишь острее ощущать безысходность плена, и это неимоверно злило ее. Как часто она вела беседы о свободе в салонах, но ни разу не подумала, что может потерять собственную.

Закрыв Библию, Аллегра проследила взглядом за своим похитителем. Сейчас он был просто воплощением морского капитана в своем темно-синем сюртуке, белоснежной сорочке и аккуратно завязанном галстуке вокруг загорелой шеи. Она прислушивалась к шагам Лазара в соседней каюте, гадая, что еще он задумал.

— Я мог бы напомнить вам, — небрежно произнес Лазар, — что это вы умоляли меня взять вас в обмен на свободу вашей семьи. Кажется, вы поклялись сделать все, о чем я попрошу — все что угодно. Именно так вы и сказали. И до сих пор я был удивительно снисходителен, не так ли?

Аллегра побледнела. Не хочет ли он сказать, что его терпению настал конец? Она не сожалела о своей клятве, но ей было бы легче сдержать слово чести, если бы отец не сделал ее жертву напрасной.

Вздрогнув всем телом, Аллегра решила пройти в каюту и выполнить то, что обещала. Она, конечно, выскажет свои возражения, но не станет противиться ему. Девушка встала, оправила платье и направилась в соседнюю каюту, размышляя о том, как подготовиться к тому, что сейчас ею овладеют?

Она стояла в дверях, наблюдая, как Лазар роется в своем столе. Капитан не обращал на нее ни малейшего внимания и, безусловно, не походил на человека, изнывающего от желания. Охваченная подозрениями, Аллегра решила выяснить, что у него на уме.

23
{"b":"9102","o":1}