ЛитМир - Электронная Библиотека

Бел ничего не сказала ей о Долфе, чтобы не доводить дело до конфликта, беспечно улыбнулась и обняла Харриет. Королева куртизанок ахнула, увидев ее коней и коляску, и с легкой завистью принялась восторгаться щедростью герцога.

— Разве вы их еще не видели? — спросила Бел с улыбкой. — А я думала, что уже показала их вам. У меня хороший вкус, не так ли?

Харриет громко рассмеялась:

— Вы и ваш экипаж настолько великолепны, что я этого просто не вынесу. Заходите же, выпьем чаю.

Она потащила Бел в дом, и та с радостью подчинилась.

— Ах, моя маленькая протеже, вы взяли Лондон штурмом! — воскликнула Харриет немного погодя, когда они уютно устроились на кушетке, поставив на колени чашки с чаем. Это была та же самая комната, в которой Роберт некоторое время назад сделал ей свое необычное предложение. — Хоуксклиф, и никак не меньше! Будь я в вашем возрасте, я бы вас возненавидела. А так я испытываю почти материнскую гордость за ваши достижения. Хоуксклиф и красавица Гамильтон! Свет только об этом и говорит. Итак, рассказывайте. — Харриет бросила на Бел проницательный взгляд. — Как ваш герцог?

— Чудесно. Мне кажется, он теперь в более бодром настроении, нежели в тот день, когда я впервые увидела его…

— Да нет, простушка вы этакая, я имею в виду — как он в постели?

— Харри! — рассмеялась Бел, делаясь пунцовой, потому что даже Харриет не знала правды об истинной природе их связи.

— Такой педант, как он, наверное, либо настоящий зануда, либо извращенец. Итак, что же?

Ошеломленная, Бел раскрыла рот, но ничего не ответила.

— Ах, ну говорите же, Бел! Вы же знаете, я никому не расскажу.

— Ну да, конечно, не расскажете, кроме Арджила и Хертфорда, а потом весь парламент будет обсуждать наши отношения с Хоуком.

Харриет хмыкнула и откинулась на спинку кушетки.

— Ну что ж, похоже, он действительно Само Совершенство. — Она вздохнула и опустила глаза. — Ах, Бел, как удачно все у вас сложилось — он богат, могуществен, красив как черт, очень щедр, да еще и хороший любовник! Признаюсь, я за вас беспокоюсь.

— Почему? Как видите, у меня прекрасное положение.

— Слишком прекрасное. — Харриет покачала головой. — Я ведь вижу, как вы на него смотрите. Это совсем недурно — испытывать к своему покровителю привязанность, но заклинаю вас ради вас самой: не забывайте основного правила.

Они посмотрели друг на друга.

Конечно, Бел знала его наизусть: никогда не влюбляться.

Она опустила глаза на чашку с чаем.

— Конечно, я этого не сделаю, Харри.

— Бел! Посмотрите на меня, Бел! Вы дуетесь?

— Просто… откуда взялось это правило? — выпалила она. — Почему нам этого нельзя?

— Вы знаете почему — потому что это портит всю игру! Кто первым открывается, тот проигрывает. Вам это известно, Бел. Посмотрите, что случилось со мной.

— А что случилось? Ни одной женщины в Англии не добиваются так, как вас…

— Я отдала свое сердце моему прекрасному, бесценному Понсонби, а он разбил его вдребезги, вернувшись к жене. А теперь каждый второй любовник вызывает у меня отвращение — но я должна продолжать развлекать клиентов, потому что никакой другой жизни я не знаю. Если подумать, так я страшно несчастна. — Харриет посмотрела на камин и мелодраматически вздохнула. — Я не хочу, чтобы с вами случилось то же самое. Будьте красивы, веселы и жестоки, Бел. И никогда не влюбляйтесь.

— Но, Харриет, — начала Бел, — лорд Блессингтон женился на Маргерит…

— Я не желаю об этом слышать! — упрямо оборвала ее Харриет. — На одну Маргерит найдется тысяча таких, как мы, которые кончают нищими бродяжками в сточных канавах.

— В сточных канавах!

— Туда-то я и угожу, видит Бог, ведь у меня столько долгов.

— Ах, Харри, вы же знаете, что можете выйти за Уорче-стера хоть завтра!

— Славный глупый мальчуган, — грустно вздохнула Харриет. — Я слишком привязана к нему, чтобы согласиться, ведь я понимаю, что подобный неравный брак ни в интересах моего маленького маркиза, ни в моих собственных.

— Он, может быть, моложе вас, но все знают, что он вас любит.

