ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не могу позволить, чтобы ты отдала мне такой дар.

— Почему? Он мой, и я могу отдать его кому хочу.

— Я недостоин тебя. Ведь до того, как мы встретились с тобой, Аллегра, я собирался убить тебя.

— Это уже давнее прошлое, — мягко возразила она.

— Аллегра…

— Лазар! — Поцелуем она заставила его замолчать. — Ты просил меня любить тебя. И ты знал, что так и будет. Сделай меня своей.

Одним плавным движением Лазар подхватил Аллегру на руки, вылез из лохани и опустил на постель. Переплетя свои пальцы с его пальцами, она откинулась и потянула Лазара на себя.

Он целовал и целовал ее, и она с готовностью отдавала ему всю душу в каждом своем поцелуе. Раздвинув бедра Аллегры, Лазар осторожно проник в нее.

Покоренный ее даром, он двигался так, словно ступал по священной земле. Аллегра отдала себя ему, падшему человеку, не получив никаких обещаний взамен, просто потому, что он невыносимо нуждался в ней.

Лазар поклялся себе не торопиться, хотя руки и все его тело дрожали от желания овладеть ею.

— Такая невинная! — прошептал Лазар, медленно овладевая ею и проникая все дальше и дальше в таинственные глубины, пока не уперся в девственную плеву. — Будет больно, — предупредил он.

Ее руки обвились вокруг него…

— Я знаю. О да, Лазар.

Он закрыл глаза и овладел Аллегрой, вторгаясь в нее резким толчком. Она вскрикнула, и Лазар попытался отодвинуться. Однако Аллегра притянула его к себе, борясь со слезами.

Ожидая, пока она привыкнет к нему, Лазар поцеловал ее нежную руку. Наконец боль сменилась жаждой наслаждения.

Через несколько мгновений бедра Аллегры приподнялись, словно приглашая его.

Это было облегчение, спасение, избавление.

Она ласкала Лазара, оживляя каждую клеточку его тела. Он до сих пор и не представлял себе, что такое настоящая чувственная любовь. Лазар ощущал такой прилив сил, будто только что родился заново. Он был Адамом, открывающим для себя рай.

— Я люблю тебя, — прошептал он, все еще изумляясь тому, что его губы произносят эти слова.

Ее ресницы с золотистыми кончиками затрепетали. Аллегра посмотрела на него со страстью и тревогой.

— Не бойся. Пусть все идет своим чередом. — Он улыбнулся.

— Лазар? — прошептала она.

— Да, дорогая?

Ее глаза затуманились.

— Это больно, но так прекрасно.

— Любимая! — Растроганный, он не мог говорить, а лишь снова и снова ласкал ее.

Аллегра томно застонала и обхватила его талию, прося большего. Вонзившись глубже, Лазар остановился, сделал еще несколько движений и почувствовал, что теряет над собой контроль.

Разве я смогу когда-нибудь насытиться ею? — подумал он.

Она прошептала его имя, вызвав бурю, которую Лазар так давно сдерживал. Такой страсти он не испытывал ни с одной женщиной. Задыхаясь, Лазар яростно требовал, чтобы она никогда не отдавалась другому, никогда не посмела покинуть его, позволяла ему обладать ею каждую ночь. И с каждым выдохом она говорила «да». Чувства захлестнули его.

— Аллегра!

Когда Лазар выдохнул ее имя, она проникла языком в его рот. Обхватив лицо Лазара ладонями, Аллегра страстно целовала его.

Лазар овладел ею, как ураган, словно она была последней женщиной на Земле, единственной женщиной.

Он понимал, что слишком стремителен, слишком груб, но не мог остановиться. Нет, Лазар не соблазнил эту женщину, а слился с ней, и только с ней. И им двигал основной инстинкт — инстинкт выживания. Опершись на руки, он вонзался в нее так, что казалось, сотрясается весь корабль. Она царапала, его спину, и ее стоны смешивались с его стонами.

Аллегра достигла вершины блаженства внезапно, задрожав и несколько раз громко вскрикнув. Ее лоно обхватывало его, как влажная шелковистая перчатка, и это доставляло Лазару невыносимое наслаждение.

Сила ее оргазма потрясла Лазара. Стиснув Аллегру и закричав, он излил в нее свое семя. Мир вокруг него вспыхнул и словно раскололся на части.

— О мой Бог! — Лазар обессиленно рухнул на нее.

— О Лазар! — выдохнула она.

Чувствуя, как пульсирует в ней его плоть, он поднял голову и взглянул на Аллегру. Ее глаза были закрыты, а на устах блуждала блаженная улыбка.

— Тебе понравилось, правда? — тихо спросил Лазар.

Аллегра кивнула и поморщилась, когда он отстранился. Она лежала неподвижно, а ее каштановые волосы разметались по подушке.

Он потерся носом о щеку Аллегры и положил голову на ее подушку. В тишине Лазар думал о том, что мог бы лежать вот так всю оставшуюся жизнь, вдыхая аромат ее кожи или пересчитывая веснушки.

Вскоре оба заснули, сжимая друг друга в объятиях.

Глава 19

Три недели флот Лазара пересекал Атлантику, и это были самые захватывающие и заполненные до предела дни в жизни Аллегры. Они с Лазаром забыли о еде и мало спали, с утра и до ночи говоря о будущем острова Вознесения и, возможно, определяя его историю.

Они спорили о том, на каком побережье стоит построить верфи, как реформировать уголовный кодекс. Но в одном вопросе они сразу достигли согласия, придя к выводу, что Лазар должен жениться на принцессе Габсбургской Николетт и ее двух миллионах дукатов. Обсудив эту тему, они уже обходили ее.

Аллегра прекрасно знала, что острову необходимы деньги, потому что ее отец обобрал и разорил страну. К тому же принцессу Николетт, как и ее старшую сестру Марию-Антуанетту, вышедшую замуж за дофина Франции, с рождения готовили к тому, чтобы она заняла королевский трон.

Аллегра решила довольствоваться ролью возлюбленной Лазара, к которой он питает самые нежные чувства и мнением которой дорожит. Она считала это падением, но безумно любила Лазара и ни за что не хотела остаться в стороне от такого исторического события, как восстановление власти Фиори. Все, что могла отдать Аллегра, предназначалось ему.

И каждый раз, когда Лазар приходил к ней и весь мир исчезал за голубыми бархатными портьерами, она еще больше влюблялась в него, так, что уже и не знала, вынесет ли день королевской свадьбы.

Они были не одиноки в своей работе — им помогали мудрый викарий и Бернардо, хорошо знавший чаяния народа. Бернардо, кстати, попросил у Аллегры прощения за то, что бросил ее на берегу Аль-Кума. Глядя на нее почти с благоговением, что несказанно рассмешило Аллегру, маленький толстый бард клялся, что готов для нее на все.

С того момента как Лазар открыл ящики с документами ее отца, Аллегра поняла, что как бы высоко она ни ценила своего похитителя раньше, все же не до конца осознавала его величие.

Масштабная задача вдохнула в Лазара небывалую энергию, заставила действовать. Чем более невыполнимой казалась задача, тем больше он концентрировал энергию, проявлял изоб-• ретательность и напрягал воображение. Лазар и сам не подозревал, что обладает такой силой.

Он был неутомим. Его способность сосредотачиваться сразу на десятке различных проблем поражала Аллегру. Находя ответ на один вопрос, он тут же видел способ разрешить и другие проблемы самыми неожиданными путями. Аллегра с благоговением наблюдала, как Лазар создает королевство из воздуха.

Она объясняла это тем, что он был рожден королем и обладал блестящим умом.

Аллегра тоже внесла свой вклад в его планы, разработав систему школ для крестьянских детей острова и подсказав, как лучше устроить пожилых людей. Она же предложила заложить рощу на месте расправы с королевской семьей, посадив по одному дереву в память о каждом погибшем в ту ночь.

Каждый раз, когда силы Аллегры были на исходе, Лазар вдохновлял ее, лукаво предлагая какую-нибудь блестящую идею, основанную на его богатом опыте путешествий по миру. Решение проблемы транспорта он собирался позаимствовать у Нидерландов, а общие представления о правовом уложении намеревался почерпнуть где угодно — от истории Древнего Рима до неписаных законов Братства, главным среди которых было правило: «один человек — один голос».

За одну ночь — с помощью викария — Лазар набросал конституцию и строение парламента на основе британской модели. Ни того ни другого у острова Вознесения никогда не было. На следующий день он распланировал новый Бел-форт, современный город, напоминающий Париж, с широкими проспектами и величественными государственными зданиями. Город должен был располагаться на месте средневекового замка Бел форт в высокогорной, лесистой части острова Вознесения.

52
{"b":"9102","o":1}