— Любовь? — Харриет погладила Бел по щеке. — Ни слова больше об этой чепухе. У меня и так тяжело на душе из-за того, что я втянула вас в эту проклятую жизнь. Не желаю видеть, как она вас погубит. Не желаю видеть, как вы наделаете тех же ошибок, какие наделала я, когда мне было пятнадцать лет и я только-только начинала. Как бы ни был великолепен ваш Хоук, этот сокол, в один прекрасный день он улетит. Когда Блессингтон женился на Маргерит, он не был восходящей парламентской звездой.

Бел ничего не ответила, она рассматривала пол, и в душе у нее назревал бунт.

— Бел! — не унималась Харриет. — Неужели вы думаете, что участь Маргерит теперь, когда она стала леди Блессингтон, так уж чудесна? Ее никогда не станет принимать у себя ни одна светская леди — они даже не разговаривают с ней, хотя ее поведение безупречно! Если вы увлечете Хоуксклифа настолько, что он сделает вам предложение, его карьера государственного деятеля рухнет. Если вы лишите его этого, если вы позволите, чтобы он — в особенности он — предпочел страсть долгу, он будет жалеть об этом и в конце концов станет вас презирать, и что тогда с вами будет?

— Я знаю, все, что вы говорите, — правда, но Хоуксклиф не похож на других. Он такой хороший, добрый, такой по-настоящему благородный…

— Хватит! — сердито вскричала Харриет, вскакивая и зажимая уши руками. — Вы хотите погубить себя. Не нужно так привязываться к нему. Получите от этого человека то, что вам нужно, но будьте готовы уйти от него, как только заметите, что ему становится скучно.

— Но это звучит так холодно…

— Такова реальность, милочка моя. Я учу вас, как выжить.

Бел расстроенно вздохнула и схватила Харриет за руку.

— Не сердитесь на меня, Харри. Я стараюсь. Вы же знаете, я всегда буду слушаться ваших советов, — солгала она только для того, чтобы закончить спор.

«Харриет не все знает, — подумала она строптиво. — Может, ее основное правило и годится для обычных случаев, но мои отношения с Хоуксклифом — дело не обычное».

Харриет дулась до тех пор, пока Бел не раскрыла ридикюль и не выписала ей чек на пятьдесят фунтов — двадцать процентов от той суммы, которую Роберт положил на ее счет. Чек несколько пригладил взъерошенные перышки Харриет. Они поболтали о всякой всячине, и наконец Бел простилась с подругой. Когда она вернулась к своему экипажу, оказалось, что Долф уже уехал. Уильям доложил, что никаких осложнений с баронетом не было.

Они направились к Найт-Хаусу. Несколько раз Бел бросала взгляд в заднее окно и осматривала улицу, чтобы узнать, не рыщет ли Долф где-то поблизости. Наконец, довольная, что на этот раз избавилась от него, она оперлась подбородком о кулак и принялась смотреть в окно кареты, желая убедить себя, что Харриет ее не поняла. Роберт не похож на праздных, эгоистичных кавалеров, которые роятся как пчелы вокруг дома сестер Уилсон.

Внезапно она увидела две знакомые мордашки в толпе на углу Риджент-стрит и Бик-стрит. Она узнала своепгвось-милетнего друга бродяжку Томми, который пытался заработать монетку, метя улицу перед джентльменом в цилиндре, собравшимся эту улицу пересечь, в то время как — с ужасом увидела Бел — его девятилетний брат Эндрю, держась сзади, шарил в кармане незнакомца!

Бел изо всех сил дернула за шнурок. Уильям остановил карету. Она не стала ждать, пока он откроет дверцу, спрыгнула на землю, бросилась к перекрестку и схватила обоих мальчишек за уши. Потом не очень ласково потащила их к карете.

— Эй, леди! Пустите!

— Это я, дурачки! Неужели не узнаете?

— Мисс Бел? — изумленно завопил Томми.

— Вы что же это делаете? Хотите, чтобы вас повесили? Садитесь в карету! Живо!

— Есть, мэм!

— Есть, мисс Бел!

Побледнев и разом присмирев, они уселись в ее экипаж.

С гулко бьющимся от ужаса сердцем Бел сердито смотрела на них, задаваясь вопросом, видел ли кто-нибудь, как Эндрю шарил в кармане джентльмена. Она устроилась в коляске напротив мальчиков. Экипаж наполнился ужасающей вонью, исходившей от детей. Они были так истощены, что спокойно поместились на сиденье для одного человека.

32
{"b":"9103","o":1}